В Америке который день не утихают митинги, участники которых выражают протесты против полицейского произвола по отношению к цветному населению. Волна возмущения после убийства темнокожего мужчины прокатилась по всей стране. Metro попросило россиян, проживающих в США, поделиться своими впечатлениями от происходящего.

Давид Валинский, 31 год, журналист, живёт в Бруклине.

За последние три месяца мы увидели практически все сцены из боевиков 90-х про Нью-Йорк: огромный лайнер со звучным названием Comfort, приплывший на помощь переполненным больницам, братские могилы в городских парках, а теперь добавились горящие машины, мародёрство и разбитые витрины. Для полной картины не хватает Брюса Уиллиса в разорванной майке.

В реальность событий с трудом, но всё же верится. В городе введён комендантский час, на улице нельзя находиться с 8 вечера до 5 утра. Сделано это с целью минимизации беспорядков. "Инстаграм" переполнен расписанием протестов, проходящих сейчас по всему городу. В МакКарен парке в Уильямсбурге проходят "тихие митинги", где люди, преклонив одно колено, выражают свою солидарность с жертвами расизма и дискриминации. Другие протесты проходят менее мирно.

Протест, в котором я принимал участие, начинался в Бруклине достаточно спокойно. Люди в масках с транспарантами в руках бодро скандировали лозунги в поддержку темнокожих. В какой-то момент толпа соединилась с другой толпой протестующих и вместе двинулись в сторону Бруклинского моста. По мере движения протестующие останавливали проезжающие мимо машины. Градус нарастал. Друг, с которым я был на протесте, потом рассказывал, как в какой-то момент люди просто потеряли контроль над собой. Накопленная энергия трехмесячного карантина вырвалась наружу. Некоторые били витрины, выбрасывая на улицы содержимое магазинов, кто-то запрыгивал на крыши стоящих машин. Как в кино.

На протест меня заставило пойти любопытство. Давление со стороны местной либеральной общественности настолько повысилось, что даже самым аполитичным стало сложно оставаться в стороне.

Я живу в Бруклине, тут в принципе намного спокойнее, только по ночам летают вертолеты. Но здания в той части Бруклина, что ближе всего к Манхеттену, заколочены фанерой, даже жилые дома. Сейчас не очень понятно, во что это может вылиться и как это вообще может закончится. Митинги проводятся каждый день. Я думаю, это может закончиться, если государство пойдёт на какие-то уступки, примет какие-то поправки к конституции, например. Я не думаю, что большинство людей, ходящие на митинге, понимают, чего они хотят добиться.

Ульяна, 20 лет, живёт и учится в Тампе, штат Флорида

Протестующие, чаще всего, не виноваты в погромах. Их устраивают банды, присоединяющиеся к протестам. Такие люди видят в протестах возможность награбить и оставаться безнаказанными. И таких много, судя по фотографиям и новостям.

Что касается Тампы, то тут поспокойнее, чем в более крупных и центральных городах, конечно, но и у нас были неприятные ситуации. Например, недавно в моём районе во время протеста сожгли заправку и вьетнамский магазинчик, который, кстати, мне очень нравился. Ещё я видела, как большая толпа вломилась в обувной магазин и стала выносить всё подряд. Среди всех этих ребят был даже инвалид на коляске. И все они решили ограбить, причем казалось, что им вообще всё равно, что выносить. Магазин внутри не сильно пострадал, но там теперь только одна дверь работает на входе.

В целом, безопасности ничего не угрожает. Если не учавствовать в протестах – тебя ничего не коснётся.

Светлана, 50 лет, домохозяйка. Живёт в Портленде, штат Орегон, сейчас временно в пригороде Сан-Диего

В Сан-Диего были протесты с ограблением магазинов в Даунтауне. Ресторан русской кухни выставил перед входом бугаев и остался единственным неразгромленным бизнесом на той улице. В Портленде тоже были грабежи, ввели комендантский час. Белые протестанты в основном либерально настроены. Грабят и стреляют чёрные – им лишь бы повод для погромов был. В Рамоне, где я сейчас, был мирный протест: человек 30-40 мексиканцев и белых выступали за права афроамериканцев! Всё это затеяно против Трампа.

Виктор, 22 года, журналист, живёт в Финиксе, штат Аризона

Ситуация с протестами на юге более менее спокойная. Здесь нет такого масштаба погромов, какой есть в Калифорнии, или на Восточном побережье. Один раз попытались разгромить торговый центр, это была небольшая группа людей, после чего сразу же ввели комендантский час. Всё очень строго. На юге в этом плане – закон и порядок, потому что люди реагируют довольно чувствительно. То же самое в Айдахо, например, где группы гражданских патрулируют улицы с оружием, чтобы не давать погромщикам устраивать дебош.

Крупные протесты и погромы проходят в крупных городах, мегаполисах и их центрах. Например, все мои друзья, которые живут на окраине Вашингтона, говорят, что у них спокойно. Очаги разгрома происходят в центре Вашингтона или того же Нью-Йорка, потому что погромщикам в первую очередь интересны банки, сетевые заведения, офисы крупных организаций и тд. А это всё есть в центре города. 

С моей точки зрения, вся эта ситуация – попытка демократов "переиграть мяч, забитый в свои ворота" после неудавшихся манипуляций с тем же импичментом или Рашнгейтом. В нынешних условиях им нужны серьёзные потрясения для того, чтобы у их кандидатов были хоть какие-то шансы на победу. Крупные корпорации только подливают масло в огонь. Начиная от Netflix или Sony, заканчивая супермаркетами, которые выдают пресс-релизы в поддержку погромщиков и бунтарей.

Конечно, многие люди честно выходят на протесты, чтобы поддержать точку зрения, в которую они верят, однако на этом манипулируют "Black lives matter" – леворадикальная организация, которая и устраивает большинство беспорядков, и, разумеется, они получают огромную поддержку от левого крыла политических сил США. Но это нормальный путь жизни любой демократии. С этим Америка и раньше жила.


Напомним, в Вашингтоне 3 июня был продлён ещё на одни сутки введённый из-за беспорядков комендантский час. Сегодня, 4 июня, как сообщает Regnum, глава столицы США Мюриэль Боузер заявила, что в городе больше не будет комендантского часа. Боузер также потребовала вывести из города прибывшие из других регионов США контингенты Национальной гвардии. Соответствующее заявление она сделала на пресс-конференции.

Она подчеркнула, что власти города не запрашивали дополнительные силы для обеспечения правопорядка, а решение о вводе в Вашингтон дополнительных сил Национальной гвардии принималось на федеральном уровне, а не на уровне города.

 

Авторы текста: Мария Позина, Виктория Стаценко, Ксения Назарова