Данные о количестве жертв в результате нападения боевиков запрещенной в РФ организации Талибан приближается к двум сотням. Wall Street Journal со ссылкой на афганских чиновников пишет о 170 убитых на военной базе в провинции Балх и называет атаку самой смертоносной с 2001 года, когда талибы были отстранены от власти в стране.

По мнению эксперта Центра изучения современного Афганистана Андрея Серенко, это нападение ставит крест на возможных переговорах с Талибаном, о которых говорил ряд российских дипломатов. Однако эта организация переживает сейчас не лучший период и захват ей страны маловероятен. За последние годы Талибан потерял несколько видных лидеров и не смог взять под контроль ни один важный город. Но, помимо этого, на территории Афганистана развернулась ожесточенная борьба между спецслужбами разных стран, которые используют незаконные формирования в своих целях. Россия же предпочитает выступать в конфликте в качестве стороннего наблюдателя, считает специалист.

Об атаке.

– Они напали на солдат, которые молились в мечети, отмечает Серенко. – Это начало “традиционного весеннего наступления” которое талибы объявляют каждый год. Но это самая крупная такого рода акция, безусловно. По информации от ряда афганских экспертов за этим нападением маячит след пакистанских спецслужб, которые поддерживают талибов. По популярной версии среди местных специалистов, эта могло быть местью за деятельность афганских спецслужб, которые поддерживают боевиков, но уже на территории самого Пакистана, говорит эксперт.

О переговорах с исламистами.

Отмечается, что нападение произошло вскоре после международных консультаций в Москве о том, как привлечь талибов к переговоров с официальным Кабулом.

– Несколько российских дипломатов тогда заявили, что нужно рассматривать Талибам как реальную политическую силу с которой можно разговаривать, а не как террористов. Но после того, что произошло в провинции Балх, стало ясно, что это всё-таки террористическая организация и общаться с талибами можно только с позиции силы. Безусловно, окончательно ликвидировать Талибан только с помощью военных действий невозможно, но можно нанести им существенный урон. И после того как эти удары будут нанесены, можно будет вернуться к теме переговоров, считает Андрей Серенко.

Состояние афганской армии.

По его словам, несмотря на полученный ущерб, армия Афганистана совсем не беспомощная и воюет без существенной, кроме воздушной, поддержки западных сил уже около двух лет. За это время талибам не удалось захватить хоть сколько-нибудь крупный административный центр, не говоря о вторжении в Кабул.

– Таким образом, обманчивое мнение, сформировавшееся и в России, и на Западе, что эта исламистская группировка вот-вот придет к власти не подтверждается, поясняет специалист.

Планы США и НАТО.

В ближайшие дни в Брюсселе состоится встреча министров обороны стран НАТО, где США представят так называемый план Трампа о действиях в Афганистане.

– И, насколько мне известно, он предполагает увеличение американского контингента и усиление присутствия стран альянса в целом, говорит Серенко. – Из этого следует, что Запад Афганистан не бросает, и заявления президента страны о том, что в этом Талибану будут нанесены существенные поражения имеют под собой основание. Только за последние два года талибы потеряли двух своих крупных руководителей – Ахтара Мансура и Муллу Омара. А на прошлой неделе появилось пока неподтвержденное сообщение, что нынешний лидер Талибана Хайбатулла Ахундзада тоже убит.

Поэтому подобные подобные "акции устрашения", каким было нападение на базу в Балхе, направлены на то, чтобы американцы передумали увеличить свое присутствие, говорит политолог.

Нынешнее положение талибов.

В этой организации не всё так гладко: идет внутриклановая борьба за доступ к деньгам, власти и ресурсам, считает специалист Центра изучения современного Афганистана.

– Сейчас Талибан не находится на пике могущества, а лишь пользуется, и не слишком умело, недостатками политической системы Афганистана: коррупцией и неэффективностью власти на местах.  Но даже этих недостатков афганского режима оказывается недостаточно для захвата талибами власти в стране. Боевики, конечно, продолжат совершать террористические атаки, но установить свой контроль над страной они не смогут.

Ссылаясь на свои источники в Афганистане, Серенко заявил, что в стране идет несколько войн и одна из них – война между пакистанскими, китайскими, индийскими и местными спецслужбами, которые добиваются влияния в регионе, используя, в частности, незаконные вооруженные формирования.

Роль России в конфликте.

– Россия же сейчас выступает в Афганистане, скорее в качестве наблюдателя и не вкладывает серьезных ресурсов в эту страну. В качестве исключения можно упомянуть подготовку около пяти сотен афганских наркополицейских на базе учебного центра в Домодедово, говорит эксперт. Также РФ частично обслуживает вертолеты, находящиеся в пользовании авганских структур. США же тратит на Кабул $5 млрд в год, отметил специалист.


Нападение на военную базу в городе Мазари-Шариф произошло 21 апреля. В этот день несколько талибов, переодетых в военную форму, ворвались на машинах на территорию базы и напали на ужинавших в столовой афганских солдат.​ Также атаке подверглись военные, покидавшие мечеть после пятничной молитвы. Талибы, согласно официальным данным, использовали в том числе гранаты и винтовки.