Пионер электронной танцевальной музыки, награждённый "Оскаром", "Грэмми" и "Золотым глобусом", 13 мая даст концерт в России на сцене Crocus City Hall. Накануне выступления репортёр Metro поговорил с 78-летним диджеем о музыке и жизни

B редакции мы ласково зовём вас диско-дедуля. В повседневной жизни вас так никто не называет?

Нет. Но вы смешно придумали! Думаю, даже расскажу близким. Пусть знают, как меня можно называть, чтобы я не обижался.

В начале восьмидесятых вы были на вершине музыкального бизнеса, но потом ушли в тень. Почему?

Решил, что хочу заниматься искусством. Я переехал в Нью-Йорк и начал делать неоновые картины. В тот момент я решил немного остановиться, у меня было достаточно хитов и денег. Так что, когда диско начало выходить из моды, я не умер.

Кстати, а что теперь с вашими картинами?

Ну, несколько из них валяются в гараже как напоминание о том периоде, когда я решил отойти от мира шоу-бизнеса. Это был несколько странный период в моей жизни.

После длительного перерыва в выступлениях вы были без своих фирменных усов...

Я их никогда не любил, и они мне не нравились. Но жена убедила меня, что эти усы нужны людям, что благодаря им я узнаваем и, вообще, это мой стиль. Я пошёл ей навстречу, но, когда окончательно выйду на пенсию, уверяю вас – этим усам не жить.

"Диско-дедуля? Смешно звучит. Расскажу родным, чтобы знали, как меня можно называть". Джорджио Мородер

В мае вы впервые выступите в России. С какими чувствами ожидаете этот концерт?

Волнуюсь. В России музыка развита хорошо, у вас богатые музыкальные традиции и требовательная публика, которую нельзя "раскачать" просто так. Надо будет выкладываться по полной. И я недавно как раз видел в Сети фрагменты выступлений какого-то популярного российского артиста, который настолько классно двигался на сцене, что я просто обалдел. Надеюсь, что смогу сделать шоу не хуже. А вообще-то я рад, что впервые за свою карьеру отправлюсь на гастроли. Буду знакомиться с новыми людьми, а они будут знакомиться со мной. Классно же.

Подавляющее большинство моих друзей знает вас по работе с французским музыкальным коллективом Daft Punk, вместе с которым вы записали особенный трек. В нём вы рассказываете историю своей жизни под музыку.

О да! Я тогда подумал, какая хорошая идея, можно будет как следует наврать про свою жизнь!

Смешно. А как возникла идея поработать вместе?

Daft Punk тогда работали в Лос-Анджелесе над музыкой к фильму "Трон". Они мне позвонили и спросили, не хочу ли я с ними пообедать. Мы встретились, пообщались. Договорились записать трек. Но они ничего не сказали по поводу того, что я должен буду делать. Больше всего моей встрече с Daft Punk обрадовался сын, которому тогда было 18 лет. Он сказал мне: "Папа, ты обязательно должен с ними поработать!" И только потом, когда я приехал в Париж, они пригласили меня в студию, где и рассказали идею.

А Daft Punk можно сейчас считать лучшим коллективом в мире электронной музыки?

Да, они очень стильные, классные и вообще крутые! Но из последнего мне запомнился номер, который сделали Леди Гага и Брэдли Купер на церемонии вручения премии "Оскар". Очень трогательный и непосредственный.


1972
год стал для Мородера знаменательным – он выпустил свой первый сольный альбом.


Вы автор музыки к разным кинофильмам и даже получали за свою работу "Оскар". Какой фильм был самым сложным в карьере?

Я работал с Джерри Голд­смитом над саундтреком к "Рэмбо 3". И тут у Сильвестра Сталлоне появилась отличная идея. Он сказал нам: "Я думаю, было бы здорово, если бы в финальных титрах прозвучала песня Боба Дилана, вы можете написать песню для него?" Я написал такую песню и отправился к Дилану в гости в Калифорнию c демозаписью. Он попросил оставить запись и обещал перезвонить через несколько дней, когда примет решение. И он перезвонил, сказав, что не хочет её записывать. Это было очень печально, и я до сих пор не знаю, то ли ему не понравилась песня, то ли он не захотел связываться с таким фильмом, как "Рэмбо 3".

Вы поработали со многими известными поп-певцами современности. А кто произвёл на вас наибольшее впечатление?

Певица Sia. Я отправил ей несколько треков, такие музыкальные наброски. Она очень многое изменила, написала свои стихи и отправила мне готовую песню обратно. Я не стал абсолютно ничего менять, поскольку получилась просто великолепная песня.