Экономический кризис, через который проходит Венесуэла, не мог не сказаться на системе здравоохранения. Согласно проведенному тремя университетами – Венесуэльским, им. Симона Боливара и Университетом Католика Андрес Бельо – в 2016 году исследованию, в стране очень тревожно высокие показатели недоедания, бедности и смертности. 82 % семей живут в бедности, 9,6 млн человек питаются не чаще двух раз в сутки и страдают от перманентной нехватки в пище белка. Согласно тому же исследованию, венесуэльцы чаще обращаются к частным врачам, так как в общественных больницах наблюдается серьёзная нехватка инструментов и лекарств. И это учитывая тот факт, что у 63% нет медицинской страховки.

Совсем бедным людям всё же приходится довольствоваться лишь государственными клиниками, находящимися под контролем Министерства здравоохранения – их в стране насчитывается более 300.

Metro сходило в одну из их – Больницу Доминго Лучиани, построенную в 1987 году на востоке Каракаса. Это довольно большое 10-этажное здание с крепкими стенами и гранитным полом. Пациенты размещаются в двух или трехместных палатах с ванными. На первый взгляд, это место производит очень хорошее впечатление.

“Внутри все не очень здорово. Зачастую нет воды, из 13 операционных работают от силы 4 или 5. Огромный поток пациентов вынуждает нас работать в два раза больше. Многие врачи уехали за границу, в основном в Чили, Аргентину, Испанию, США. Там они получают хорошие зарплаты и спасают жизни людям с теми заболеваниями, которые здесь обречены”, – рассказывает Metro молодой врач, пожелавший сохранить свое имя в секрете.

Он продолжает: “Глава больницы полковник Алексис Парра распорядился повесить повсюду камеры видеонаблюдения. Он объяснил это необходимостью предотвратить кражи. Но он также разместил по этажам вооруженных людей, чтобы сохранить контроль над больницей”.

Источник отмечает, что нехватка медицинских инструментов и препаратов очень ощущается. Тем, кто ложится на операцию, приходится самим покупать всё необходимое.

“За 2 млн болливар (340 долларов) можно провести операцию. Это не должно быть разрешено, но это вопрос жизни и смерти”.
По его словам, врач получает 60 тыс болливар в месяц плюс бонус на еду (это всего лишь 10,3 долларов): ”Учитывая такие зарплаты, неудивительно, что мои коллеги покидают страну”.

В пятницу вечером в отделении неотложной помощи  многолюдно. Это вызвано и высоким уровнем преступности на улицах, и частыми беспорядками. В этот день очень быстро закончились материалы для наложения швов.

“Попытайтесь купить что-нибудь сами или ждите, когда доктор что-нибудь найдет. Хорошо, что люди периодически делают пожертвования”, – говорит одна пациентка молодому человеку с черепно-мозговой травмой, пострадавшему в уличных столкновениях. Он медленно вышел на улицу в поисках необходимого.

“Нужны железные нервы”
Хосе Рамос и его 9-летний сын Хулио рассказывают, как они демонстрировали чудеса выдержки. “Мы провели здесь 23 часа. Хулио сломал запястье, когда упал со второго этажа. Рентген не работал и мне пришлось искать, где можно сделать ему снимок. Потом оказалось, что не из чего делать гипс. Мы ждали еще шесть часов. Наконец, в больницу доставили все необходимое. Чтобы провести в отделении неотложной помощи целый день, нужны действительно стальные нервы”, – говорит Рамос.

Затем мы сталкиваемся с таксистом Эрнесто. Он рассказывает, что четыре дня назад его сбил пьяный водитель, и в итоге у него оказалась сломана нога.

“Я до сих пор торчу здесь. Меня не оперируют и не госпитализируют. Я в отчаянии. У меня нет страховки, поэтому все, что мне остается делать – ждать”, – говорит Эрнесто.

Процедурная комната очень маленькая. Здесь бинты, вата, бандажи, пластыри. Нет ни обезболивающих, ни противовоспалительных средств.

“Иногда мы просим пациентов приносить свои шприцы, чтобы дело шло побыстрее”, – говорит медсестра. Она говорит, ее ужасает то, что пациенты вынуждены лежать в коридорах. “Мы делаем все возможное. Если такие проблемы в больнице, которую считают одной из лучших в стране, я даже не хочу думать, что происходит в других городах”.

Огромное количество людей приходит сюда ежедневно. По словам медсестры, “в период с утра до полудня мы обрабатываем не менее 100 человек, и к сожалению, состояние гигиены оставляет желать лучшего”. “Раковины засорены, мусорных корзин не хватает. Носилки старые, а достать кресло-каталку почти нереально”, – говорит она.

Внезапно закричала молодая женщина. Она просит свою сестру доставить ее в хирургию. Та пролезает сквозь толпу в коридоре и бежит к доктору:

–Прооперируйте ее, спасите ее! – кричит она
–Что случилось? – спрашивает врач, глядя на лежащую на носилках женщину. У нее течет кровь из головы.
–Ей выстрелили в голову. Мы были на вечеринке по соседству и тут...
–Томограф не работает. Надо подумать, что можно сделать.

С пациентами
На следующий день ранним утром группа людей с канистрами подходит ко входу в больницу. Сегодня здесь нет воды.
Раймундо, отец пациента из гастроэнтерологии говорит: “Если бы директор больницы просто позвонил Мадуро, то проблема с водой была бы быстро решена. А теперь нам приходится таскать самим сюда воду, чтобы мыть туалет. Хорошо, хоть лифты работают, чтобы эти канистры можно было поднять”.

Согласно имеющимся данным, в этой больнице – 700 кроватей, но используются лишь 560. А тем временем многие пациенты, такие как Карлос Брито, ждут, когда же их прооперируют.

“Я упал и сломал ногу. Меня привезли сюда.  Я сдал все анализы вне больницы, заплатил много денег.  Я до сих пор не могу дождаться, когда мне сделают операцию. Мне говорят, что очередь очень длинная. Мне помогли медсестры, которые с помощью проволоки и крючков закрепили мне ногу”, – говорит Брито.

Хосе Карлос, ещё один таксист, вмешивается – он сломал в аварии ребро и малоберцовую кость: “Дружище, ты здесь только 3 недели, а я уже 72 дня. У меня нет денег на то, чтобы купить все необходимое для операции. Страховка у меня базовая, она почти ничего не покрывает. Я был в частной клинике, где мне выкатили счёт на 4,5 млн болливар (750 долларов) Я не могу столько заплатить”.

Больница Доминго Лусиани одна из немногих государственных клиник, которая постоянно принимает больных раком. Персоналу приходится постоянно бороться за своих больных, выбивая для них оборудование и лекарства.

“За последние недели линейный ускоритель используемый в химиотерапии ломался несколько раз. Нам  постоянно приходится бороться с компанией, отвечающей за работу оборудования”, – рассказал один из техников больницы.

Metro попыталось связаться с директором больницы, но он отказался от комментариев.

Текст: Элизабет Остос