3 марта группа Space во главе со своим бессменным лидером Дидье Маруани отметит на сцене столичного Crocus City Hall свой 40-летний юбилей. Незадолго до концерта француз рассказал Metro, что его вдохновляет в космосе, вспомнил Москву 1983 года и напел несколько мелодий

1. Какая история о космосе кажется вам наиболее вдохновляющей?

– С самого детства я зачарован космосом. Исследования, технологии, в том числе из СССР, на меня сильно повлияли. Я помню себя, с кем я был, когда Армстронг вступил на Луну. Меня завораживало то, что люди могут отправиться в космос. Думаю, что мы не одиноки во Вселенной. Он так велик! Недавние исследования показали, что вода есть на Марсе. Так что где-то жизнь есть, пусть и не на Марсе. Я жду встречи с Чужими!

2. Готовы отправиться к ним без обратного билета?

– Нет, вернуться мне всё же хотелось бы, так как у меня здесь много друзей.

3. Сколько раз вы бывали в России?

– 40-50. Красная площадь для меня как родной дом.

4. Какие изменения в нашей стране за последние годы вас удивили?

– В каждый визит, начиная с 1983 года, я вижу что-то новое. Не хотелось бы говорить о политике, но всё же первое это, конечно, переход от коммунизма к демократии. Чтобы построить её, нужно много времени. Мы начали этот процесс в 1789 (в этом году произошла Великая Французская революция – Прим. Ред.) и до сих пор ищем идеал. У вас было 25 лет. Это очень мало!
Помню, в 1983 году я отправился в ГУМ. В магазине площадью три тысячи квадратных метров продавалась одна зубная паста! Было очень странно видеть это! А сейчас ГУМ… Возьмите улицу Фобур Сент-Оноре, одну из самых фешенебельных не только в Париже, но и в мире. Кто мы такие? Бездомные по сравнению с ГУМом!
В 1983 году мы везли в тур всё: лазеры, звук, свет. Даже привозили воду! Сейчас же всё есть здесь. Так что да, изменения в вашей стране колоссальные!


"Есть мнение, что американцы не были на Луне. Я этому не верю".
Дидье Маруани, музыкант

5. Есть ли противоречие в том, что вы, человек с консерваторским образованием, пишите поп-музыку?

– Конечно, я не пишу симфонии... Но я, например, вдохновляюсь Шопеном. Там всегда есть мелодия. Её можно слушать и петь. Можно петь Моцарта и Бетховена.
Я, например, написал альбом Symphonic Space Dream, на котором смешал звучание оркестра и синтезаторов. Иногда я играю симфоническую концерты. Удивительно, музыка на них не меняется, но становится другой, "непростой".
Нет простой и сложной музыки... Нет, есть, конечно, сложная: Клод Дебюсси, Габриэль Форе. Не такая уж простая музыка! И сейчас есть такие музыканты, как Пьер Анри. Он давал сумасшедшие концерты (напевает странную мелодию) И так два часа! Можно я послушаю Чайковского (смеётся)?

6. Кстати, Моцарт и Бетховен – разве они не поп-артисты для своего времени?

– Да, конечно! Взять, например, того же Шопена (поёт – Прим. Ред.). Это же песня, мелодия! Французский композитор Серж Генсбур взял эту прелюдию, попросил спеть актрису Джейн Биркин и получилось просто потрясающе. Почему? Потому что мелодия красивая!

7. Может, и о вас кто-то скажет спустя пару веков – вот это классика.

– Кто знает. Хотелось бы! Но в первую очередь мы, композиторы, всё же пишем для себя. Написать хорошую песню – большое счастье. А ещё и увидеть, что она нравится публике, завоевать успех – это одна из самых лучших вещей, которая вообще может произойти с человеком. О большем и нельзя мечтать!

8. Хорошо ли, что много людей сейчас может создавать музыку, имея под рукой просто телефон?

– Да! Это же развитие технологий. Когда появился электронный звук, мы были очень вдохновлены. Вау, электронный звук, такой чистый! Но сейчас я, когда готовлю аранжировку для тура, предпочитаю аналоговый саунд. У него есть свой шарм. Использовать его – всё равно что использовать гитару. Её звук идёт от сердца, не от электроники.
Был такой французский певец Шарль Трене. Знаете его песню La Mer? (Поёт) La mer, Qu’on voit danser, Le long des golfes clairs, та-ба-да-ди... Трене написал 300 или 400 песен, и даже не умел играть на пианино! Чем больше у людей инструментов, тем больше будет музыкантов и композиторов, и это замечательно!