Страны, охваченные эпидемией коронавируса, постепенно пытаются вернуться к привычной жизни. Как переживают карантин люди в Великобритании, Metro рассказал бывший россиянин, владелец мини-отеля в графстве Норфолк Борис Коношенко.

– Почему в Англии так много заболевших и умерших?

– Поначалу люди не оценили всю серьёзность ситуации. А после Брексита у правительства было ощущение, что они знают лучше, чем вся Европа. Такая эйфория! И реагировали медленнее, чем в той же Германии. Консерваторы долго думали, а как же экономика, она же провалится… И в этих сомнениях протянули время. По некоторым оценкам, если бы они на неделю раньше объявили карантин, то умерло бы на 12 тысяч меньше.

Кроме того, после кризиса 2008 года в стране был тренд на экономию во всём. Экономили, экономили, и это привело к тому, что на складах не оказалось ни тестов, ни средств защиты. Когда всё пошло по экспоненте и нужно было отслеживать контакты и тестировать, то делать это было нечем. Началась катастрофа с точки зрения того, как это было организовано в больницах и домах престарелых. Это, конечно, с английской точки зрения. С российской – это может быть был и порядок. Но здесь все привыкли, что они Грейт Британ – у них всё самое лучшее! И в этой ситуации возникло невольное сравнение с другими. И когда ты понимаешь, что у тебя результат такой же, как у правительства Испании и Италии…

– Спесь погубила?

– Да. Отчасти спесь консервативная погубила. Но нужно сказать, что тут ежедневно публикуют честную статистику. Отчёты о количестве смертей в домах  престарелых. Когда 20 тысяч, 30 тысяч, сейчас уже за 36 тысяч перевалило. Это тяжёлая эмоциональная нагрузка! Англичане перепугались. Тем более что у англичан не такое простое отношение к смерти, как у русских.

– Что имеется в виду?

– В России это в каком-то смысле часть жизни, а тут… Англичане гораздо больше боятся смерти, чем русские. Когда стали показывать по телевизору, что все умирают, то улицы сразу опустели.
Правительство сфокусировалось на строительстве госпиталей временных, завезли “вентиляторы”. Боялись, что не хватит. Но многие умирали в домах престарелых.

– Какие ограничения коснулись вас?

– Когда началось – 20  марта – закрыли всё, кроме продуктовых магазинов. А в них установили стёкла на кассах, протирали тележки.

– Масочный режим объявляли?

– Нет. И сейчас не объявляют. Потому что нет масок. Их не купить. Нет производства – всё было из Китая. Просто советуют закрыть лицо любой тканью. У меня маска из обычного полотенца – ткань, две скрепки и резинки. Некоторые просто закрываются шарфами. Многие носят перчатки по собственной инициативе, хотя это необязательно.

В начале эпидемии правительство быстро выделило группу людей, для которых коронавирус особенно опасен. Двадцать лет назад после автомобильной аварии мне удалили селезёнку. И меня включили в группу риска. Мне пришло письмо, что я не должен вообще показывать свой нос из дома. Раз в неделю мне начали доставлять продукты.

– Бесплатно?

– Да, бесплатно. Такая большая коробка, в ней картошка, фрукты, фрикадельки.

– Вводили штрафы за нарушение карантина?

– Штрафы вводили, но я не помню, чтобы их применяли. Англичане достаточно сознательные. И, скорее всего, это были строгие рекомендации, чем приказы. Но в России этого бы не хватило – после рекомендаций тебя просто послали бы. У нас тоже были идиоты, но их не так много. Были и те, кто громил вышки 5G. Но большинство дисциплинированно сидело дома. А по телевизору показывали, как сохранить здоровье, про рост насилия, как люди страдают.

– От чего страдают?

– В Англии очень развита социальная жизнь. Общение, сельские ярмарки, пабы. Паб – это здесь не ресторан, а место встречи, где концерты могут устраивать, место для общения. Я два месяца уже никуда не выбираюсь. С этой недели разрешено упражняться на улицах. Бегать можно было и раньше, но рядом с домом, теперь можно куда-то поехать для этого. Люди начали встречаться в садах. К нам вчера приезжали знакомые из соседней деревни. Мы поставили отдельные столы на расстоянии трёх метров и так общались.

– Что-то начали открывать?

– Открыли парки недавно. Вместе могут гулять члены одной семьи на расстоянии 2 метра от всех остальных. Открыли садовые центры и магазины по продаже велосипедов, но только те, что торгуют на улице.
С 1 июня обещают открыть частично школы – только для некоторых классов. Но профсоюзы учителей выступают против, так как не могут безопасность обеспечить. При этом родители могут сами решить, отпускать детей в школу или нет.

– Многие в Великобритании работы лишились?

– Не так много, как, например, в США. У меня мини-отель. Я сразу отменил все брони, закрыл, но нужно платить садовнику, уборщице. Садовник приходит, а уборщице делать нечего, но ей всё равно как-то жить нужно. Я написал заявку и получил через три дня 10 тысяч фунтов. Это хорошие деньги. Мне этого хватит на их зарплату до конца года.

– То есть фактически государство платит тем, кто лишился работы, через их работодателей?

– Получается так. Поэтому пока увольнений в стране немного. Те, кто лишился работы – бармены, стюардессы – они могли бы, конечно, пойти в курьеры, но им страшно, и зарплату компенсируют, так что они сидят дома. Но с определённого времени (кажется, с июля) государство будет компенсировать только половину, а другую – работодатель. Вот с этого момента, я думаю, начнутся увольнения.

– Ваш уровень жизни снизился?

– У меня были накопления, плюс по пятницам продуктовые посылки получаю. Но с точки зрения культурной жизни я стал даже богаче – теперь столько возможностей. Знаете, я сейчас смотрю трансляции с разных театров – из Мариинского, из Большого… Огромное удовольствие получаю. Это всё раньше было недоступно! Просто прекрасно. Я, допустим, хотел посмотреть какие-то спектакли Пермского театра оперы и балета. Как я их посмотрю? В Пермь ехать? А теперь Пермь стала ближе. И я чаще общаюсь со своими родственниками и друзьями со всего мира. Все научились “зумиться”.
Кроме того, играю на органе для нашего прихода онлайн. Сначала всё звучало ужасно, как на губной гармошке. Но я приспособился, технически продвинулся – и стало лучше.

Люди стали больше общаться. Раньше думал, ну, чего я буду людей беспокоить? А теперь целый день “зум-зум-зум”. В Англии очень популярны викторины, лото. Теперь тоже по Сети люди играют. Я стал больше общаться с людьми, которые удалены, я получил доступ к культурной жизни разных стран.

Читайте также: Немцы на карантине вспомнили советское время

Врачей героями не называют: медбрат из Израиля рассказал, как страна выходит из карантина

Американцы поверили в реальность вируса