Сергей и Анна Опалковы - российские бизнесмены, которые много лет работают в Сингапуре, рассказали Metro, как местные предприниматели и обычные граждане переживают коронавирусный кризис.

Какая сейчас ситуация, какие правила карантина действуют?

Сергей: Правила такие - все сидят дома. Регулярно выступает премьер-министр и говорит, что, пожалуйста, оставайтесь дома. Ежедневно выступает министр здравоохранения, который говорит: “Пожалуйста, оставайтесь дома”. Формально можно выходить из дома по нескольким причинам: в магазин за продуктами, заниматься спортом, отвести детей в садик.

Анна: Но садик работает только для детей, чьи родители ходят на работу – кому разрешили. Это касается транспорта, общепита, медицины, коммунальных служб.

Сергей: Гулять можно, но только возле дома и в маске. Бегать и на велосипеде можно без. Если тебя поймают гуляющим без маски, то оштрафуют на 300 сингапурских долларов – это 15 тысяч рублей на ваши деньги, второй раз - до 1000 долларов, а потом уже суд и могут посадить в тюрьму. В городе работает около 30 команд “инвестигаторов” (Investigator - следователь), которые отслеживают связи зараженных. Всех, у кого положительный тест, они пытаются отследить – с кем те общались - и дают 2 недели обязательного карантина дома. Нарушишь - выйдешь - штраф. Им несколько раз в день звонят по Skype и просят показать картинку, что они дома. Причём формально ты даже по квартире ходить не можешь. Обязан сидеть в отдельной комнате без контактов с семьёй. И ещё прикольный факт - всех местных, кто прилетает из-за границы, возвращается домой, селят за счёт государства в отели 4 или 5 звезд без права выходить из номера 2 недели. Охрана стоит и запрещает покидать номер гостиницы, еду приносят в номер. И это тоже за счёт государства.

А маски раздают бесплатно?

Сергей: Да. Но за ними нужно идти в определённое место - что-то вроде домоуправления в своём районе. При этом их ещё и продают на каждом углу. Правда очень дорого - по 28 долларов за 50 штук. Хороший пример карантина по-сингапурски. У нас очень распространены домработницы с Филиппин – много у кого они живут, их в Сингапуре, наверное, около 200 тысяч. Так сначала всех вежливо попросили, что, пожалуйста, не отпускайте свою домработницу на выходной – заплатите ей, как за рабочий день, чтобы она не выходила на улицу в воскресенье. Дело в том, что по воскресеньям они любят выйти на пляж, в парки, устраивать там пикники и тусоваться. Первый день мало кто остался дома. Всё, через неделю объявили, что просто запрещено выходить под страхом штрафа. То есть тут всегда сначала просят, а только потом начинают дрючить.

Анна: Надо понимать, что не всегда получается и попросить эту домработницу. Она может тебя просто послать и сказать: “А мне надо”! А некоторые знакомые так рассуждают, мол, как я могу её не отпустить? Она же мне не рабыня. Есть такие, скажем так, “неумные” люди, которые считают, что сейчас как раз время говорить о каких-то правах. А дело ещё в том, что эти домработницы (Maid) общаются с бангладешскими рабочими, которые живут в общежитиях, где нет никакой социальной дистанции. Вот, чтоб они не слишком плотно общались, этих “мэйд” и закрыли по домам.

А эти бангладешские рабочие живут в отдельных районах и не могут свободно перемещаться по городу – только вместе с работодателем на грузовичке. То есть сами они выходить не могут - это запрещено. Они ограничены в движении. И, мне кажется, благодаря этому, несмотря на то, что у них много инфицированных, это не распространилось в таком бешеном объёме, как могло бы быть в какой нибудь очень демократической стране, где бы очень сильно уважали их права, и они бы ездили в метро.

Читайте также: Образцовый Сингапур не справился с коронавирусом

Общепит полностью закрыт?

Анна: Общепит работает только на доставке. Кстати, на доставке всё это отразилось очень интересно. У нас есть агрегаторы по доставке, как и везде. Так вот они у нас сейчас берут до 30 процентов с заказа! Это вообще не выгодно. Мы и в мирное время не были в этих агрегаторах. Но теперь в условиях, когда все рестораны и ресторанчики вынуждены работать только на доставку, народ поделился на тех, кто пошёл к агрегаторам и тех, кто сделал собственную доставку. Тут двое бизнесменов - муж с женой - сделали на Facebook страницу, где любые рестораны могут выставить рекламу при условии, что они сделают доставку без агрегаторов. Я стала пятисотым членом этой группы, этого проекта, и это было 10 апреля. А сейчас там более 60 тысяч!

У вас много заказов?

Сергей: Нам, в каком-то смысле повезло. Незадолго до карантина мы объединили два бизнеса - онлайн доставка русских продуктов – “Бублик” и испанский ресторан. В ресторане убрали столики, завезли туда продукты, и кухня работает на доставку. Перед католической Пасхой нам привезли устриц - мы тысячи полторы продали, едва успевали открывать.

Анна: До коронавируса, тут, можно сказать, работник выбирал себе место работы, а теперь всё перевернулось – работы мало и уже владельцы бизнеса могут выбирать себе сотрудников. Много прекрасных поваров остались без работы. К нам пришёл повар устраиваться – очень крутой. Он был шефом в другом ресторане, до этого работал в мишленовском ресторане. А мы ему предложили открывать устриц. Он без проблем надел фартук и выполнял эту однообразную рутинную работу. Только благодаря ему мы и справились. А наши повара в это время делали горячую еду на вынос. Менеджер ресторана выучил названия блинов, пельменей, слово “чебуреки”, имена наших русских клиентов. Я им всё объяснила, научила капусту квасить, блины печь, творог делать для запеканки. Теперь у нас русско-испанское меню!

Вам пришлось сокращать штат – увольнять людей? Насколько это сложно?

Сергей: Такого понятия как “сокращение сотрудников” в Сингапуре вообще нет. Всё оговаривается контрактами. Мы уволили трёх работников - одного местного (мы его буквально 2 недели назад взяли на испытательный срок, так что было просто уволить) и двух малазийцев иностранцев. Один на самом деле сам сбежал (даже зарплатой за неделю пожертвовал не стал получать), а со вторым расторгли контракт. Вообще в Сингапуре трудовое законодательство для бизнесменов намного лучше, чем в России. Здесь уволить человека намного проще. Особенно с высокой зарплатой. Если у человека зарплата выше 4 тыс долларов, то в его контракт можно включить условие, что мы можем уволить его в течение часа. И это легально. У кого поменьше зарплата, начинает действовать закон о защите рабочих. Это сложнее - ты должен его за месяц предупредить. Но при этом выговор, например, тут можно сделать по смс. То есть опоздал человек – пишешь, что он нарушил контракт. Три таких смс и я могу его уволить за нарушение контракта сразу, без предупреждения за месяц. Потом, если я обязан за месяц предупредить работника, но и он обязан уведомить меня, что собирается уйти. И если он сваливает – просто завтра не выйду, то он мне обязан месячную зарплату вернуть. Это очень круто с точки зрения бизнеса. Я к чему - ты можешь договориться с работником. Ещё в марте я понял, что будет жопа, хотя ещё не объявляли карантин и все работали, я предложил сотрудникам допсоглашение, что мы, возможно, будем вынуждены снизить зарплату за апрель в связи с тем, что у нас не будет достаточно выручки. И все это подписали, и это является официальной бумажкой. А многие просто закрылись и сказали: “У нас нет денег”. И что тут сделаешь? Тут нет, как в России, уголовной ответственности за невыплату заработной платы. Работник может пожаловаться в Минтруда. И что? Придут, проверят контракты и их соблюдение. Нет денег - могут банкротом объявят. Но тебя не заставят выплатить эту зарплату. Нет такого принуждения.

Государство как-то поддерживает вас в настоящее время?

Сергей: В конце концов в стране сделали компенсацию зарплатной части. Выделили несколько наиболее пострадавших отраслей: авиация, туризм, общепит и так далее, и, в нашем случае, позавчера на счёт упало 35 тысяч долларов - эта сумма полностью покрывает зарплату всех наших сотрудников за апрель. Полностью. При этом, зарплату погашают только наёмным сотрудникам, но не учредителям. И мы не писали никаких заявок, ничего не доказывали – ни одной бумажки. Просто пришёл перевод. Они – государство – всё знают: сколько сотрудников, какая у них зарплата из документов, которые мы ежемесячно подаём в пенсионный фонд. А самое прикольное, кстати, что такие же два платежа на зарплату будут в июле и октябре. А считаны они будут по средним зарплатам наших сотрудников за апрель и май. Этим меня замотивировали платить зарплату, а не положить эти деньги в карман.

Анна: Плюс моему арендодателю 50% аренды моей за май и за июнь оплатило государство. Соответственно, мой арендодатель выставил мне только половину счёта. А для тех, кто арендует у государства, совсем убрали арендную плату. Тут, конечно, нашлись те, кто сдавали в субаренду - посредники. Эти засранцы, попытались выставить полные суммы. Но тут такое не прокатит. Любая жалоба и всё возвращается на справедливые рельсы.

Можно сказать, что у вас всё хорошо?

Сергей: Нет, конечно, всё упало, надеемся выйти хотя бы в ноль. Но у соседей ещё хуже.

Анна: Хуже всего премиальным ресторанам, которые в крутых местах были, где нибудь на крыше с потрясающим видом. У них аренда по 100 тысяч в месяц. Им, конечно, проще не работать совсем, брать помощь на зарплату и сидеть на паузе. Некоторые мелкие бизнесы закрылись… У большинства всё очень плохо. Нельзя сказать, что во всём мире кризис, а у нас тут оазис. Несмотря на все меры, конечно, бизнес у всех идёт плохо или не идёт совсем.

Когда, как вам кажется, всё это закончится?

Анна: Мне кажется, карантин могут продлить ещё недельки на две, но и потом отменять ограничения будут постепенно. Думаю, восстановление будет медленным.

Сергей: Рестораны, наверное, будут выходить из кризиса быстрее всех. Ведь Сингапур считается самым большим местом в Азии, где люди тратят деньги в ресторанах. Тут вообще не принято готовить дома. 300 долларов в месяц тратит на еду вне дома каждый житель, включая стариков и младенцев. Это очень много. А вот туризм, мне кажется, не скоро.


История, которая иллюстрирует отношения граждан и власти в Сингапуре

Анна: Неделю назад одна сотрудница секретариата Минобразования поделилась черновиком выступления с датой закрытия школ со своим мужем. А это был прямо очень животрепещущий вопрос. И муж поделился этим с кем-то ещё в Сети в 9 утра. Мне это попало на глаза в час дня. Это циркуляр обошёл всех в сто раз быстрее, чем любой вирус. А на тот день на 20-00 было заранее анонсировано выступление премьер-министра. Его вдруг переносят на 16-00. Просто началась паника, а тут чуть какая паника, все бегут сносить стены супермаркетов, всё скупают. И, видимо, решили пораньше выступить и всех успокоить. Без десяти четыре в эфир вышел премьер-министр и просто стоял в кадре, ждал, пока все соберутся у экранов. То есть не мы ждали его выступления, а он ждал, когда мы будем готовы его слушать. И он начал в 16-05. И он всё рассказал, как будет, но информация с разошедшимся по Сети релизом не совпадала. Он произнёс речь на трёх языках. После каждой речи он пил из бутылочки. То есть поговорит на одном языке, глотнёт и говорит на другом языке. И тут мем ходил – мы тоже хотим волшебную бутылочку, чтобы говорить на разных языках. А тётке, которая это всё разослала, светит пара лет тюрьмы. Но, может, штрафом отделается. Но уволили сразу.