14 ноября 1992 года во Вьетнаме разбился Як-40. На борту были банковские трейдеры Аннетт Херфкенс и Виллем ван дер Пас. Они хотели провести каникулы на побережье моря, но в итоге голландка очнулась в джунглях рядом с мёртвым женихом. Только она в итоге была спасена, другие 30 человек погибли. Историей Аннетт Metro завершает цикл о единственно выживших в авиакатастрофах.


АННЕТТ ДЕРЖАЛА ЛЮБИМОГО ЗА РУКУ

Первая в Голландии
Аннетт родилась в обеспеченной семье, её отец работал на нефтяную компанию.

– Время проводила с братьями и кузенами – играли в футбол, хоккей, теннис, лазили на деревья, бегали, – рассказала Metro Аннетт. – Парни говорили – ты можешь быть с нами, только не хнычь. Благодаря общению с ними я научилась мыслить как мужчина, это помогло сделать карьеру.

В детстве Аннетт (справа) проводила много времени со своими кузенами и старшей сестрой Эвелин, впоследствии ставшей политиком и дипломатом.

В детстве Аннетт (справа) проводила много времени со своими кузенами и старшей сестрой Эвелин, впоследствии ставшей политиком и дипломатом.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Аннетт поступила в Лейденский университет на факультет права и экономики,  где познакомилась со своим будущим женихом Виллемом ван дер Пасом. Она ласково называла его Паша.

– Окончили учёбу в один день, устроили вечеринку и ушли в мир взрослых.

Аннетт стала первой женщиной в Голландии, сумевшей войти в топ-менеджмент банка (исполнительный директорат) с правом на зарубежные командировки.

– Выбрали с Пашей для карьеры молодой банк ING, в нём только формировались традиции. Фактически, этот банк торговал госдолгами менее развитых стран. Я чувствовала, что реально помогаю государствам. Моей специализацией стали страны Восточной Европы.

Аннетт заключила со своим возлюбленным сделку – они будут жить врозь и делать карьеру, но когда-нибудь создадут семью. Шли годы. Аннетт работала то в Лондоне, то в Нью-Йорке, став трейдером на Wall Street. Она управляла активами банка на финансовых рынках, стараясь преумножить их. А перед катастрофой переехала в Мадрид, где устроилась в Banco Santander.

Аннетт и Виллем в 1980-м на костюмированной вечеринке – увы, им так и не суждено было пойти под венец по-настоящему.

Аннетт и Виллем в 1980-м на костюмированной вечеринке – увы, им так и не суждено было пойти под венец по-настоящему.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Авиакатастрофа в Перу: выпускница школы упала с 3 тысяч метров в джунгли к крокодилам и спаслась

Всё было против полёта
– К тому времени Паше предложили работу во Вьетнаме, где банк ING открывал два филиала. Мы не виделись 4 месяца. Раньше такого не было, мы всегда встречались хотя бы раз в две недели, и летом у нас было много совместного времени. Когда он освободился, прилетела к нему. Провели отличный вечер.

Виллем решил устроить для любимой каникулы в Нячанге, на побережье Южно-Китайского моря.

– Меня рано разбудили, настроение было плохое из-за смены часовых поясов. Но жених потащил меня в машину.

Вид мелкого Як-40 ужаснул Аннетт – она страдала из-за клаустрофобии.

– Я замерла в салоне, не могла и пошевелиться. Паша умолял, чтобы мы полетели, даже сказал, что это займёт минут двадцать, хотя позже всё-таки признался – 55 минут. Я согласилась. Мы сели во втором ряду слева, место было тесное. Я пристегнулась как в машине, через плечо, но ремень стал давить на грудь, пришлось отстегнуться.

После взлёта Аннетт поморщилась – мотор звучал слишком громко. И всё смотрела на часы Rolex, которые были на руке жениха. Ещё мысленно читала стихотворение "Лорелей" Генриха Гейне.

– Делала всё, чтобы не думать о размере самолёта. А на 50-й минуте он вдруг нырнул. Люди закричали. Паша посмотрел на меня испуганно. Я сказала: "Это нормально для такого маленького самолёта, просто воздушная яма, не волнуйся". Моторы звучали так, будто пытались вытянуть самолёт, находившийся над горой. Затем Як-40 снова нырнул, люди закричали сильнее. Мы с Пашей взяли друг друга за руки. Нас накрыла тьма.

Аннетт Херфкенс и её жених Виллем.

Аннетт Херфкенс и её жених Виллем.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:


Лариса Савицкая, авиакатастрофа в тайге: история выживания при столкновении самолётов на высоте 5 км

ВЫЖИТЬ В ДЖУНГЛЯХ, НЕСМОТРЯ НА АДСКУЮ БОЛЬ И ТРУПЫ ВОКРУГ, ПОМОГЛА КРАСОТА ПРИРОДЫ

Как в учебнике по биологии
Голландка не была пристёгнута, в связи с чем, когда самолёт врезался в часть горного хребта и у него отломилось крыло, Аннетт заметало по салону. Она ударялась всеми частями тела о потолок, шкафчики.

– Я была в те минуты подобна одинокой вещице, брошенной в бак стиральной машины, – привела сравнение Аннетт. – Очнулась на земле. Только что слышала моторы, теперь вокруг раздавалась какофония джунглей. Сквозь дыру в фюзеляже увидела растительность, услышала цикад. Кабину пилотов разломило надвое. Я оказалась по правую сторону от прохода, меня зашвырнуло с ногами под чьё-то кресло.

С места авиакатастрофы.

С места авиакатастрофы.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Виллем находился на своём месте, спинка кресла была откинута. Ремнём ему сломало рёбра, он был мёртв. На его лице была улыбка. Человека, которого она знала 12 лет, который подарил ей обручальное кольцо, не стало. Видеть его было невыносимо, поэтому Аннетт оттолкнула кресло с мёртвым пассажиром от себя, освобождая ноги, и на локтях выползла из самолёта. Она оказалась на склоне горы, в  густом подлеске, под деревьями. И все 8 дней старалась не смотреть туда, где остался её возлюбленный.

Как Аннетт попала на склон – не помнит. Она осмотрела внимательно раны и ужаснулась:

– На левой голени была зияющая дыра, я увидела голубоватую кость. Плоть можно было смотреть в разрезе, как иллюстрацию в учебнике по биологии. Ещё была рана на колене, всё залило кровью. Очень сильно болели бёдра. Позже у меня насчитали 13 переломов. Ещё я сломала челюсть и у меня был коллапс лёгких (Травматический пневмоторакс – при нём повреждается целостность плевральных оболочек, из-за чего внутрь полости поступает воздух, сдавливая лёгкое. – Прим. ред.)

Аннет приняла ситуацию и не стала себя жалеть:

– Я не воспринимала происходящее как мыльную оперу, подавляла мысли, что должна быть с красавцем-женихом на берегу моря. Я начала выживать – ровно в тот момент, как открыла глаза.

Авиакатастрофа Ан-2: выжившая с переломом позвоночника нашла выход из непроглядного бурана

Джентльмен в джунглях
Аннетт была не единственной выжившей:

– Я помню девочку-вьетнамку, которая тихонько постанывала. Она умерла к концу дня, причём у неё были сжаты кулаки. Девочка была вне самолёта. Ещё был мужчина, который стонал и тоже умер в первый день. Но один человек смог побыть со мной подольше – вьетнамец, находившийся рядом. Видимо, он тоже отполз от самолёта. Мужчина говорил по-английски. Сказал: "За нами скоро придут, я очень важный человек".

На место авиакатастрофы самолёта Як-40 пришли сотни вьетнамцев.

На место авиакатастрофы самолёта Як-40 пришли сотни вьетнамцев.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Вьетнамец оказался чутким мужчиной. Во время катастрофы с Аннетт сорвало юбку и она была в нижнем белье. Увидев, что женщина смущается, вьетнамец достал из саквояжа, который прихватил с собой, брюки.

– Я надела штаны, испытывая сильную боль, боясь, что потеряю сознание. Но я не могла сидеть перед человеком в таком виде. Я думаю, брюки меня спасли. Они создавали для насекомых укрытие, так что те могли очищать мои раны.

Через некоторое время вьетнамец перестал говорить и склонил голову.

– А я всё пыталась разговаривать с ним: "Может, добудем воды?", "Как думаете, придёт ли кто-то за нами?". Я делала всё, чтобы он не терял сознание. Я просила: "Не умирайте, не оставляйте меня одну". Но через два дня после крушения он умер. Я это увидела, даже услышала его последнее дыхание. И после его смерти я поняла, что никогда не была так одинока. Наступила тишина. Были только джунгли и я.

Каннибализм – не вариант
Аннетт старалась не думать о животных. Она говорила себе, что если придёт тигр или приползёт крокодил, то тогда она и задумается об этом. Но за всё время только змеи подползали к ней.

– Я сосредоточилась на красоте джунглей – на солнце, которое светило сквозь листья, на сверкающих капельках влаги, на цветах. Я не обращала внимание на личинок, которые в какой-то момент полезли из глаз соседа-вьетнамца. Впрочем, я  всё же решила перебраться в другое место. Я стала ползти на локтях, мне пришлось тащить за собой свои израненные, ноющие от боли ноги. Я взяла с собой свою сумочку с пачками сигарет и косметикой и поползла мимо мёртвой девочки со сжатыми кулаками, захватив с собой на всякий случай ещё и её ручную кладь, которая была при ней. А потом устроилась возле оторванного крыла самолёта, всего в десяти метрах от бывшего соседа. Там я была заметнее и подумала, что если надо мной будут летать спасатели, то увидят меня. Я открыла сумочку девочки, там был вьетнамско-немецкий переводчик и дождевик, который я сразу накинула на себя – было очень холодно, из-за ран у меня началась тропическая лихорадка. После этого я поняла, что нужно обязательно добыть воды.

Аннетт осмотрела крыло и нашла на нём изоляционный материал из пены.

– Я подумала: "Эй, эту пену можно использовать как губку!" Я выскребла пену,  побросав её на землю. И потеряла сознание. Очнувшись, смастерила семь маленьких коробочек. Я поставила их в ряд и стала ждать дождя. Так я снабдила себя водой. Я позволяла себе делать по глотку примерно каждые два часа. И выжимала влагу из губок. Я никогда не забуду этот важный урок! В джунглях я поняла, что вода – роскошь. У меня там  высохла почка...

Но стоял вопрос не только с питьём, но и с едой.

– Глядя на мёртвого соседа-джентльмена, я думала – ни в коем случае не буду его есть! – воскликнула Аннетт. – Как это делали выжившие в Андах. В 70-е там в снежных горах разбился самолёт. Из газет я узнала, что у многих были отморожены пальцы ног. Посмотрев на свои пальцы, я увидела, что они были чёрные – из-за ушиба и плохого притока крови. Я подумала: "Ага, есть с ними что-то общее, но я никогда не буду есть человека!" Многим нужно хотя бы попробовать еду, чтобы сказать: "Нет, я это есть не буду". Но я не стала даже пробовать. Тем более запах разложения был просто отвратительный! В итоге  за время, проведённое в джунглях, я потеряла 10 килограммов.

Медвежонок Паддингтон
В какой-то момент Аннетт подумала, что умирает.

– Я почувствовала связь со вселенной, с богом. Смерть казалась чем-то прекрасным. Я поняла, что происходит, когда умираешь и улетаешь на небо. Меня подхватил свет. Я умирала счастливой. И вот из джунглей пришёл человек в оранжевом дождевике, похожий на Медвежонка Паддингтона. Он казался галлюцинацией.

Аннетт с дочкой Йосси встретилась во Вьетнаме с человеком по имени Cao Van Hanh, который первым нашёл её в джунглях – "Мишкой Паддингтоном".

Аннетт с дочкой Йосси встретилась во Вьетнаме с человеком по имени Cao Van Hanh, который первым нашёл её в джунглях – "Мишкой Паддингтоном".

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Это был местный полицейский. Увидев Аннетт, он упал со сбитого самолётом дерева, с которого осматривался. Он ещё не видел белых женщин и решил, что это призрак. Но поднял тревогу. За ним пришли рабочие с мешками для  трупов. У Аннетт началась паника: "Хочу остаться с Пашей!". Её понесли на брезенте, привязанном к палке, как "свинью в джунглях". Именно так она подумала – вернулось чувство юмора, несмотря на всё пережитое.


Катастрофа A310 под Морони: француженка рассказала, как упала в океан и чудом спаслась

СТАЛА МАТЕРЬЮ ДВУХ ДЕТЕЙ

Пока Аннетт находилась в джунглях, её долго пытались найти.  В ходе поисков произошла ещё одна катастрофа. Вертолёт Ми-8 разбился в 5 км от неё, погибло 8 человек. Из-за неудач с поисками шансы, что Аннетт найдут живой, становились всё меньше.

Но был человек, который ни разу не усомнился в том, что она жива – Хайме Лупа.

Прыгал до потолка
Хайме был компаньоном Аннетт по трейдингу. Его вызвал в кабинет их общий босс и сообщил новости.

– Хайме не верил в мою смерть. Его раздражали люди, заговорившие обо мне в прошедшем времени.

Вскоре знакомый Аннетт навестил её родителей, которые его никогда не видели. Он уверенным голосом сказал, что вернёт им дочь в целости и сохранности.

– Он полетел в Хошимин с братом и сестрой Паши. Меня не было 8 дней. Родители написали объявление о моей смерти в газету. Планировались наши с Пашей похороны. Но Хайме был одержим идеей, что я жива. И когда прилетел во Вьетнам, меня уже нашли. Это стало огромным потрясением для золовки и шурина. А Хайме начал прыгать и кричать: "Я знал! Я знал!"

Аннетт и Хайме.

Аннетт и Хайме.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Новое потрясение
Аннетт перенесла множество операций – в больницах Сингапура и Голландии.

– У меня началась гангрена, и целую ночь меня оперировали, чтобы спасти ногу. Я очень благодарна врачам за то, что они спасли её. Впрочем, я лишилась двух пальцев на ногах. Кроме того, моя челюсть была сломана, пришлось скреплять её винтами. Она до сих пор выпирает, и чуткие люди обычно говорят, что моя челюсть "слегка деформирована". Ещё мне пересаживали кожу с бёдер на те ужасные раны. Конечно, мне понадобилась долгая реабилитация. Но зато психически я была здорова. Многие думали, что мне будет сложно рассказывать о тех событиях. Однако я сразу стала спокойно говорить о Паше со своими друзьями.

Аннетт Херфкенс в больнице Сингапура – ей пришлось перенести немало операций там, а позже и в Голландии.

Аннетт Херфкенс в больнице Сингапура – ей пришлось перенести немало операций там, а позже и в Голландии.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

10 декабря 1992-го её принесли на носилках в церковь Бреды, на похороны Виллема. Но уже 1 января 1993-го Аннетт встала на ноги – пошла за стаканом молока. А 1 февраля... вышла на работу, спустя всего 2,5 месяца после авиакатастрофы.

Спустя три года Аннетт вышла замуж за Хайме. В браке родила дочь Йосси и сына Макса. Было и  новое потрясение – Максу диагностировали аутизм.

– Это вновь целиком изменило мою жизнь. Но я не стала размышлять, кем мог бы стать Макс. Я лишь сосредоточилась на том, что он может. Мой сын стал для меня прекрасным Буддой, так я его называю. Авиакатастрофа дала моей жизни глубину, трагедия с сыном – ещё больше глубины. Когда я была в джунглях, то ощутила своё "сверх Я". А сын открыл для меня прекрасный мир людей с ограниченными возможностями.

Аннетт и её семья. С Хайме Лупом ей пришлось развестись позже.

Аннетт и её семья. С Хайме Лупом ей пришлось развестись позже.

предоставила Annette Herfkens, "Metro"

Фото:

Вода вместо сигарет
Сейчас Аннетт живёт в Нью-Йорке и по-прежнему летает.

– Но мне обязательно нужно сидеть в первом ряду, поскольку терпеть не могу, если кто-то сидит передо мной и нужно упирать во что-то ноги. Зато благодаря авиакатастрофе я бросила курить! У меня были с собой в сумочке три пачки сигарет и зажигалка. Но я сказала себе – раз нет еды и воды, значит и курить больше не буду, хотя была злостной курильщицей. Вода заменила мне сигареты. Сейчас если я куда-то иду, обязательно беру с собой хотя бы маленькую бутылочку.