О том, как была сделана историческая находка и о чём писали друг другу наши далёкие предки, Metro рассказал руководитель Троицкого раскопа Новгородской экспедиции МГУ, кандидат исторических наук, научный сотрудник кафедры археологии исторического факультета МГУ Виктор Сингх.

"Премия – сто рублей!"
Самую первую берестяную грамоту нашла участница новгородской археологической экспедиции Нина Акулова на Неревском раскопе.  Кусок коры лежал между двумя плахами соснового настила на древней мостовой. Это был плотный свиток бересты. По словам учёного, сначала девушка приняла его за мусор и хотела выкинуть, но, присмотревшись, увидела, что сквозь грязь просвечиваются чёткие буквы

Свою находку Нина передала начальнику раскопа, а та в свою очередь окликнула руководителя экспедиции академика Артемия Арциховского и показала ему грамоту. Он застыл на месте и около минуты, задыхаясь, не мог произнести ни слова. А затем не своим голосом выкрикнул: "Премия – сто рублей! Я этой находки ждал двадцать лет!"

   – В этом возгласе не было преувеличения, – говорит  Виктор Сингх. – Поскольку Арциховский знал, что в Средневековье писали на бересте. Мысль о существовании древнерусских берестяных грамот не оставляла учёного с тех пор, как он начал раскопки в Новгороде в 1932 году.

Первая грамота – одна из самых длинных: 13 строк, каждая по 38 сантиметров. Это документ, в котором содержится роспись доходов с нескольких сёл, получаемых землевладельцами Фомой, Иевой и, возможно, Тимофеем. Доходы состоят в основном из денежных (белы, была такая денежная единица. – Прим. ред.) и натуральных  (солода, овса, ржи, мяса)  податей. После первой находки последовали и другие.

Древнерусский "Ватсап"
В начале XX века историки считали, что грамотность в Древней Руси была уделом исключительно высших сословий. Однако 550 грамот, найденных в первые 25 лет ежегодных новгородских раскопок, полностью опровергли эту гипотезу. Оказалось, что писать умели все – от мала до велика.

Берестяные грамоты рассказывают о повседневной жизни средневекового человека. Основная масса таких свитков – это частные письма. Они посвящены самым разнообразным делам – хозяйственным, семейным, денежным, торговым. Кроме того, имеются долговые списки, росписи денежных или натуральных поставок, различные записи, сделанные на память для себя. Встречаются и черновики официальных документов – завещаний, расписок, протоколов. В качестве редких исключений археологи находили фольклорные, литературные и церковные тексты.

– Берестяные грамоты писались, как правило, в связи с какой-то сиюминутной деловой необходимостью и были рассчитаны на одного-единственного читателя – адресата, каковым чаще всего был член собственной семьи, сосед или деловой партнёр, – объясняет Виктор Сингх. – После прочтения грамота, за редкими исключениями, была уже не нужна и просто уничтожалась или выбрасывалась.

Кстати, берестяные грамоты археологи ищут и находят до сих пор. Например, в полевом сезоне этого года работы продолжаются на участке Троицкого раскопа, где изучаются две средневековые усадьбы второй половины XII – начала XIII века. На них работают студенты-практиканты из Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга, которые уже  сделали свои первые находки.

Та самая – самая первая берестяная грамота, найденная 26 июля 1951 года. Примерно 1380–1400 годы  | пресс-служба исторического факультета МГУ

Руки-грабли
В 1956 году на том же Неревском раскопе археологи нашли целую пачку берестяных грамот, которые использовал как тетради шести- или семилетний новгородец по имени Онфим. Например, грамота № 202 сообщает, что мальчик умел писать, но не умел считать: на руках-граблях нарисованных им человечков разное количество пальцев, от трёх до восьми. Такие человечки встречаются и на других его грамотах, это своего рода фирменный стиль Онфима. Рядом надпись: "На Дмитре взять должки". Это выписка из "взрослого" документа. Школьники часто практиковались в письме, переписывая деловые документы родителей.

Грамота № 202, 1240–1260 годы.

Грамота № 202, 1240–1260 годы.

пресс-служба исторического факультета МГУ

Фото:

Берестяные игрушки
Грамота № 1124 имеет необычную форму. Она похожа на игрушечные ножны, которые сделал ребёнок. Детям часто отдавали исписанную и ненужную бересту. Разумеется, после того как из грамоты вырезали деталь такой сложной формы, часть текста утратилась, но можно понять, что это деловая записка с требованием денег за коня.

Грамота № 1124, примерно 1360–1400 годы.

Грамота № 1124, примерно 1360–1400 годы.

gramoty.ru

Фото:

"Яз тебе хоцю, а ты мене"
Любопытный обрывок берестяной грамоты – подобие брачного контракта. Микита просит Маланию выйти за него замуж, здесь же называя Игната Моисеевича свидетелем со стороны жениха.

Грамота № 377, примерно 1280–1300 годы.

Грамота № 377, примерно 1280–1300 годы.

gramoty.ru

Фото: