Место выбрано неслучайно: именно в Пушкинских горах под Псковом Довлатов некоторое время жил и работал экскурсоводом, и описал события того времени в повести "Заповедник".

Несколько дней в городе проходили показы фильмов и спектаклей, художественные выставки и лекции на "довлавтовские" темы, например: "Питие опеределяет сознание".

– Довлатов был живой и молодой хулиган, – сказал Metro продюсер фестиваля, режиссёр Дмитрий Месхиев, – поэтому хочется, чтобы и фестиваль был живой и молодой. Он нравится людям, и псковичам, и туристам, которые специально едут во Псков на фестиваль "Заповедник", потому что мы показываем зачастую вещи, которые не посмотреть ни в Москве, ни в Питере.

Одной из таких эксклюзивных вещей стала показанная впервые иммерсивная постановка-экскурсия "Хранитель", прошедшая в пушкинских местах, где водил экскурсии писатель.

После того, как целую толпу гостей фестиваля, подгоняя и поторапливая, утрамбовали в автобус, водитель резко потребовал его автобус освободить.

– А че я сделаю, у меня ремень генератора полетел! Выходим все! - хамовато закричал он.

Экскурсанты начали медленно покидать автобус, возмущаясь недостатками организации. И вдруг между ругательствами орущего водителя послышалось заветное: "М...да кобылья!"

 Это Довлатов! Он цитирует Довлатова! – разнёсся по толпе радостный шёпот. – Спектакль уже начался! Иммерсивненько!

Через минуту перед зрителями-экскурсантами предстал гид, который забрал всех в увлекательно-абсурдное путешествие по заповеднику.

Он, подобно типичному довлатовскому экскурсоводу, погрузил своих подопечных в пучину мистификаций и псевдофилосовских рассуждений. Например, о значении числа "10" для здешних мест:

– Пушкинские горы... сколько символов в слове горы? Буков четыре, но "ы" состоит из двух символов, получается пять. А пять умножить на два сколько будет? Вот и сами думайте...

Без "иммерсивных" типичных довлатовских экскурсантов тоже не обошлось.

– Когда мы уже поедем в Святогорский монастырь? Я хочу возложить цветы на могилу Пушкина, – то и дело выкрикивала из толпы дама с завязающим букетом в руках.

А мужчина в возрасте с целлофановым пакетом в руках то и дело требовал уважения к Пушкину.

На лесной тропе экскурсия остановилась у "знаменитейшей пушкинской сосны".

– Пушкин как обезьянка залезал на эту сосну, – уверенно рассказывал гид. – Раскачивался на ней и писал стихи!

– Он, что, белка? - возмутился мужчина с пакетом.

– Пушкин наше всё, мужчина! - закатил глаза экскурсовод. – Он и белка, и золотые орешки!

– Ну ладно... – не смог не согласиться экскурсант.

Показали в лесу и "одну из тайных могил Пушкина, где похоронен его локон", и призрак Арины Родионовны, которая "На самом деле была его вымышленным другом".

А закончилось всё у дома Михал Иваныча, у которого Довлатов жил, пока работал в Пушгорах и фразой, которую в его повести все повторяли про Пушкина: "Здесь всё дышит Довлатовым, каждая веточка, каждый листочек..."