Синхронистка Светлана Ромашина – одна из главных героинь Игр в Токио. Завоевав золото в дуэте со Светланой Колесниченко, а также в групповых упражнениях, она стала семикратной олимпийской чемпионкой.

- Каково это – носить звание самой титулованной синхронистки в мире?
- Тут речь больше не о количестве, а о качестве. Безумно рада, что все медали, которые у меня есть, – золотые. Не скрою, возвращаясь в большой спорт после рождения ребёнка, думала о возможности вписать своё имя в историю. Но как только Игры перенесли, моей основной целью стало поехать именно на эту Олимпиаду и постараться её выиграть. В тот момент уже не задумывалась о количестве медалей, о звании самой титулованной спортсменки. Просто очень хотела сделать своё дело хорошо.

- В дуэте вы выступали с программой “Пауки”. Можно назвать её самой сложной из всех, что вы показывали на Олимпиадах?
- Наверное, да. Также очень непростой была программа “Куклы”, с которой мы выступали вместе с Натальей Ищенко в 2012 году. Каждый год мы стараемся совершенствоваться, добавляем темп, новые технические элементы. Не удивлюсь, если через 5-10 лет увижу девушек, которые показывает что-то суперсложное. Синхронное плавание не стоит на месте, а движется, развивается. В том числе за счёт этого оно вызывает такой интерес.

Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко.

Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко.

Getty

Фото:

- Согласны, что именно благодаря таким ярким победам все больше девочек идут в синхронное плавание?
- Абсолютно согласна! Всё больше девочек, да уже и мальчиков приходят в синхронное плавание. Для спортсменов высокого уровня это очнеь важно, ведь мы являемся определёнными моделями поведения для маленьких деток. На нас смотрят, нас нас равняются. Это большая ответственность – вести за собой молодёжь.

- После судейского скандала в художественной гимнастике, когда прервалась наша 25-летняя гегемония в этом виде спорта, не было опасений, что нечто подобное может случиться и в синхронном плавании?
- Это произошло буквально за несколько часов до нашего выхода на финальный старт в групповых упражнениях. О случившемся знала не вся команда – мы специально сказали не каждому. Эта новость не только удивила, а добавила адреналина. Понимали: нужно прежде всего сделать свою работу на отлично – тогда у судей не дрогнет рука. К тому же в технической программе мы имели задел в один балл, и китаянкам надо было набирать 100 баллов, чтобы нас обогнать.

- В Токио у вас дважды возникали проблемы с музыкой, в том числе в финале соревнований дуэтов. Вы считаете это совпадением?
- Когда я и Света первый раз вышли на старт и заиграла абсолютно другая музыка, мы даже не шелохнулись. В правилах прописано: если перепутали мелодию или она началась не с начала, мы не имеем права двигаться до судейского свистка. Видимо, мы были настолько сосредоточены, что не услышали, как нам просвистели первый раз, второй, третий... Только после тихого позывного рефери, которая сказала: "Светлааааана", мы повернули головы и поняли, что нужно заново выходить на старт. Гораздо волнительнее было в этот момент нашему тренеру Татьяне Данченко. Потом она даже расплакалась. Тренер во время выступления всегда переживает сильнее, чем мы.
Что касается диджея, у него не раз случались похожие проблемы, в том числе в 2004 году. В Токио последней каплей стали его ошибки с музыкой во время выступления украинской команды в финальном групповом упражнении. Украинки даже запустили шутку, что их перепутали с русскими. (Смеётся.) Мы со Светой зла на диджея не держали и не держим. Но всё равно кажется, что так часто совпадений не бывает.   

- Олимпиада без зрителей – каково это?
- У меня есть с чем сравнивать – три мои предыдущие Олимпиады были со зрителями. Сейчас из-за отсутствия публики волнения было даже меньше, чем обычно. Выходя на старт, ты понимаешь: это не просто чемпионат мира или Европы – это Олимпиада! Именно на этих соревнованиях может произойти всё что угодно. Не знаю, каково было девчонкам, которые впервые выступали на Играх. Но на своей первой Олимпиаде в Пекине, когда мне было 18 лет, я гораздо больше переживала, чем в Токио.

- Тяжело ли было выступать без флага и гимна?
- Мы заранее знали, что так будет. Но за месяц до Игр нас пригласил к себе Владимир Путин и произнёс напутственные слова. Поэтому понимали: за нас переживает вся страна. Может, эта Олимпиада освещалась не так ярко, как все предыдущие. Однако истинные любители спорта следили, болели. А мы хотели показать, что даже в таком состоянии нас не сломить. Так и получилось. Сборная России показала наилучший результат по сравнению с тремя предыдущими Играми. Думаю, это что-то значит.

Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко.

Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко.

Getty

Фото:

- Татьяна Данченко считает, что вы спокойно можете выступить и в Париже через три года.
- 90 процентов людей, которые пишут, звонят с поздравлениями, просят меня остаться до Парижа. Мол, иначе они расстроятся, кто-то даже будет плакать, не понимая, как дальше сможет смотреть синхронное плавание. Но всё хорошее когда-то заканчивается. Прекрасно понимаю, что в роли спортсмена Олимпиада в Токио была для меня финальной. Ничего не загадываю на следующий год, просто очень хочу отдохнуть. Я вымотана как физически, так и эмоционально. Кстати, мы с Татьяной Евгеньевной шутили, что у меня отлично получается возвращаться в спорт после рождения ребёнка, я легко набираю форму. Но это всё юмор. Сейчас мысли только об отпуске.

- Планируете стать тренером?
- Рассматриваю такую возможность, мне это интересно. Могу ладить как с детьми, так и со взрослыми спортсменами. Также у меня есть планы, которые хотелось бы осуществить, работая в Международной федерации плавания, в Международном олимпийском комитете. У меня светлая голова и опыт, которым могу поделиться. Но пока конкретики нет.

- Кто способен занять ваше место в дуэте с Колесниченко?
- Пока я не говорю о том, что завершаю спортивную карьеру. В любом случае у нас очень много молодых звёздочек, которые рвутся в бой. Также есть 20-летняя Варвара Субботина, чемпионка Европы и в соло, и в дуэте. Они со Светой Колесниченко уже выступали в 2018 году. Думаю, в дальнейшем это был бы прекрасный тандем.

- Вы также увлекаетесь парусным спортом. Нет ли желания попробовать себя в профессиональном яхтинге?
- Я занимаюсь этим прежде всего ради удовольствия, ощущения свободы. Как раз сейчас в отпуске обязательно отправлюсь на регату. У меня правда есть мысли сделать профессиональную карьеру в парусном спорте. Было бы очень интересно стать спортсменкой, которая сначала добилась побед в одном виде спорта, а потом хотя бы попробовала себя в другом, отобралась на Олимпиаду, получила бы лицензию. Уже это было бы замечательно! Но пока это только мысли.

- В Википедии сказано, что вы умеете задерживать дыхание на 4,5 минуты. Это правда?
- Да. Благодаря каждодневным тренировкам объём лёгких увеличивается. У обычного человека он примерно 3 литра, у спортсмена – 5,5–6 литров. Также важно учитывать, что 4,5 минуты – это без движения. А мировой рекорд и вовсе составляет около 20 минут. До него мне ещё очень далеко. (Улыбается.)

- Насколько сложно делать макияж до выступления?
- Можно пользоваться как обычной косметикой, так и водостойкой – это выбор каждого. На соревнованиях мы всегда красимся сами, ведь не можем себе позволить возить с собой визажиста. Макияж наносится быстро, к тому же у нас на это мало времени. Смывается буквально за минуту специальными средствами. Причёски делаем с помощью желатина, нанося его толстым слоем, который превращается в корочку. Она размывается только под горячей водой. Это может занять от 15 минут до часа.

Светлана Ромашина.

Светлана Ромашина.

AFP

Фото:

- Для обычного зрителя то, что вытворяют синхронистки, - фантастика. Самый популярный вопрос: как можно запомнить все эти элементы?
- Обычно мы начинаем ставить программу в начале рабочего года, то есть в сентябре-октябре. А потом ежедневно оттачиваем её до июля-августа следующего года, когда проходят крупные старты. Иногда в программу вносятся изменения, но несущественные. Мы настолько хорошо знаем, что за чем следует, что разбуди нас ночью, мгновенно ответим, на какой счёт нужно выполнить то или иное движение. Но во время соревнований ни в коем случае нельзя выступать на автомате. Надо обязательно просчитывать свою программу, думать об ошибках, ведь именно “автоматика” в этот момент может подвести.

- Как вы относитесь к мужскому синхронному плаванию?
- Изначально относилась достаточно негативно. Не скажу, что моё мнение резко поменялось. Но вижу, что появление мужчин в нашем виде спорта дало определённый толчок его развитию, благодаря этому он становится более популярным не только в России, но и по всему миру. Поэтому я принимаю это, уважаю мальчиков и молодых людей, которые приходят в синхронное плавание, борясь со стереотипами и преодолевая непростой путь.   

- Наступит ли момент, когда российские синхронистки дадут кому-то шанс?  
- Хочется верить, что мы всегда будем впереди планеты всей. Работаем по 10 часов в день, понимая: мы всегда должны превосходить соперников на три головы. Порой обидно, когда нам заранее вешают на шеи золотые медали. Этим они в какой-то степени обесцениваются. Надеюсь, традиции в российском синхронном плавании сохранятся – так же, как и ощущение, что русские никогда не проигрывают.


7 олимпийских побед Ромашиной

  • Пекин-2008 - группа
  • Лондон-2012 - дуэт
  • Лондон-2012 - группа
  • Рио-2016 - дуэт
  • Рио-2016 - группа
  • Токио-2020 - дуэт
  • Токио-2020 - группа