Два эксперта-экономиста – пессимист и оптимист – поделились с Metro своими взглядами на будущее России и мира. Мнения у них разные, но сходятся они в одном: после пандемии мир уже не станет прежним.

“Мы можем оказаться в каменном веке”

Эксперт биржевых рынков, экономист Вячеслав Зайченко заявил, что пандемия коронавируса не пройдёт бесследно: её последствия уже заметны невооружённым глазом.

– Индикатором экономического движения у нас является нефть, – объяснил он. – Так вот сейчас нефть “пробила” уже все уровни. Если на этой неделе котировки по Brent будут ниже 16, а по WTI ниже 10, то мы увидим нули. По всему миру хранилища уже переполнены, нужно консервировать скважины. А это равносильно их гибели. Заводы остановятся, зарплат не будет, это может привести к банкротству всего нефтегазового сектора и остановке экономики.


“Нефть, в первую очередь – не топливо, а сырьё”.


А что ждёт другие отрасли? Туризм, промышленность?

–Нефтегазовый сектор – это как скелет у человека. На нём держится всё остальное, сухожилия, вены, артерии и так далее. И если у нас сломается скелет, то всё остальное сломается на раз, два, три. Туристическая сфера, ресторанная, сфера услуг – всё! Речь сейчас идёт о том, что в экономике стран нет баланса. Ни у кого нет возможности “просидеть” просто так даже месяц. Европа раньше нас ушла на удалёнку, и там многие предприятия уже не восстановятся. Всё, поезд ушёл.

Какая страна пострадает сильнее всего?

– Россия на первом месте. Потому что наша экономика… да у нас её попросту нет. За 30 лет после распада СССР её просто распилили и уничтожили. Она направлена у нас на импорт. У нас банально нет овощей, которые мы сами производим, даже салатики везут из Ирана. Помидоры из Азербайджана, а картошка и морковка – из Израиля и Египта. Склады забиты пока только до сентября, поставок нет. Соответственно, если не будет никаких поставок, то в сентябре мы увидим пустые полки.

У России есть шансы это пережить?

– Пока я их не вижу. Недавно я беседовал со специалистами сельскохозяйственной отрасли, и они сказали, что многие люди в России уже “проспали” сезон посадок. Из-за самоизоляции люди банально лишились собственных огородов и возможности хоть как-то автономно питаться. Раньше Россия уже переживала кризисы, в 1930-х годах и после распада СССР. Но сравнивать эти ситуации нельзя: сейчас всё будет гораздо серьёзнее. В Великую депрессию работали металлургические компании и многие другие. А сейчас, если не будет работать “нефтянка”, то не будет работать и металлургия и любая другая промышленность. В скором времени мы можем оказаться в каменном веке. Конечно, европейцы как-то пытаются поддержать население выплатами, в США тоже есть такое. Но такими суммами можно только покрыть инфляцию.

Ну это же лучше чем ничего?

– Чем ничего, как в России? Да, лучше, не спорю. Но такие выплаты просто дают небольшую отсрочку кризиса.


“В любом случае, когда карантин закончится, мы по всему миру увидим кладбище бизнеса”.


Уже многие крупные компании, в том числе “Новатэк” и “Яндекс” сообщили о сокращении штата. Это первые тревожные звоночки. А если говорить о малом бизнесе, то он уже умер. И куда пойдут люди – не понятно.

Значит, резко вырастет уровень безработицы?

– Он уже вырос. В будущем вполне возможен тотальный криминал. Возрастёт смертность. Шутка про покупку оружия и патронов оказалась вовсе не шуткой.

Вы сказали, что в сентябре закончатся продукты? Активных проявлений кризиса ждать тогда же?

– Они уже есть. Нефть рушится, появляются криминальные сводки. И это только начало.

Можно как-то этого избежать? Или с тонущего корабля бежать некуда?

– Всё вокруг закрыто, границы закрыты, поездки граждан ограничены, введён пропускной режим. Бежать некуда. Я не политик, я экономист, но даже мне понятно, что власти опасаются выхода людей на улицы. Опасаются протестов. Люди ничего не смогут поделать с текущей ситуацией. Первые проявления мы увидим, скорее всего, в конце мая. У большинства людей нет накоплений, многие уже потеряли работу…

Что, на ваш взгляд, должны сделать власти, чтобы предотвратить кризис?

– Нужно закрыть энергетические границы, объявить о том, что мы больше не экспортируем нефть и газ. И это сразу автоматически отразится на рынке. Нефть не подскочит до 100 долларов, но до 20-30 она бы точно подскочила. Нужно отменить налоги, хотя бы временно. Кроме того, нужно переориентировать экономику на внутренний рынок. Если всё это сделать, страна оживёт. Я уверен, уже через год мы обгоним США по ВВП.

Эксперты сходятся во мнении, что экономические последствия карантина точно дадут о себе знать.

Эксперты сходятся во мнении, что экономические последствия карантина точно дадут о себе знать.

pixabay.com, "Metro"

Фото:

“Кризиса можно избежать”

Другой российский экономист, доцент РЭУ имени Плеханова Владимир Колмаков видит более оптимистичный вариант развития событий. Однако, по его словам, для этого нужно “не упустить момент”.

– Важно вовремя “разморозиться”, – заявил Колмаков. – Да, могут быть и митинги, и другие проявления недовольства. Да, произойдёт обеднение населения. В любом случае. У нас большая доля бюджетников, и если не пополнять бюджет (а сейчас особо не откуда) – то он кончится, и люди останутся без денег. Нельзя доводить ситуацию до такого. Тогда самого худшего можно избежать.

Когда российским властям нужно отменять карантин, открывать магазины и рестораны, чтобы не допустить худшего сценария?

– Всё зависит не столько от нашего режима самоизоляции, сколько от зарубежного. От тех стран, которые потребляют нашу нефть. Сейчас цена на нефть упала даже не от того, что мы вышли из ОПЕК, а от того, что спрос на неё упал. И пока страны-покупатели не восстановятся – они не будут её покупать у нас. А наш федеральный бюджет на 2/3 зависит от нефтегазовой отрасли. Но есть и добрый знак. Многие европейские страны, Испания, Австрия и другие, уже опубликовали планы по выходу из карантина и даже приступили к их осуществлению.

Сколько времени у них есть?

– Полгода. Если за это время ничего не восстановится, можно ожидать развития худших сценариев.

Неужели всё так плохо?

– Не настолько. Нам на руку приближение зимы. Наступит отопительный сезон, спрос на нефть в любом случае возрастёт. Это, конечно, капля в море, но хотя бы что-то.

Наши власти могут как-то поддержать бизнес и население в этой ситуации?

– Ну, поддерживать бизнес точно не целесообразно, потому что у него нет спроса. Люди не ходят в магазины, не потребляют товары. Поддержать торговые центры, например,  можно только открыв в них двери. От других мер поддержки толку мало. А что касается людей, то тут очень сложная ситуация. В некоторых странах назначено пособие гражданам, но не понятно, по какому принципу оно выплачивается. Если выплачивать только малоимущим или безработным, то нужно понимать, по какому критерию оценивать нуждаемость. Выплачивать всем – хорошо, но в России есть одна проблема – алкоголизм. Пьянство в кризис возрастает. Раздать людям деньги – значит, вручить бутылку в руки. Понятно, на что эту выплату некоторые потратят.


“Больше всего в текущей ситуации население России нуждается в информационной прозрачности”.


У нас всегда кто-то что-то недоговаривает, а неопределённость порождает слухи. Наши власти почему-то “закрытые”, причём неоправданно. Начиная от того, почему рейсы в аэропорту задерживаются, и заканчивая какими-то глобальными вещами, как коронавирус. Людям важно знать, что их ждёт в ближайшем будущем, важно понимать, в какой ситуации они находятся сейчас. Если бы в конце марта людям сказали: “две недели сидим дома, никуда не выходим, чтобы дать врачам возможность подготовиться к эпидемии”, люди бы это лучше восприняли, чем то, что происходит сейчас. Всё растягивается, и не ясно, где конец. Поэтому всё, что власти сейчас могут сделать, – это систематизировать информационный фон, не нагнетать панику и дать людям ясность.

А что делать с экономикой?

– Нужно, чтобы вернулся спрос. Для этого люди должны начать ходить по магазинам, в кино и так далее.

Но у людей ведь должны быть на это деньги. А из-за карантина многие потерили работу…

– Да, работники из сфер красоты, услуг, фитнеса, развлечений остались без заработка, но они могут оформить пособие по безработице. Кстати, во всём этом есть большой плюс. Благодаря самоизоляции и закрытию разных заведений, люди поняли, без чего они могут спокойно обходиться. Что им не обязательно ходить в кино, красить ногти, сидеть в кафе, заниматься шопингом. Люди узнали неприятную правду об обществе потребления: оказалось, на всё это деньги можно было не тратить.

Так что насчёт кризиса? Можно ли нам его как-то избежать или хотя бы смягчить?

– Вероятность, что он будет по масштабу таким, как после распада СССР или как в 2008-м, конечно, существует. Нужно понимать, что в разных регионах ситуация будет развиваться по разному. Та же безработица была по стране 5-6%, но распределена она была неравномерно: в Москве – 0,8-1%, а в Северной Осетии – больше 10%. Чтобы предотвратить плохой сценарий, нужно подбирать “решение” для каждого региона. Если мы в ближайшее время начнём “размораживаться” и восстанавливать экономическую активность, глубокого кризиса получится избежать. Не полностью, конечно. Какие-то проявления будут и уже есть. Но не критичные для страны.