Русская православная церковь опубликовала на официальном сайте Московской патриархии проект документа "О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия". Документ опубликован "с целью получения отзывов". Кроме того, читателей призывают дискутировать на заданную тему на сайте Межсоборного присутствия и на портале "Приходы". При этом подчёркивается, что возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

В документе сообщается о необходимости закрепить права эмбриона на законодательном уровне и запретить аборты. Отмечается, что у эмбриона есть права – на человеческую идентичность, на жизнь, на развитие. В частности, сообщается, что "недопустимы научные эксперименты с эмбрионами и их замораживание. Тот факт, что для тысяч эмбрионов возможность развития и жизни заменяется экспериментами и смертью, подрывает достоинство человека и нарушает право на жизнь".

Рассуждая о биологическом статусе эмбриона, авторы документа отмечают следующее: "С самого момента зачатия эмбрион – не просто оплодотворенное яйцо; он является уникальным развивающимся человеческим существом. Уникальная комбинация генов отличает эмбрион от любой клетки организма отца или матери. Эмбрион является человеком и имеет полное право называться таковым. (...) Эмбрион принадлежит своим родителям разве что в том смысле, что они ответственны за его развитие и защиту. Таким образом, аборт на любом сроке беременности является убийством человека.".

Отдельно в документе рассматривается вопрос абортов. "Аборт – это всегда произвольное лишение жизни человеческого существа, то есть убийство, а потому невозможно говорить о "праве на аборт", то есть "праве на убийство". Аборт не может быть признан средством "планирования семьи", – сообщается, в частности, в документе.

Кроме того, рассказывается о ситуации, когда церковь может проявить "снисхождение" к женщине, совершившей аборт: "Особого пастырского попечения и снисхождения требует вопрос спасения жизни матери в разных сложных обстоятельствах, например, таких как внематочная беременность, которая имеет своим следствием неизбежную гибель плода.

В то же время следует подчеркнуть, что беременная женщина, добровольно изъявившая желание отказаться от аборта ценой собственной жизни (например, в случае диагностирования заболевания раком, или опухоли головного мозга), в своем страдании ради спасения ребенка уподобляется христианским мученикам и страстотерпцам, являя пример святости.

Рассматривается в документе и вопрос ответственности родителей, а также врачей, при аборте. "В период беременности женщине особенно необходима всесторонняя поддержка супруга. Намерение женщины совершить аборт порой обусловлена неспособностью или нежеланием отца обеспечить её необходимой поддержкой и вниманием при воспитании детей", – говорится в документе. Что касается ответственности врача, то "церковь призывает государство гарантировать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям христианкой совести. Церковь подчёркивает, что "грех ложится и на душу врача, производящего аборт": "Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности".

В документе поднимается и вопрос "абортивной контрацепции", которую церковь предлагает запретить. "Недопустимым с православной точки зрения является использование абортивных контрацептивов, действие которых приводит к гибели эмбриона на ранних стадиях его развития, поскольку такие действия ничем принципиально не отличаются от аборта".

Наконец, отдельная глава в документе посвящена пренатальной диагностике. "Отрицательный результат, полученный в ходе пренатальной диагностики, в подавляющем большинстве случаев приводит к совершению женщиной аборта "по медицинским показаниям, – сообщается в документе. – (...) Поскольку в настоящее время возможность лечить генетические болезни на пренатальной стадии существует только гипотетически, нет действительных причин использовать такую диагностику".

В документе отмечается, что церковь "считает недопустимым использование методов тестирования с целью выбора будущего потомства с заданными характеристиками, поскольку таковой метод предполагает уничтожение в зародыше детей, не прошедших этот "отбор".