55-летний профессор математики из Новочеркасска Сергей Некрасов заключил контракт на заморозку своей головы после смерти. Он рассчитывает, что в ближайшие 200 лет учёные найдут способ создать для него тело и оживить его, причём очнуться от долгой спячки профессор собрался молодым человеком. Репортёр Metro связался с Сергеем Александровичем, который подробно рассказал, зачем он пошёл на эксперимент, заплатив крионической фирме 15 000 долларов.

Читайте также: российский учёный решил экспериментально остановить свой процесс старения

- Как вы узнали о возможности "восстать из мёртвых"?
- В 2007 году я нашёл крионическую фирму в Интернете. С тех пор я следил за ней, и в конце июля заключил контракт. Фирма уже 15 лет занимается крионированием человека (Замораживанием при сверхнизких температурах, которое обычно проводят в жидком азоте, - Прим. ред).

- На какой срок заключён контракт?
- На 100 лет, потом каждые 25 лет его продлевают автоматически.

- Долго выбирали способ крионирования?
- Было три варианта. Первый – крионировать всё тело, это стоит 30 000 долларов. Второй – заморозить голову, третий – только мозг. Лично я пришёл к выводу, что крионировать целиком всё тело нет смысла. Дело в том, что у человека много различных тканей в организме. От повреждений льдом спасают криопротекторы, которые нужны отдельно для всех видов тканей. А в головном мозге есть, практически, только один вид ткани – нейроны, соответственно, для них нужен лишь один криопротектор. При этом замораживать голову или мозг дешевле в два раза, это стоит 15 000 долларов, да и надёжно, поскольку нужен лишь один криопротектор.

- И что лучше, заморозка головы или мозга?
- Есть нюансы. Голова хранится надёжно, череп защищает мозг. Но может возникнуть проблема при разморозке. Оживление будет происходить в спешке, голову поместят в водяную баню, чтобы привести её к нужной температуре. А далее, сами понимаете, нужно будет раскраивать череп, чтобы освободить мозг. Тут же мозг нужно будет поместить в специальный гель и подключить к нему системы искусственного кровообращения. В то же время хранить мозг отдельно от черепа вроде бы легче – он спокойно замораживается, меньше вероятность, что он повредится, так как череп раскраивать не придётся. Мозг тут же разморозят в водяной бане, включат искусственную систему жизнеобеспечения. Однако хранить мозг отдельно пока ещё боятся – ему, как очень сложному органу, придётся уделять много внимания, поэтому учёные предпочитают замораживать голову. В итоге я решил заключить стандартный контракт на заморозку головы, но в договоре есть опция, по которой я смогу переписать всё на крионирование мозга - вдруг учёные перестанут бояться работать только с мозгом. Знаю, уже сейчас крионируют мозг баранов, кроликов, и весьма успешно. Известный криобиолог Юрий Пичугин работал одно время неподалёку от скотобойни, и ему поставляли свежие мозги баранов. Он приобрёл огромный опыт, и сейчас является сотрудником фирмы, с которой я заключил контракт.

- А где же потом взять тело?
- Учёные добились существенного прогресса в изучении стволовых клеток, совсем скоро они научатся выращивать тело. Уже сейчас развита технология трансплантации трахеи, врачи спокойно выращивают их из стволовых клеток. Более того, трахеи печатают на 3D-принтере! Так что, думаю, совсем скоро дело дойдёт и до выращивания тела. Либо же будет создана биотехническая система, и тогда из меня сделают киборга. Но насчёт тела я не сильно беспокоюсь, главное, сохранить жизнеспособность мозга и сознание.

- Вас не смущает, что к молодому телу пришьют старую голову?
- Сейчас проводятся эксперименты, в мозг животных вживляют стволовые клетки, которые адаптируются, приобретают форму нейронов. Эти свежие клетки заменяют старые, происходит омолаживание. В итоге, при использовании стволовых клеток для меня будет создан мощный молодой организм, то есть, можно будет возродиться молодым человеком. Ну или же я буду киборгом, с весьма функциональным телом.

- Таких, как вы, много или мало?
- Крионика развивается во всём мире, в одной России подписано уже около 200 договоров. И чем больше будет крионированных, тем лучше, потому что к ним появится больше уважения, к ним в обществе не будут относиться как к биомусору, который можно выбросить на кладбище.

- Как близкие отнеслись к вашему решению?
- Сейчас в этом смысле я переживаю проблемный период, провёл немало интересных бесед. Сын поначалу говорил, что слишком велики риски. Но сейчас он уже менее критичен. Настроен так, будто это дело решённое, даже обыденное. Остальные же, по правде говоря, очень мало знают о крионике.

- Коллеги не пытались вас отговорить?
- Боюсь, мы ещё долго будем говорить с ними об этом. Но они намерены следить за развитием событий. Возможно, кого-то даже смогу сагитировать на такой же эксперимент. Вообще, я был первым человеком в Ростовской области, кто пошёл на подобное. И тут, буквально на днях, я узнал, что появился ещё один - врач-реаниматолог из Азова. Я так понял, он решился на эксперимент в силу своей профессии. Ему ведь самому приходится реанимировать людей, так что он хорошо разбирается в теме.

- А супруга что об этом думает?
- Я в разводе, но у меня есть подруга. Поначалу она критиковала, но уже смирилась.

- Вы бы сами хотели, чтобы ваша подруга или ваш сын присоединились к вам и тоже заключили контракты?
- Да, конечно!

- Почему вы считаете, что у вас может всё получиться?
- Был случай, буквально месяц назад. Учёные откопали червей, которые лежали 30-40 тысяч лет в "вечной мерзлоте", и при этом отлично сохранились. Их разморозили, и они тут же начали откладывать яйца. При этом в "вечной мерзлоте" нет температуры азота, в котором хранят человеческие тела! Там температура чуть ниже нуля. А ведь это всего лишь черви. Ну неужели человек не сможет пробыть в спячке, анабиозе, каких-то 100-200 лет? Конечно, человеческое тело более чувствительное, но его спасает криопротектор. Человеку заменяют кровь мягким химическим составом, куда входит глицерин, этиленглюколь и так далее, что помогает смягчить воздействие низких температур.  

- После жизни всегда следует смерть, не боитесь бросать вызов законам природы?
- Взять, например, клиническую смерть – человека реанимируют, никто же не ведёт после этого религиозные дискуссии о том, стоило оживлять его или нужно было дать ему умереть. Да и не все религии против крионики. Так, нашу фирму лично поддержал Далай-лама!

- Расскажите о себе.
- Я - профессор математики, работаю в Южнороссийском государственном политехническом университете. В 2014 году меня включили в Топ-100 учёных года, соответствующее письмо пришло из Кембриджа.