В первый же день в адрес Минобороны пришли десятки тысяч предложений. Правда, узнать их содержание пока не представляется возможным – форма на сайте военного ведомства не даёт познакомиться с тем, что уже придумано.

Несколько российских политиков решили предложить свои варианты публично.  Рамзан Кадыров написал в  Telegram, что новую ракету можно было бы назвать в честь российских героев, погибших в Сирии.

"Они все Герои, которые старались сохранить мир, сохранить чудо. "Чудо" – один из переводов названия города Пальмира, – написал глава Чечни. – На мой взгляд, название "Пальмира" для ракеты хранит в себе имена всех тех, кто самоотверженно сражался со злом".

 Помощник президента Владислав Сурков заявил РИА "Новости", что готов предложить название для одной из систем – "Гиви" – в честь погибшего военачальника самопровозглашённой ДНР Михаила Толстых, носившего такой позывной.
Не остался в стороне от творчества и лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

"Смерч", "Сокрушение", "Напогибель" или "Натотсвет" были бы наиболее удачными для такого сверхмощного оружия", – сообщили Metro в пресс-службе партии.

– Традиция давать имена новым образцам вооружения существует давно, с советских времён, – рассказал  Metro историк, старший научный сотрудник Музея Вооружённых сил РФ Сергей Кожин. – Вспомните танки КВ – Клим Ворошилов, ИС – Иосиф Сталин. А вот название "Катюша" было народным.

По словам эксперта, современные названия, например, российских артиллерийских систем – "Акация", "Гвоздика" и тому подобные – совершенно официальны. Их придумывают, скорее всего, ещё в КБ на уровне проектирования.

Сергей Кожин также объяснил, почему американцы, например, наш комплекс "Воевода" называют "Сатана".

– Просто когда новые системы появляются, ЦРУ не успевает узнать их российские названия и придумывает свои.