Сегодня, 14 июня, отмечается День Севастополя. Ко дню рождения города-героя репортёр Metro пообщался с местными жителями и узнал, как им жилось при украинской власти, как они отреагировали на новость о присоединении к России и сильно ли изменился Севастополь с тех пор.

Елена, 78 лет, пенсионерка

– Помню, то ли в 1988, то ли в 1989 году, из Западной Украины, из Львовской, в Севастополь ехала украинская банда. Из Симферополя сообщили, что заняли они вагон, и едут громить севастопольцев. Ещё в советское время! Хорошо, наши быстро сориентировались и дальше вокзала не пустили. Потом, уже при украинской власти, внучку в школе заставляли украинский учить обязательно. Требовали, прижимали. Любая справка – на украинском. Просишь – ну ты на русском-то напиши... Говорят – не положено. В Советском Союзе в любой республике в документе сверху русский, снизу – язык нации. А у нас из русского – ни слова! Надоели! Надоели! Или вот вам ещё проблема – после развала СССР у нас не было нормального городового. Ну, за некоторыми исключениями. Борис Кучер, например. Потом ещё Виктор Янукович прислал нам Владимира Яцубу. Вот был умница! И теперь. Пришёл Сергей Меняйло, с чего начал? Была построена высотка, так он решил её разрушить! Во все времена самое страшное что было? А вот что! В 1917 году – психология "мы разрушим мир этот". До сих пор чихаем! В 1991 году разрушили СССР – до сих пор чихаем. Перешли в Россию – снова рушим. Сейчас, слава богу, у нас Дмитрий Овсянников – умница, переламывает ситуацию, борется с "западянами", которые у нас засели. Ах, сколько было радости, когда узнали, что Севастополь переходит в Россию... Это было такое счастье! Мы были в таком все напряжении! Ждали, что скажет (Путин, – прим. ред)! На митинги ходили. Это когда ты попадаешь в плен, и наконец-то возвращаешься домой! Мы возвратились, мы возвратились! Нас не оккупировали! До сих пор переполняют эмоции. И город, главное, строится, Овсянников наводит порядок. Дай бог ему здоровья.

Людмила, 38 лет, юрист

– Я поселилась в Севастополе уже после 2014 года – мой муж родом отсюда. У мужа, как и у подавляющего большинства севастопольцев, были положительные эмоции. Мы тогда ещё проживали в Донецке, и уже потом, в связи с известными событиями, переехали сюда. Муж в Севастополе родился и вырос, много лет жил здесь. Когда узнали о присоединении, праздничного ужина, правда, не было. У мужа позитивное отношение к присоединению, а так как я сама из Киева, положительных эмоций не было. Но отношусь ко всему спокойно, так как сделала выбор в пользу семьи. Севастополь мне нравится, в первый раз была здесь в 2013 году. Город у моря, близость природы. Отмечу, что в Севастополе, чтобы нормально жить, нужна зарплата в 50 000 рублей. А как мне говорят местные, в среднем тут получают 40 000 рублей. Цены в магазинах – как в Москве, растут, пусть и постепенно, но не скачкообразно. На качественные продукты не только цены высокие – выбирать, к сожалению, тоже не из чего. Да и свежесть продуктов оставляет желать лучшего. Это связано с тем, что у нас переправа работает с перебоями. Как только шторм, всё встаёт. Местные продукты есть, но их не так много, и не весь ассортимент представлен. Хотя появляется молочная и мясная местная продукция. Хотелось бы, конечно, чтобы строили больше детских площадок, детских садов, детских центров, детей сейчас много в Севастополе, поэтому нужны вот такие вот "family центры".

Эдвард, 68 лет, пенсионер

– У меня мысль о том, что нужно возвращаться домой, появилась ещё в 1991 году. В семье, как это случилось, все обрадовались, друзья тоже – мы все только и думали о том, что вернёмся на родину. Жизнь с тех пор поменялась. Может, это и не мгновенно было, но происходят колоссальные изменения – строится инфраструктура. Вот мы с вами разговариваем возле филиала петербургского нахимовского училища. Знаете, за сколько оно было построено? За четыре месяца! Здравомыслящий человек понимает, что это на века делается. Один только Керченский мост чего стоит. Есть и невидимые изменения. Программа крыш! У меня в доме закончили делать крышу. Я посмотрел, какие там технологии, с каким запасом прочности всё сделано... Это тебе не Шалтай-Болтай, основательно сделано! Теперь, в другом доме начали выполнять программу по замене стояков. Это проблема проблем, но это делается. Появилась также программа дворов. Заменяют асфальт, перекрытия, поребрики. Это те вещи, которые влияют на каждого человека. За 23 года, со времён советской власти, этим никто не занимался. А тут всё незаметно сделали, тихо, без информационной поддержки, нагнетания. Впервые с 2014 года мы спокойны и уверены в будущем. Ты засыпаешь и просыпаешься в великой стране. Строится одно, другое, запускается третье, четвёртое. Появляется оптимизм, желание жить. Когда мы были на Украине, никому ничего не нужно было. Какое вообще может быть сравнение? Как можно сравнивать великое государство, которое имеет свои законы, многовековую историю, имперское развитие (в лучшем смысле этих слов) с государством, которое никогда не было оформлено в политическом, территориальном и идеологическом плане. Поэтому настроение жителей Севастополя – прекрасное. Да, есть недоработки, чиновники все местные, система образования старая – должны быть глубинные изменения. Но, при всех недостатках, люди говорят, что жить стало лучше. Это и цен касается. Я прожил нормальную жизнь, смотрю на всё комплексно. Для меня нет такого – килограмм персиков стоит 200 рублей, килограмм черешни – 250 рублей. Я на это не смотрю. Я смотрю на другое – как влияет государство на жизнь человека. Вот я прихожу на лоток, где расставлены яйца. Десяток яиц там стоит от 39 до 80 рублей. На рынке, допустим, они стоят 100 рублей. То есть, товары потребления подтягиваются к платёжеспособности населения. Если я получаю пенсию размером в 10 000, то должен задать себе вопрос – почему она такая? Зато на эти 10 000 есть яйцо за 39 рублей, а не за 80 или 100. И так по всем группам – крупы, масло, творог. Вот это нормальная госполитика. А мы хотим сразу высшие стандарты, хотя пришли оттуда – а ведь эти стандарты ещё нужно заслужить. Государство даёт нам такую возможность.

Эксперт, экономист

В крымском регионе есть рекреационный потенциал, доступ к портам, а кроме того, возможно расширение потребительского рынка, однако в масштабах российской экономики эффект будет небольшим, – рассказывает Metro Артем Деев. – В Крыму проживает около двух миллионов человек, в Севастополе примерно 400 тысяч – это, конечно, достаточно крупный рынок, но сейчас существуют проблемы с логистикой, поэтому позитивный эффект также ограничен. На поддержку региона государство сейчас, да и в ближайшие годы будет тратить больше, чем регион зарабатывает. Даже возможные доходы от туризма предполагают необходимость масштабных инвестиций, так как в текущем состоянии  рекреационный потенциал ограничен, особенно при условии доступности конкурентных направлений (Турция, Египет и другие направления). Однако в будущем доходы от региона существенно вырастут. Большим потенциалом обладает логистический бизнес, однако он требует существенных инвестиций в портовую инфраструктуру. Не стоит забывать про нефтегазовый сектор – всё ещё возможна добыча нефти и газа в Чёрном море, вблизи полуострова.