Тату-мастер из Уфы Евгения Захар помимо основной работы трудится и на выходных, но для особенных клиентов. Она делает татуировки поверх шрамов девушкам, которые стали жертвами домашнего насилия, чтобы помочь им пережить произошедшее и вернуться к нормальной жизни. Денег с пострадавших Евгения не берёт. Более того, в сентябре она планирует отправиться у мотопробег по 20 городам России чтобы помочь тем девушкам, которые по каким-либо причинам не могу доехать до её студии.

– Я в мае 2016 года увидела пост бразильской татуировщицы Флавии Корбальо. Сначала я не придала особого значения, очень круто, подумала я и всё, –  рассказала Metro Евгения. – Через месяц я вспомнила о нём. И решила попробовать сделать такой проект в России.

По словам Евгении, изначально желающих принять участие в проекте было столько, что помочь всем она просто не могла физически.

– С первых дней после того, как я разместила пост на странице в ВК, ко мне начали приходить и писать десятки женщин, – подчеркнула она. – В первые недели я не успевала прочитывать (сообщения - Прим. Ред.) и принимать их. Самое большое количество женщин за один день у меня было шесть. Это очень много для простых тату, а для шрамов тем более. Всего по проекту ко мне обратилось около 500 человек за 2 года. Примерно половине я сделала тату.

Мастер отметил, что не расспрашивал клиенток о том, при каких обстоятельствах появился тот или иной шрам. Евгения только изначально спрашивает, как достался шрам, чтобы определить, её ли это клиент. Клиентов выбирает в порядке очереди: кто первый обратился, тому и делает тату. Без привилегий и блата.

Некоторые девушки делились своими историями сами.

– Истории у всех страшные и запоминающиеся, – сказала Евгения. – Я никогда не была жертвой насилия, и для меня это дико. Вот, например, в одну девушку жених выстрелил в ЗАГСе. Другую любимый пытал три дня,резал руки. Ещё одну пытался убить топором..

Евгения рассказала, что процесс создания татуировки непростой: не каждая тату подойдёт конкретной девушке. Но в любом случае, важен не внешний эффект, а внутренний.

– Все шрамы некрасивые. И тату должна не просто перекрыть шрам, а выглядеть эстетически привлекательно. И не каждая тату подойдёт той или иной девушке. Кому-то подойдут цветы, кому-то драконы, – заявил мастер. – Но всегда после сеанса девушки уходят другими. Новыми что ли... Я вижу, как им становится лучше.

Евгения считает, что проблема домашнего насилия в России действительно есть. И её категорически нельзя замалчивать.

– О ней надо говорить, надо с ней бороться, –  рассуждает мастер. – Как? Я пока не знаю. Нет плана пятилетки. На данный момент я призываю всех говорить. Не молчать. Если кто-то в данный момент подвергается домашнему насилию, обращайтесь в органы, расскажите друзьям и родственникам. Не молчи,не терпи.