В ночь с 3 на 4 июня 1989 года на железнодорожном перегоне Уфа - Челябинск из-за искры взорвался газ, когда мимо друг друга проезжали два пассажирских поезда. Газ скопился там из-за утечки в трубопроводе, которую не успели ликвидировать. Эта железнодорожная катастрофа считается крупнейшей в СССР и России, она унесла жизни как минимум 575 человек, из них 181 - это дети. Сильнейшие ожоги и травмы получило более 600 человек. Подробнее читайте ЗДЕСЬ.

Репортёр Metro пообщался с теми, кого так или иначе коснулся этот железнодорожный апокалипсис.


Лариса Фадеева никогда не давала интервью - только к дате решила прервать молчание. Слишком тяжело вспоминать. Ей  было 32 года, когда она ехала в поезде №211 "Новосибирск - Адлер".

- Очень тяжело и больно вспоминать о той ночи, - рассказывает Лариса Metro. - Запомнила, что до катастрофы, в следующем за нами вагоне, ехали военные. На остановках солдаты стояли у входов, никого не подпуская. Я ещё подумала, может, какого-нибудь генерала сторожат? Но вот прогремел взрыв. Увидев картину апокалипсиса, я подумала, что началась война. Это был какой-то кошмарный сон! Наш вагон горел изнутри и снаружи... Я увидела горящий синим пламенем воздух. Люди бежали в огне словно живые факелы и в панике наступали на меня, никого не видя перед собой. Ещё живые, в тлеющей одежде они выпрыгивали через разбитое взрывом окно, даже когда вагон всё ещё двигался по инерции. На многих была одежда из синтетики, она быстро плавилась. В окно все лезли, потому что двери были закрыты, наверное, их заклинило. У многих тлели волосы как угольки, а вместо кожи была кровавая плёнка. Это было жутко, жутко! Перед глазами до сих пор люди в ночи, их крики, стоны, слёзы. И, конечно, женщина, у которой на коленях лежала мёртвая девочка с перерезанным горлом.

Место катастрофы.

Место катастрофы.

РИА Новости

Фото:

В состоянии шока Лариса боли не чувствовала, лишь машинально сбила огонь с горящих рук и лица, после чего, вслед за остальными, выпрыгнула в ночь, вспыхнувшую апокалиптичным заревом от пламени.

- Мы поползли в лес. Очень боялись повторения взрыва, висевших проводов... Не знаю, сколько прошло времени, пока я в забытьи ожидала спасателей. Помню 16-летнего парня, который нёс меня из этого ада на руках. Он сказал, что люди приехали нас спасать из какого-то лагеря. Я очень благодарна жителям станции Улу-Теляк, людям, которые в трудную минуту пришли на помощь. Помогали все, кто чем мог - приносили облепиховое масло, свежие ягоды. Потом на автобусах нас привезли в детскую больницу, там оказали первую помощь - вставили подключичку. Позже я очнулась уже при погрузке в вертолёт. Меня ждал челябинский ожоговый центр металлургического комбината, где я лечилась до 12 июля -  у меня были ожоги 35 процентов тела.

До сложнейшей операции по пересадке кожи Лариса находилась в прострации и всё вспоминает отрывками. В своём интервью женщине очень хотелось высказать слова благодарности врачам, которые сражались за неё.

- До конца своих дней буду благодарна всему медперсоналу за самоотверженную, квалифицированную помощь. А время тогда было трудное. В стране был массовый дефицит, поэтому очень важен был человеческий фактор. Помню врача, который ночью дежурил возле меня, пока делали переливание крови. Помню комбустиолога Савелия Александровича, делавшего пересадку кожи.

После долгого, изнурительного лечения, которое отняло у Ларисы много сил, и без того скудных, её ждал новый удар. Когда она вернулась домой, маленький сын встретил её на пороге словами: "Это не моя мама!"

- После трагедии я была без волос, бровей и ресниц, с красным лицом, - поясняет Лариса. - Я даже на новый паспорт, взамен сгоревшего, делала фотографию только спустя месяцы, а до этого жила по справке. Это сейчас только по рукам видно, что со мной произошло - остались слеги от ожогов. Но врачи сделали всё, чтобы на лице не осталось следов. Знаете, был у меня шрам на подбородке от пореза осколком. Четыре года назад он подрос, врачи сказали - это опухоль, прооперировали. Сейчас всё хорошо. Но последствия до сих пор проявляют себя. После выписки врачи написали "ожоговая болезнь"... Мне повезло, что сейчас я живу в Германии и получаю хорошую медицинскую помощь. Но я часто думаю о тех, кто пострадал и живёт в России. Как им приходится жить после всего этого?

Адскую ночь Лариса до сих пор вспоминает со слезами. Она не может понять, как катастрофа такого масштаба могла произойти в принципе.

- Эта трагедия мне не понятна! Наш поезд задерживался почти на всех станциях, встречный тоже шёл с опозданием. Почему, почему мы оказались в том злополучном месте в одно время?!


Наталья Хуснутдинова из башкирского села Шаран сейчас счастлива. У неё есть любимый мужчина, трое детей. Но мало кто знает, какой ценой далось ей это счастье. Она тоже побывала в аду, а ведь ей на момент взрыва было всего 4 года.

Потерпевшая Наталья Хуснутдинова.

Потерпевшая Наталья Хуснутдинова.

предоставила Наталья Хуснутдинова, "Metro"

Фото:

- Я ехала с мамой и братом в 6 вагоне поезда №211 "Новосибирск-Адлер", когда произошла катастрофа, - рассказывает Наталья Metro. - Мы все упали на пол, были выбиты стёкла. Помню, как прижалась к маме - она была вся липкая, в крови. И тут вспыхнуло пламя. Нужно было скорее бежать. Мама передала меня в окошко, полезла сама. Люди снаружи куда-то бежали, некоторые ползли. Я слышала крики, стоны. Мама уже снаружи поняла, что потеряла сына, он был в другой части вагона. И мы побежали спасаться, времени его искать не осталось.

Наталья, хоть и была совсем маленьким ребёнком, запомнила многое. Мама схватила её на руки и бросилась бежать. Лес возле железной дороги полыхал, места были болотистые.

- С нас кожа слезала клочьями - у меня всё тело до сих пор в ожогах, шрамы на лице, руках и ногах. Большой процент ожога! Мама тоже с головы до ног сгорела. Когда она бежала со мной, у неё кожа уже слезла, она была без кожи. Кто-то кричал нам - нельзя спускаться, там болото. Мы бежали по насыпи. Я видела части человеческих тел. Тогда не понимала, только потом осознала, что увидела. От страха не чувствовала боли, всё прижималась к маме и спрашивала: "Мы умираем?" Но она отвечала: "Мы будем живы, нас спасут!"

В какой-то момент они услышали крики брата - семья воссоединилась, но до окончательного спасения было ещё очень далеко. Героем-спасителем стал машинист Сергей Столяров, который в то время ехал на тепловозе, перевозил горюче-смазочные материалы. Увидев зарево, он отцепил состав и на тепловозе отвозил потерпевших на станцию Улу-Теляк.

- Мы с мамой оказались в разных больницах, - продолжает Наталья. - Маму отвезли в Москву, брата в детско-республиканскую больницу. Меня же доставили в ожоговый центр в Уфе. Я 9 месяцев лежала, было бесконечное количество операций. Дали инвалидность, 16 лет она у меня была, лишь недавно сняли. Мама отказалась тогда от инвалидности, чтобы можно было работать и растить двух детей. У неё, кстати, на руке остался шрам от горячих часов... Умерла два года назад.

Наталье пришлось пройти очень много реабилитаций, пластических операций. Государство выделяло ей путёвки в санаторий на лечение. И операции приходилось переносить каждый год, чтобы ликвидировать последствия от килоидных рубцов (патологическая структура, представленная избытком соединительной ткани в месте повреждения кожи. - Прим. ред.) и ожогов верхних дыхательных путей.

- Детство, конечно, прошло ужасно! Меня обзывали, называли горелой. Были серьёзные психологические и психические травмы. Лишь в 20 лет я осознала, что не хуже других. Сейчас у меня 3 детей и, несмотря на изуродованную внешность, я нашла любимого человека. И счастлива, что жива. Спасибо маме, что вытащила нас с братом из ада. Кстати, брат заменил мне отца, который умер за 10 дней до моего рождения. Брат понимал, что только он сможет защитить меня от нападений сверстников по поводу моей изуродованной внешности. При этом у него самого горели спина, руки! Шрамы потом он прятал под одеждой. Психологически, может, ему и было тяжело. Но по своей натуре он очень общительный человек и большой оптимист!

И хотя Наталья в целом счастлива, ей всё равно приходится проходить через новые испытания:

- Бог послал мне ещё одно, - вздыхает она. - Старший сын, которому сейчас 4 годика, родился с волчьей пастью и заячьей губой. Теперь ему предстоит тоже пройти ряд операций. Врачи ещё не знают, будет ли он говорить...


Проводница Александра Серазетдинова награждена медалями за спасение людей из горящих вагонов. Посмертно. Жизнь Александры Васильевны оборвалась, когда ей было 52 года. В поезде она поначалу находилась с внучкой Таней.

– Я ехала в этом роковом поезде, но меня забрал дедушка к себе в гости, а бабушка погибла, - рассказывает Татьяна Metro. - Я училась тогда во 2 классе, и дедушка хотел забрать меня только на обратном пути, но его сестра настаивала, и в итоге он согласился – получается, это меня спасло. А бабушка поехала дальше и погибла.

Проводница Александра Серазетдинова.

Проводница Александра Серазетдинова.

предоставила Татьяна Симонок-Коробкова, "Metro"

Фото:

Татьяна помнит бабушку, которая была "очень весёлой, большой добряшкой". С рейсов она регулярно привозила ей гостинцы. В тот роковой день, когда они виделись последний раз, Тане было очень жарко. Она ни с кем не познакомилась в вагоне, хотя обычно в таких поездках любила поболтать. Татьяна считает - это и к лучшему, ей не приходится теперь вспоминать тех людей.

- Запомнила, как мы с бабушкой попрощались... - продолжает она. - Знаю, что когда случилась катастрофа, она спасала людей. Когда мы через два года приехали на место трагедии, там собрались родственники погибших с фотографиями. И к моей маме подошёл мужчина, чтобы поблагодарить. Оказывается, бабушка его спасла - выбросила из вагона, в прямом смысле. К сожалению, она получила ожоги, не совместимые  с жизнью. Но умерла не сразу. Она назвала наш адрес и рабочий телефон мамы. Мама сразу села в самолёт и успела застать бабушку живой. Но та только стонала и сразу умерла. Тогда мама поехала на место трагедии, хотя могла и отказаться. Она рассказывала про вагоны пепла, про кости, сожжёные черепа. Люди, приехавшие туда, случайно наступали на кости, так их было много. Говорят, был вагон с детьми, который упал в болото, а его так и не достали... А ещё на бабушке было золото, но оно пропало. Очевидцы рассказывали маме, что люди, которые туда прибегали, иногда мародёрствовали.

Флюра Вакулина - дочь проводницы-героини, она тоже рассказала Metro о тех страшных событиях.

– Мне было 29 лет, когда я приехала к месту трагедии! Нас разместили в профилактории "Тан", а потом повезли в больницу, где все лежали после катастрофы. Помню, шла по коридору, а люди стонали и орали. Машинист был полностью чёрный и метался, очень жутко было. Сколько лет прошло, а как будто вчера, очень тяжело вспоминать. Были в больнице родители солдата, который из армии ехал домой, спасал людей, пока мясо на ногах всё не сгорело. Теперь он рядом с мамой моей лежит... Совсем был молодой. Нет, мне тяжело, рассказываю вам и плачу... Мама моя спасала людей, да... Например, встретился нам один человек, которому моя мама спасла жену и дочь – они сели в её вагон. Мне вручили посмертно две мамины медали. У неё было 80% ожога тела, умерла в Уфе в ожоговом центре.


Как и Александра Васильевна, многие в первые минуты и часы после взрыва не просто спасались сами, но и пытались помочь другим, часто - ценой своей жизни. Ведь на месте катастрофы было много женщин, детей.

- Там был мой родной дядя Резо Киртава, - говорит Metro Тамара Бачилава. - Он был очень добрым , отличался тем, что всегда всем приходил на помощь, с детства таким был. Любил стариков. И погиб от того, что не мог оставаться в стороне. Он выжил после взрыва, однако полез в огонь спасать детей. Наглотался горячего воздуха и попал в реанимацию с ожогами. А через трое суток скончался в больнице.  

Герой, спасавший людей.

Герой, спасавший людей.

предоставила Тамара Бачилава, Другой

Фото:

В огненном аду погиб лучший друг Владимира Беликова, офицер Андрей Долгачёв. Он проходил срочную службу в Красноярском Крае, но из-за тяжёлой болезни матери, имевшей на иждивении малолетнюю дочь, был комиссован досрочно и возвращался домой поездом №211. В момент взрыва Андрей потерял сознание, его придавило верхней полкой. В результате катастрофы он получил ожоги (около 28 %) и токсическое отравление вследствие горения продуктов внутренней обшивки вагона.

- Выпрыгивая из горящего вагона, испытывая при этом невыносимую боль, Андрей помог выбраться беременной девушке, - рассказывает Владимир Metro. - У неё также был сильные ожоги лица и волос на голове не было. Судьба её, к сожалению, неизвестна. Мой друг совершил воистину героический поступок. Позже он скончался в ожоговом центре от острой почечной недостаточности.


Москвичка Юлия Мазикова должна была попасть на роковой поезд в качестве подарка на день рождения. 3 июня 1989 года ей должно было исполниться три годика, и она постоянно говорила родителям, что хочет съездить к бабушке в Тамбов. И родители решили порадовать дочь.

- Это был 1989 год, билеты невозможно было достать заранее, особенно в начало летнего сезона, - рассказывает Юля Metro. - Надо было идти на вокзал и покупать билет, либо ждать, что кто-то откажется. Мы шли через лес с чемоданами несколько километров. Кассиршей была папина знакомая. Она сказала: "Посидите, скоро будет билет". Мы сидели несколько часов. Папа часто подходил к окошку, и его просили ждать.

Но вот у малышки Юли загорелись глаза - обрадованный папа сообщил, что есть "отказные" билеты! Рок, казалось, уже навис над этой семьёй, её стало стягивать в водоворот кошмарных событий, которые должны были произойти через считанные часы.

- Но через полчаса кассирша заявила, что это была всего лишь ошибка. Папа страшно ругался, кричал на весь вокзал. Особенно когда прямо перед нами билеты другим отдали. Это была семья с ребёнком, он мне язык даже показал. И вот на перрон прибыл поезд №211, тогда папа попытался договориться с проводницами. Ничего не вышло. И мы снова потянули чемоданы через лес, я ревела. У бабушки уже гостил мой родной брат... И вот мы пришли домой, легли спать, а рано утром стало известно о катастрофе. 3 июня - это теперь тройной день рождения, мой и моих родителей...

Юля с родителями примерно в то время, когда произошла катастрофа.

Юля с родителями примерно в то время, когда произошла катастрофа.

предоставила Юлия Мазикова, "Metro"

Фото:

Удивительно, но уже на следующий день по взорванной железной дороге могли курсировать поезда - такое количество ликвидаторов и добровольцев было задействовано. Родители Юли поехали мимо тех мест, взяв с собой дочку.

- Видели горелый лес, перевёрнутые вагоны. Стоял ужасный запах гари... И мы очень боялись, что будет новый взрыв. Родители не разрешили мне особо смотреть на всё это, конечно. Бедные люди, попавшие в это пекло... Увы, вместо нас тогда поехали другие. Так хочется узнать, живы ли они...

Юля, наши дни - она стала актрисой.

Юля, наши дни - она стала актрисой.

предоставила Юлия Мазикова, "Metro"

Фото:


Артуру Харисову из Уфы было 5 лет, когда прогремел взрыв - все в доме проснулись, казалось, произошла вселенская катастрофа.

- Мы были у бабушки, у нас потолок развалился, у многих в деревне окна взрывной волной повышибало, - рассказывает Артур Metro. - Позже мы с отцом поехали на "Зиле" на место взрыва. Там ещё всё горело! Было очень много солдат, пожарных, летали вертолёты. Туда привозили вещи, еду. Помню, какие-то мужчины собирали останки горелых людей. Густой лес стал пеплом... Года через два туда поехали школьники сажать саженцы деревьев, они там пололи поле, убирались. И мама туда ездила, она была классным руководителем. Знаете, когда сейчас там проезжают поезда, они подают гудок. Молодожёны часто туда приезжают, чтобы положить цветы. В память о погибших...