22-летняя жительница Оби Светлана Лапатская незрячая. Собака-поводырь по кличке Азалия помогла ей поступить в Новосибирский государственный технический университет на факультет филологии и журналистики. Вместе с Азалией девушка успешно сдала вступительные экзамены. Теперь лабрадор будет ходить на лекции вместе с хозяйкой.

– В выборе университете никакой сложности не было, – рассказывает Светлана Metro. – Я просто пришла и сказала, что желаю учиться у них. После чего всё было как обычно – подача документов, заполнение заявлений. Правда, было одно исключение: мы писали заявление, что мне нужен человек для помощи в выполнении заданий. По всем предметам, кроме литературы, нужно было сдавать тесты.

Тесты Света выполнила настолько быстро, что преподаватели были приятно удивлены. Задания ей зачитывал тьютор – человек, закреплённый за незрячей абитуриенткой университетом. За тесты она получила высокие баллы. А вот с сочинением возникли сложности.

– Я написала его методом брайля, а потом продиктовала его. Писала долго, провозившись с текстом. Мне хотелось успеть выразить свои мысли, успеть всё записать и продиктовать. Мне готовы были увеличить время на выполнение заданий, но обошлись без этого. В целом, нас с Азалией приняли на экзаменах положительно, на собаку особо не обратили внимания. С ней мне было спокойнее, в этом была поддержка. Преподаватели даже смеялись - я написала первый тест, и они уточнили, помогала ли мне Азалия. Я сказала: "Конечно, из-под парты подгавкивала, какой вариант правильнее!" Само собой, это была шутка.

В университете есть корпус, где обучаются люди с ограниченными возможностями – когда Светлана поступала, она знала о нём, но предпочла учиться со зрячими студентами.

– Я когда звонила в приёмную комиссию по поводу документов и экзаменов, мне сказали про восьмой корпус, но я уже знала о нём и ответила, что ничего интересного для меня там нет.

Света призналась, что не любит учиться, поэтому нет такого, чтобы она ждала учёбу с нетерпением. Однако ей нравится то направление, которое она выбрала, и ей хочется поскорее узнать, как будет проходить обучение. Со школьных лет её привлекала филология, единственное, смущало, что в университете придётся писать много сочинений. Однако она решила всё-таки попробовать именно это направление.

– До университета я уже училась в медицинском колледже на медсестру-массажиста, но только среди незрячих и слабовидящих – мне там тоже помогала Азалия. Мы сидели, как правило, в одном корпусе, в одной и той же аудитории. Азалия находилась со мной в классе. Единственное, что она там делала – лежала и храпела под партой. Но вызывала положительную реакцию. Преподавателей умилял этот храп, они спрашивали, насколько собаке интересно их слушать. Ну, разумеется, я прикрывала её как могла (смеётся). Говорила, что очень интересно, а информацию она усваивает во сне. Жаль, про меня так никто не говорил! Бывали и трогательные моменты. Перед экзаменами вся группа обязательно гладила собаку. Со смехом говорили: "Кто Азалию не погладил, тот экзамены не сдаст!" Такой вот был антистресс. Медколледж я в итоге окончила.

Лабрадор Азалия.

Лабрадор Азалия.

Сергей Коваленко, Другой

Фото:

В университете Светлане придётся много ходить – в этом ей будет помогать лабрадор. Лекции девушка собирается записывать на диктофон.

– Буду писать тексты на планшете, а некоторые задания выполнять по брайлю. Конечно, это касается только тех заданий, которые не нужно будет сдавать преподавателю.

СЛЕПОТА

Светлана рассказала, что у неё полная потеря зрения. В детстве она могла различать яркие цвета, из которых запомнила только красный и белый. Большие предметы она воспринимала как нечто, преграждавшее путь.

– Я понимала только то, что это нужно обойти, но не видела, что именно обхожу. Был случай, когда мы гуляли со знакомой девочкой по аллее, а наши мамы шли за нами. Вдруг я увидела что-то большое, но не подумала, что большими бывают не только те, кого я тогда знала. В общем, я развернулась в сторону мамы и крикнула: "Мам, что это за дерево?" А этим деревом оказался мужчина... И таких забавных ситуаций было много. Только смешными они виделись спустя какое-то время.

Светлана стоически переносила свою слепоту – ей помогало то, что она просто не задумывалась о том, что её состояние необычно. Девочка поначалу полагала, что все остальные видят точно так же, как и она.

– Однажды я подумала, что если я никого не вижу, то и меня никто не видит. И сильно удивлялась, когда мама замечала все мои проделки, хотя я стояла к ней спиной. Оказалось, что спиной должен стоять тот, кому не надо смотреть. Удивляло, что взрослые видели, например, что у меня мокрые руки или на мне перчатки. Когда мне сказали, что перчатки по цвету отличаются от кожи рук, я ничего не поняла. Долго не могла в это вникнуть – причём здесь цвета.

Кода Светлана подросла, то её стало беспокоить, как она выглядела – доходило до паранойи.

– Я думала, что все видят каждую пылинку на мне, каждую маленькую дырочку на одежде и подобные мелочи, на которые обычно никто не обращает внимания. Сейчас я к этому отношусь проще, хотя и не понимаю, как это всё смотрится со стороны, как выглядит "на глаз".

С детьми у неё отношения складывались по-разному – были те, кто играл с ней вместе, были те, кто общался с особенной девочкой только один раз просто из интереса или по просьбе взрослых. Встречались и такие дети, которые полностью игнорировали её присутствие.

– А были и те, кто очень хотел обидеть того, кто слабее, – вздыхает Светлана. – Если мне говорили что-то обидное, это непременно было связано с моим зрением. Когда я была маленькая, меня это не цепляло, я даже недоумевала – что же со мной не так. Потом, когда мне всё объяснили, становилось обидно. Но семья меня поддерживала, поэтому я научилась не принимать обидные слова близко к сердцу. Даже хорошо, что я прошла это в детстве. В подростковом возрасте подобное отношение могло спровоцировать какую угодно реакцию, от замкнутости до попыток суицида или желания отомстить.

В школе Светлана училась среди таких же слепых и слабовидящих, как она, поэтому там она окончательно поняла, что не такая как все.

– Но я не стала при этом считать себя какой-то ненормальной или ущербной, просто всё было немного по-другому. В школе я научилась хотя бы примерно оценивать свои возможности. Когда находишься среди людей с такими же проблемами, можно перенять чей-то опыт или поделиться своим. Впрочем, по какой-то причине мне комфортнее в обществе зрячих.

ДРУГ И ПОМОЩНИК

С детства Светлана боялась собак, но три года назад подружилась с лабрадором по кличке Азалия – с тех пор её жизнь изменилась.

– Я получила её в Купавне, в школе подготовки собак-проводников. Решение забрать её далось нелегко. Я их правда боялась. Они ничего плохого мне не сделали, но всё равно было страшно. До сих пор боюсь неожиданного лая собак. Азалия, можно сказать, не лает – я за 3 года слышала её раз десять всего лишь.

Светлана и Азалия на прогулке.

Светлана и Азалия на прогулке.

Сергей Коваленко, Другой

Фото:

Сейчас Светлана относится к собакам по-прежнему с осторожностью, но знакомое животное может погладить даже с удовольствием.

– Если знакомство с собакой проходит на ура – мне лизнули руку или дали лапу, то я буду делать с ней всё, что мне собака разрешит. Если не очень гладко – собака проигнорировала, попыталась отойти, тогда я просто поглажу её. Если собака среагировала агрессивно, то гладить совсем не буду. Кошек, кстати, раньше тоже боялась, но когда мне было 9 лет, завели Мусю. Мы с ней подружились, хоть и не сразу.

В жизни Светланы Азалия занимает место ребёнка, которого нужно защищать или что-то подсказывать во время прогулки.

– Но подсказывать приходится крайне редко, хотя ситуации бывают сложными, требующими моего решения. С другой стороны, я могу с тростью пройти и без собаки, поэтому стараюсь всегда контролировать ситуацию. Более того, я всегда уверена, что с Азалией мы дойдём до пункта назначения. Или обязательно что-нибудь придумаем сообща, чтобы добраться.

Азалия много чем помогает Светлане – она не только верный друг, но и отличный помощник, обученный разным командам.

– Если кто-то к нам подошёл и представился, Азалия может за этим человеком пойти, если я попрошу. Она знает, что такое "выход" или "лестница". Может спустить меня до первого этажа и вывести из здания. Она способна запоминать кабинеты. Допустим, если мы вчера были в кабинете и пришли в университет на следующий день, она сможет привести меня в нужную аудиторию.

Светлана призналась, что эмоционально сильно привязана к Азалии – многие друзья и родственники отмечают, что они очень похожи.

– Я доверяю ей свою жизнь, свою безопасность. Я знаю, что она ответственно к этому подходит, вот только за свою собственную жизнь не сильно беспокоится. Поэтому мне нужно быть очень осторожной, следить, чтобы с ней всё было в порядке. Мы друг за другом приглядываем. И да, мы с ней похожи, есть схожие черты в характере. Иногда с мамой смеёмся, что мы с Азалией обе скорпионы. Ну, я по знаку зодиака скорпион, а Азалия – по характеру. А ещё все, кто нас видит вместе, говорят – прям две Светы. Ну очень похожи. И это просто здорово!

Сибирячка особо подчеркнула, что ни в коем случае нельзя относиться к собакам-поводырям как к роботам.

– Азалия – живое существо. Не трость, которую можно поставить в уголок и забыть, а потом взять, когда понадобится. Это животное, которое нужно кормить, которому нужно уделять внимание. У неё есть свои повадки, привычки. Человек, покупая собаку-поводыря, должен чётко осознавать, что получает друга, с которым нужно найти общий язык, где-то искать компромиссы. К счастью, Азалия у меня девочка послушная и исполнительная!