Борьба врачей с коронавирусной инфекцией в самом разгаре. С начала мая на передовой вместе с опытными врачами находятся и студенты старших курсов медицинских вуз.

Приказ об организации практической подготовки студентов-медиков "в условиях борьбы с распространением новой коронавирусной инфекции" был выпущен Минздравом и Минобразования России в конце апреля. В соответствии с документом работать в ковидных больницах смогут только те, кто окончил как минимум три курса по специальностям "лечебное дело", "педиатрия", "медико-профилактическое дело", "стоматология" или более двух курсов по направлению "сестринское дело". Исключение делается для студентов, которым сражаться с коронавирусом противопоказано по состоянию здоровья, а также тем, кто уже проходит практику или работает в какой-либо медицинской организации.

В приказе уточняется, что к практике студенты допускаются "при наличии их письменного согласия и заключении трудового договора". Перед работой все обязаны в онлайн-формате посетить занятия, на которых будут разъяснены нюансы борьбы с новой коронавирусной инфекцией.

Студенты разных российских вузов узнали о приказе либо на собрании с руководством, либо от старост своих учебных групп. Новость вызвала волнения среди учащихся и разную реакцию: кто-то оказался не против получить новый опыт, а кто-то не собирается проходить практику даже не в коронавирусных больницах. Репортёр Metro выслушал все точки зрения и задал вопросы по поводу практики экспертам.


Дед сказал: "Внучок, будь аккуратнее. Звони почаще"

Иван обучается на четвёртом курсе Казанского государственного медицинского университета по специальности "лечебное дело". Проходит практику в седьмой городской больнице.

– В конце апреля у нас была неформальная встреча с руководством вуза, на которой было сказано, что, мол, больницам города нужна помощь, много заболевших. Сказали, кто хочет – отмечайтесь в специальном списке. Кто не хочет – тоже говорите, будем решать вопрос. Про оплату труда ничего не было сказано. Но и в ультимативной форме тоже ничего заявлено не было. Не говорили, что, если кто-то не пойдёт работать в "красную зону" (это и есть ковидная клиника. – Прим. ред.),  сразу отчисление без каких-либо вопросов. Просто на собрании была напряжённая атмосфера, так как объявление было неожиданным и никто не знал, что нас ждёт дальше.

Потом мы пообщались внутри группы, несколько человек сразу отказались, а другие, включая меня, взяли время на размышления. Это время я использовал для того, что обсудить ситуацию с близкими. Я им честно сказал, что хотел бы попробовать, потому что работа в экстремальных условиях – часть моей профессии. Пальцем у виска они не покрутили, сказали только, что, по их мнению, это опасно, но я уже большой мальчик и способен самостоятельно принимать решения. Дед весь разговор молчал, потом подошёл и просто сказал: "Внучок, будь аккуратнее. Звони почащ ".

Ну а ещё я осознал, что те, кто будут отказываться от практики, возможно, вообще не станут врачами. Не буду пояснять эти слова, уверен, читатели поймут вышесказанное без дополнительных намёков.

В начале майских праздников я стал медбратом в отделении для инфицированных. Официально, по трудовому договору. Онлайн-обучение проходил, но оно незачем, чистая формальность. На практике обнаруживается куча нюансов, о которых ты и не подозреваешь вообще. Кстати, если кто-то ещё не верит, что коронавирус – это реальность, то таких людей я срочно призываю одуматься. Больных много, работы тоже. Работаю когда с 8 утра до 18:00, а иногда сутки, потом два выходных, а потом опять заступаю. Каждые 6 часов на суточной смене – перерыв. Я ставлю уколы, капельницы, веду документацию, заношу в базу новые назначения. Естественно, процедуры провожу в тяжёлом защитном костюме, в котором ощущаешь себя так, будто постоянно волочишь за собой на привязи огромный комод или рояль. Всегда хочется пить, стал вдвойне ценить, что на Земле есть вода. Тяжело, но старшие помогают адаптироваться, подсказывают. О страхе заразиться в моменты запар не думаешь, просто реально не до этого. Уже после работы периодически охватывают такие мысли, но я их отгоняю. В конце концов я делаю благое дело.

В больнице я понял, в чём главная опасность этого вируса: никто толком ничего не знает о его природе. Информации много, но она настолько противоречивая, что люди запутались! Единственное, что все усвоили – это слово ИВЛ. Многие нервничают и просят сделать всё, лишь бы не попасть на этот страшный аппарат. Люди чётко усвоили, что если попадаешь на ИВЛ – всё, приехали. Поэтому на смене иногда даже больше психологической работы, чем физической. Надо объяснять, успокаивать, помогать не впасть в панику. Время сложное, но, как говорится, и это пройдёт.


Я хочу быть косметологом, а не инфекционистом

Ирина, студентка пятого курса Российского университета дружбы народов. Учится платно по специальности "лечебное дело". Практику проходить отказывается.

– 28 апреля мы получили приказ от Министерства здравоохранения и Министерства образования, в котором было написано, что с 1 мая мы должны выйти работать в медучреждения столицы в связи с распространением коронавирусной инфекции. А вечером 30 апреля всему курсу выслали большой документ в Exсel, в который надо было вписать наши персональные данные и указать, в какой больнице каждый хочет работать: в ковидной (красная зона) или в той, где инфекции "нет" (зелёная зона).

Дело в том, что принудительно в ковидную больницу тебя отправить не могут, ты должен сам изъявить желание. И если ты согласен, то с тобой заключают трудовой договор – и ты работаешь за деньги. Если отказываешься, то, соответственно, отправляешься в "чистую" больницу, но без средств индивидуальной защиты, и ты работаешь там бесплатно. Если ты уже в какой-то больнице работаешь, то ты продолжаешь там работать, и это засчитывается тебе как практика

Также 30-го числа нам скинули онлайн-курсы с презентациями, которые надо было отсмотреть, а потом пройти тесты и получить два сертификата. Один о том, что мы теперь умеем обращаться с оборудованием во время коронавирусной инфекции, и второй –  о том, что мы умеем ухаживать за больными с коронавирусом. Нужно было пройти эти тесты за одну ночь, с 30 на 1 мая. И это вызвало у меня чувство дополнительной тревоги. Например, гинеколога же за пару суток не учат делать трепанацию черепа. И староста мне сказала, что, по её информации, если мы эти тесты не пройдём, будут последствия в виде отчислений. До этого времени разговора с руководством университета у нас не было, но и отчислениями никто не грозил.

Я хочу сказать, что студенты сейчас настроены не против практики как таковой, а против именно той практики, которую нам предлагают, которая несёт опасность, которая неправильно организована и которая отличается от той практики, которая должна была быть в моём случае – практика помощника врача, которую проходят на пятом курсе. И именно за неё я платила деньги. А нам опять предлагают пройти санитарскую практику. То есть,нас отправляют получать опыт, который мы уже получили на младших курсах.

При поступлении на практику мои хронические заболевания, как я поняла, не будут учитываться, хотя у меня они есть. У меня обструктивный бронхит. А это прямое противопоказание к контакту с инфицированными. Надо понимать, что даже при отправке в "чистую (зелёную) больницу" никаких гарантий нет: сейчас эпидемия, везде может быть "грязно". Если я заболею, то кто меня потом будет лечить – непонятно. И мне ещё надо будет доказать, что я заболела именно на этой практике, что будет сделать почти невозможно. Получается, в случае чего я буду лечиться за свой счёт, так как трудовой договор при отправке в "чистую" клинику не заключается.

Что касается разговоров о том, что мы "дали клятву Гиппократа", то это вообще очень смешно. Во-первых, клятва написана неизвестно кем. Но, поскольку её можно было причислить ко времени жития Гиппократа, её так и назвали. То есть клятву просто посвятили Гиппократу. Её не дают уже очень давно. В Советском Союзе была клятва советского врача. Сейчас в России есть клятва российского врача, которую можно дать по желанию. Её не дают все врачи, а уж тем более студенты-медики.

Ещё я слышала тезис про "вперёд на передовую, и это наша работа". Да, пожалуйста, если бы у нас было объявлено чрезвычайное положение или шла война. Но сейчас происходят действия, очень приближенные к мобилизации, но вне объявления государством чрезвычайной ситуации. Почему тогда нас мобилизуют и пускают на передовую? Я студентка, я ещё не врач и многие мои коллеги не имеют сестринского сертификата. Более того, я хочу работать косметологом, а не инфекционистом. И в медицинский вуз я пошла, потому что без медицинского образования невозможно получить разрешение на работу косметологом.

Споров на тему, идти или не идти на практику, в нашей группе не было. Все пока боятся высказывать своё мнение открыто. Я не знаю, есть ли именно среди моих одногруппников те, кто рвётся прямо в бой. Моя знакомая с четвёртого курса сказала, что три человека  из их группы прямо вот хотят. Большинство из тех ребят, с кем я общаюсь, против. Я звонила своим коллегам в разные города, все против. И в Казани против, и в Калининграде, и в Воронеже.

Родители большинства студентов-медиков, которых я знаю, а также и мои родители в том числе, говорят примерно одинаковое: если есть вариант взять академический отпуск, то лучше бери. Потому что это твоё здоровье, ребёнок у нас ты, и мы не хотим отдавать тебя в рабство государству за наши же деньги.

Когда приказ только вышел, меня одолел страх, потому что я не знала, как отнесутся к моей позиции мои родные. Поддержат ли они меня? Но когда они меня поддержали и когда мои коллеги и друзья стали говорить схожие вещи, то чувство страха сменилось чувством несправедливости. Потому что нашу позицию никто не слышит, а только тыкают в нас опубликованными приказами.


Лучшей возможности молодому врачу заявить о себе может не быть

Илья, студент Ростовского медицинского университета. Учится на пятом курсе по специальности "педиатрия". Хочет попасть на практику в "красную зону".

– Сразу скажу: я не являюсь врачом в пятом или десятом поколении и не являюсь бешеным патриотом своей страны. Я просто считаю, что сейчас для молодых врачей самая лучшая возможность заявить о себе, а ещё обзавестись полезными контактами. Даже не знаю, будет ли ещё такая возможность в будущем. И поэтому я хочу пойти на такую практику, согласен работать в больнице, где принимают больных с коронавирусом.

Ну вот что мы делали на практиках раньше? Ходили вереницей за врачами и медсёстрами, выполняли самые банальные поручения, типа перенеси ведро с места на место. Принеси вон ту пипетку для больного. Заполни вот эту и вот эту бумажку по образцу. Да, иногда можно было попасть, условно говоря, на мастер-класс. Но в целом ощущения от практики оставались такими, что вроде бы ты чему-то научился, но в то же время вроде как потерял время. Наверное, чувство потерянного времени даже главенствовало.

Сейчас ситуация другая. Мы будем при делах, будем отвечать за какой-то пусть и маленький, но вполне себе реальный участок работы, где задействовано много людей. Судя по документам, которые нам прислали, будем и с оборудованием работать, и с реальными больными. Это ответственность, это риск, но ведь в будущем я и большинство моих коллег-студентов разве не хотят заниматься именно такой работой? Наверное, я излишне романтизирую, но если какой-то человек хочет стать врачом, но ему чужды понятия риска и ответственности, то каким же врачом этот человек станет? Разве что фиговым и будет искать ответы на вопросы пациентов в Интернете. Себя только позорить будет и профессию.

Насколько я знаю, в нашем университете отказ от практики пока не чреват отчислением. Это на уровне слухов и версий, официального подтверждения информации не было. Но если подтвердят, то я, конечно, обеими руками голосую против таких жёстких мер. Такое недопустимо. Всё должно быть добровольно. Мы ещё студенты, а не дипломированные врачи, и нас никто не должен отправлять куда попало. А некоторые студенты ещё и заплатили за обучение уже больше миллиона рублей, получается, они будут рисковать за свои же деньги. Ну это же бредятина полная.

У меня в группе на эту тему, естественно, разговор был. Большинство на практику не хочет. Те, которые не хотят, – это в основном уже люди семейные, у некоторых даже недавно дети родились. Они против долгих разлук и, когда всё закончится, не желают несколько недель сидеть на карантине внутри лечебного учреждения. Я пока не женат, мне проще, и мне хочется быть в гуще событий. Родители, конечно, опасаются, но категорично против они не были.

Что касается личного страха оказаться заражённым… Знаешь, корону запросто можно же подхватить, не будучи врачом. Да, шансов меньше, но они же всё равно есть, так как люди периодически выходят из дома.

Скорее всего,  я слишком легкомысленный, но пока у меня в голове включён тумблер "мне повезёт, всё будет в порядке и, если что, меня вылечат". И превалирует чувство показать себя и испытать  в стрессовых условиях, чтобы убедиться, что я достоин работать врачом.


Ничего страшного в такой практике нет

Мнение Ольги Голубевой, врача-хирурга с 12-летним стажем.

– Уже когда пандемия окончательно пришла в Россию, то есть, в середине марта, в клиниках начала складываться ситуация под названием "Всегда нужны свободные руки". А если эти руки ещё и обладают даже минимальными медицинскими навыками, то совсем хорошо. Думаю, поэтому и возник вариант со студентами, – сказала Metro Ольга. – Я считаю, что если студент сам желает получить такую практику и его медучреждение обеспечит надлежащей защитой, – ничего страшного в такой практике нет. По сути, в этом случае всё происходит по обоюдному согласию заказчика в лице конкретной больницы и работника в лице студента. В противном случае ничего не получает ни больница, ни сам студент. Ну как может эффективно помогать студент, который этого не хочет? Он в больнице скорее капельницу разобьёт, чем поможет больному. В итоге все в минусе.

Обеспечит ли больница безопасность студенту? Хороший вопрос. Я скажу вам так: я думаю, что об этом позаботятся. Потому что если произойдёт беда, уверена, скандал будет такой силы, что потушить и скрыть не удастся.


И хочется, и колется, и мама не велит

Мнение юриста

Одновременно с поиском героев для материала Metro обратило внимание на набирающее массовость в соцсетях движение "Студентнераб". Все его участники делятся личными историями, суть которых в том, что их направляют на практику в ковидные клиники в принудительном порядке. В противном случае следует отчисление из университета. Также, по словам студентов, вышедший приказ о практике незаконен. За разъяснениями мы обратились к юристу.

Один из них – заслуженный юрист России Иван Соловьёв – подчеркнул, что заставить студентов идти на практику в коронавирусную больницу никто не имеет права.

– Направление на такую практику должно быть добровольным, – сказал он. – Предполагаю, что те, кто пришёл в медицину по призванию и зову сердца, ни секунды не сомневаются, идти или не идти в коронавирусные больницы. Но надо понимать и тех, кому в буквальном смысле и хочется, и колется, и мама не велит. Они должны продолжить дистанционное обучение, как это и предусмотрено сейчас. Студент должен иметь возможность пройти практику как с риском для здоровья, так и без него, при этом на итоги окончания вуза это влиять не должно. Студенты-медики воинскую присягу не принимали, поэтому безоговорочно подчиняться приказам не должны. Я думаю, что Минздраву и Минобру, а если необходимо, и прокуратуре самое время мягко вмешаться в данную ситуацию. Разъяснить вузовским исполнителям, что не стоит торопиться и выжимать из студентов нужные решения. Сэкономленные день-два могут вызвать гораздо больше негативных последствий, чем чёткая и последовательная работа с соблюдением всех прав человека.

Соловьёв отметил, что студенту стоит изучить устав вуза, чтобы знать свои права и обязанности. Но если единственным препятствием для прохождения практики в обычной инфекционной больнице является другая специализация студента, то такой студент должен задуматься, верно ли он выбрал профессию.

– Например, если студент хочет стать арбитражным управляющим, то это совсем не значит, что на юрфаке он не должен изучать криминалистику. Есть определённые требования к профессии врача, и независимо от того, кем планирует быть выпускник, он должен овладеть всей совокупностью знаний и практических навыков, – добавил юрист. – Всё дело в том, что от студентов-медиков никто не ждёт подвигов врачей-эскулапов в виде сложных операций или чудо-исцелений. Их практика – быть на подхвате, выполнять во многом техническую работу. Это должен уметь делать врач любой специальности, поэтому ссылка на узость своей врачебной специализации выглядит не совсем корректно.


В красную зону только при добровольном согласии

Официальная позиция Минздрава

– Студенты медицинских специальностей должны направляться для прохождения практической подготовки, связанной с оказанием медицинской помощи пациентам с подтверждённой коронавирусной инфекцией в условиях стационара, исключительно при их добровольном согласии и оформлении временного трудового договора с медицинской организацией, – заявил министр здравоохранения Российской Федерации Михаил Мурашко. – Предварительно все они пройдут специальное обучение, в том числе по вопросам безопасности медперсонала, и так же, как медработники, будут обеспечены средствами индивидуальной защиты. На время практической подготовки на них в полной мере распространяются положения о стимулирующих выплатах медработникам, предложенных президентом Российской Федерации Владимиром Путиным и Правительством России.

Напомним, что в апреле Путин поручил установить дополнительные выплаты медикам в условиях борьбы с COVID-19. Так, врачи должны получать по 80 тыс. руб. в месяц, средний медперсонал – по 50 тыс. руб., а младший медперсонал и водители скорой помощи – по 25 тыс. руб. в месяц.