В апреле на канале "Т24" стартовал новый сезон телешоу "Мужская кухня". Ведущий проекта Дмитрий Игнатов встречается на природе с интересными собеседниками – они готовят вместе еду и говорят о жизни. Не все знают, что Дмитрий – сам человек с удивительной судьбой. Вместо левой ноги у него – протез, что совсем не мешает ему ловить от жизни кайф. Дмитрий рассказал Metro о телевидении, вспомнил тот страшный день, когда потерял ногу, и признал, что людям с ограниченными возможностями в России приходится нелегко.

– Для меня работа на телевидении – способ самовыражения, что-то творческое, – говорит он. – Шоу "Мужская кухня" интересно тем, что мы зовём не каких-то там звёзд, селебрити, а настоящих, душевных мужиков, мужчин, с которыми есть, о чём поговорить, и которым есть что рассказать. Мы с ними беседуем во время готовки – либо используем какой-то семейный рецепт, либо вместе придумываем, что приготовить. Гости проходят и другие испытания. Например, архитектора мы заставили забивать гвозди и собирать рубанок. Нам показалось, что человек с такой профессией никогда не держал в руках молоток – но оказалось, держал.

 

Дмитрий не только снимается в телешоу, он ещё и активно занимается спортом. И это несмотря на инвалидность – шесть лет назад он лишился ноги во время службы в армии. Получилось из серии "нарочно не придумаешь" – на армейца упала ракетная установка С-300.

– Поступил приказ, что мы переезжаем, – вспоминает Дмитрий. – Наши руководители не до конца понимали, когда это произойдет. И ставили установку то в боевое положение, то в пехотное. И в какой-то момент там что-то неправильно закрепили. Я проходил мимо, и она свалилась. Дурацкая история, знаете, из тех, которые попадают в хит-парад идиотских новостей. Я даже не услышал никакого скрежета. Просто "Бам!" – и всё! Орал как сумасшедший, не мог пошевелиться...

Первыми к раненому подбежали сослуживцы и стали делать всё, чтобы он не потерял сознание – по словам Дмитрия, получилось прямо как в кино.

– Мне кричали, чтобы я не спал, открывали мне глаза, держали за руку! При этом все ждали, когда же приедет кран, чтобы поднять установку. В итоге я отключился только в госпитале, когда врач сделал укол. А когда проснулся, ноги уже не было. Потом мне сказали, что я попал на пересменку врачей, поэтому было много хирургов. Они быстренько мне ногу и оттяпали. Важно было сделать это оперативно, так как сильно шла кровь. Хирурги спасли мне жизнь! Помню, через некоторое время ко мне пришёл психолог. Это была взрослая женщина, и она сказала, что, скорее, это ей нужен психолог, а у меня всё будет в порядке. Понимаете, когда я узнал про ногу, у меня просто не возникло каких-то ненужных, глупых мыслей.

 

 

🕺🏽

Публикация от Dmitry Ignatov (@dvignatov) 13 Фев 2017 в 2:16 PST

Сейчас у Дмитрия уже второй протез, причём оба ему сделали за счёт государства. Последний из них оказался более совершенным – с точки зрения функциональных возможностей.

– В России мало богатых инвалидов, поэтому многие проходят долгую бюрократическую процедуру, при этом приходится доказывать, что протез действительно нужен, причём хороший, – вздыхает Дмитрий. – В конце концов, я получил от государства оба протеза. Оба – электронные, их нужно заряжать. В них много датчиков, которые помогают – например, считают, сколько ты прошёл за день. Если их сравнивать, то первый был как iPhone 5, а второй – как iPhone X. Один водостойкий, другой нет, у одного есть режим велосипеда, у другого – нет. Увы, у протезов есть и недостатки – с ними нет обратной связи. Так, я не чувствую, горячо или холодно, земля под ногами или песок, а ещё не могу пошевелить пальцами ног. Есть, конечно, разработки, которые позволяют и это, но они стоят космических денег.

У Дмитрия есть мечта, которая помогает ему держать себя в хорошей физической форме – он хочет стать кандидатом в мастера спорта по плаванию. А ещё он хотел бы выступить на Паралимпиаде, но понимает – сделать это почти нереально.

– Со многими нашими паралимпийцами знаком лично, – говорит Дмитрий. – Сам бы хотел выступить, но понимаю, есть ребята сильнее, быстрее и моложе. Я же, напротив, старею. Для меня Паралимпиада – тусовка своих людей, которые друг друга мотивируют. Когда-то для многих кумиром был паралимпийский бегун Оскар Писториус, но про него я скажу одно. Я не священник и не прокурор, чтобы его судить. Но одно знаю точно – убийство это плохо. Впрочем, есть же другие звёзды. Например, Ник Вуйчич. Крутой чувак, без рук и ног, колесит по России и миру и зашибает огромные деньги. Вот кто красавчик. К сожалению, отечественных звёзд мало кто знает. Если подойти на улице и попросить назвать пять звёзд нашей эстрады, их сразу назовут. Но стоит попросить назвать пятёрку паралимпийцев, вряд ли вспомнят хотя бы одного...

 

Дмитрий считает, что в России к людям с ограниченными возможностями до сих пор относятся настороженно – и это большая проблема.

– Их считают ничтожествами, попрошайками, людьми, которые вечно качают свои права, просят обслужить вне очереди. Но ведь есть же много ролевых моделей – например, биатлонист Рома Петушков, у которого куча медалей. Или мисс мира на коляске Ксения Безуглова, безумно красивая девчонка. Но их не знают. Идиотская ситуация! Мы пытаемся что-то изменить своим примером, но ничего не работает. Идёшь, например, в жару в шортах, дресс-код тебе это позволяет, но тебе говорят вслед: "Какого чёрта ты показываешь свой протез?" Понимаете, у людей есть пунктик – когда они видят человека, который чем-то от них отличается, включается страх. Чтобы с этим бороться, нужно, наверное, заниматься воспитанием молодёжи. Подавать личный пример. Знаете, мне ведь пишут кучу сообщений в соцсетях, говорят: "Чувак, ты меня вдохновляешь! А подскажи, как себя вести, что делать?". Конечно, я стараюсь помочь. Мне это нравится!

Маргарита Грачёва

Жительница Серпухова Маргарита Грачёва, как и Дмитрий Игнатов, пережила страшное потрясение – она лишилась кистей рук (их отрубил у неё ревнивец-муж). Рите сначала пришили левую кисть, а недавно установили бионический протез на правую руку. С тех пор девушка немного оправилась от стресса и постепенно привыкает к новой жизни.

– За границей к людям с особенностями привыкли, – рассказывает Грачёва Metro. – А вот у нас в Петербурге одна девушка в торговом центре сказала: "Ой, какой ужас!" Мои подруги не интересуются протезом, они больше со мной общаются, им важно, как я себя чувствую. Но вот их мужья интересуются техническими особенностями протеза, могут о нём расспрашивать. Дети, свои и чужие, тоже обращают на протез внимание. Мой старший сын, когда впервые увидел протез, сказал: "Мама, ты теперь всё можешь, даже сковородку держать?" Я ещё пока не втянулась в новую жизнь. Трудно, конечно. Но я стараюсь улыбаться, потому что не вижу смысла плакать, грустить, ведь тогда будет ещё хуже. Учусь жить по-новому. Трудности бывают у всех, и нужно их с достоинством переносить. Хочу со временем выйти на работу. Но пока не понятно, на что в будущем будет способна левая рука, которую пришили, насколько она будет функциональна. Не хочется, чтобы меня взяли на работу из жалости. Хочу приносить реальную пользу!

Дмитрий Игнатов знает историю Риты – он дал ей совет:

– Могу порекомендовать только одно – пусть она занимается своим любимым делом, никого не слушает и кайфует от жизни!

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

– Человек, который внезапно стал инвалидом, потерял здоровье и получил какое-то физическое ограничение, проходит тот же путь, что и человек, потерявший близкого: отрицание, гнев, торги, депрессия и только потом – принятие, – рассказывает Metro Ирина Парфёнова. – Важно не застрять на одной из стадий. Главная задача после резкой смены жизни – адаптироваться к новым условиям, научиться жить новой жизнью. И параллельно отпустить старую. В одиночку справиться с травмой будет сложно. Не нужно бояться просить помощи. К счастью, травма открывает новые ресурсы. Когда ситуация полностью пережита, она может дать толчок личностному росту.