Как отмечают аналитики, рекордное падение цен на нефть произошло не только из-за конфликтной ситуации с ОПЕК+, но и из-за падения реального спроса в условиях пандемии. По данным Reuters, люди стали вдвое реже пользоваться личными автомобилями. Государства-экспортёры в конечном итоге договорились о сокращении добычи, но оно начнётся только в мае и повлиять на падающий спрос пока не в силах – хранилища по-прежнему переполнены.

20 апреля цена на АИ-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже составила 35,77 тыс. руб. за тонну. При этом всевозможные выплаты в бюджет составляют 38,07 тыс. рублей. Таким образом, на каждой тонне продавец теряет 2,3 тыс.  рублей, сообщает РБК.

– Рассчитывать на серьёзное снижение цены на бензин в России я бы не стал, – сказал Metro главный экономист VYGON Consulting Сергей Ежов.

По мнению эксперта, ситуация  связана в первую очередь с демпфером – системой регулирования цены, которую правительство запустило в 2019 году. Если цены за пределами России выше, чем внутри, то казна доплачивает нефтяникам для того, чтобы они не поднимали цену топлива внутри страны. Если же цена за рубежом падает, то уже нефтяники платят в казну независимо от внутренних цен. То есть если внутренние цены на топливо падают, то платежи не снижаются.

– Сейчас пересмотреть параметры демпфера проблематично, – говорит Сергей Ежов. – Ведь придётся отказаться от довольно существенной части доходов бюджета, которые и так обвалились. Сейчас по демпферу в казну попадает 13 рублей с каждого литра бензина. Каким образом будет достигнут баланс интересов, пока трудно прогнозировать.

Снижение цены на АЗС для бизнесменов лишено смысла ещё и потому, что люди не покупают бензин не по причине его высокой цены, а просто потому, что вынуждены меньше пользоваться автомобилями.

В то же время цена доллара ожидаемо поднялась за сутки почти на 2% и сегодня днём перевалила отметку 77 рублей, евро стал стоить более 83,3. Мало кто сомневается, что ситуация не будет меняться к лучшему до того момента, когда стабилизируются цены на энергоносители.

– Плохо не столько то, что нефть WTI упала – бог с ней, а то, что и нефть URALS тоже падала ниже нуля – вот это меня расстроило, – сказал Metro профессор кафедры финансов, денежного обращения и кредита факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, кандидат экономических наук Юрий Юденков. – Но давайте не будем о плохом. Давайте о том, как нам можно выкарабкаться! Пока мы падаем, падаем, падаем, но к августу, возможно, пойдём в другую сторону. Президент сказал: “Давайте поможем строительству”. Если заказы со стороны строительства для металлургов, цементной промышленности, другим отраслям поступят вовремя, то строительная отрасль станет лидером вытаскивания страны из… ямы. А яма колоссальная. Если успеют подхватить, то мы сможем безболезненно развиваться уже в следующем году.

По словам эксперта, с долларом ситуация сложная – в Штатах тоже непонятно, что творится. Но доллар пока выступает как точка отсчёта. 70% мировой торговли идёт в долларах, в России – 60%.

– Если не поступит заказов ни на нефть, ни на уголь, ни на газ, ни на сталь, ни на лес ни изнутри, ни с наружи страны, тогда, конечно, 98 год просто отдыхает, – предупреждает экономист. – Падение сейчас просто вертикальное. Одна надежда у меня, что Мишустин человек тёртый, что он сумеет межотраслевые проблемы решить. Иначе мы будем дальше падать. И тогда, даже если доллар подешевеет, нас это не спасёт. Другими словами, если мы сумеем организовать большой спрос на свои энергоносители внутри страны, это позволит нам стартануть из той ямы, в которую все катятся, уже этой осенью.