Питерский хирург-онколог, руководитель Онкологического центра комбинированных методов лечения Андрей Павленко в марте узнал, что у него рак тела желудка третьей стадии. По злой иронии судьбы, рак желудка – это как раз тот тип рака, которым и занимается Павленко в своей работе. С третьей стадией у врача есть 35% шанс прожить ещё пять лет. При пессимистичном развитии ситуации жить Павленко осталось всего два года.

Доктор решил не только бороться с болезнью, но и сделать эту борьбу максимально публичной. Для этого в социальных сетях и на одном из интернет-сайтов он завёл блог "Жизнь человека", в котором рассказывает обо всём, что его окружает и что с ним происходит во время лечения. Павленко убеждён, что отношение к раку в России, в том числе и со стороны пациентов, необходимо изменить. Репортёр Metro поговорил с врачом и узнал, что для этого нужно сделать.

Вначале – не о болезни. В Facebook широко разошлись фотографии с вашего дня рождения. У меня есть подозрение, что это был весёлый, но спонтанный праздник. Я прав?

– Да! Мы с женой и детьми очень любили один караоке-бар в Петербурге, частенько туда ходили. Сначала сидели на втором этаже, а потом непременно спускались на площадку вниз, чтобы послушать, как люди поют, сами иногда что-то пели. И в этот раз планировали сделать тоже самое. Но жена за моей спиной подготовила сюрприз. И когда я увидел, что все столики заняты моими друзьями - а их было больше 35 человек - ну это конечно было потрясающее ощущение. Этот вечер прошёл настолько быстро и незаметно, что я абсолютно не устал. Наличие этих людей там настолько вселило в меня энергию и уверенность, что просто не передать...

На днях вы прошли третий курс химиотерапии. Как вы себя чувствуете?

– Нежелательные побочные эффекты есть. Но мне удаётся справляться с ними самостоятельно. Я к ним готов. Особенно учитывая, что всё, что могло возникнуть – возникло у меня сразу же после первого курса. Общая слабость сохраняется, есть недомогание, но так в принципе всё в пределах разумного.

Мы можем проговорить, почему вы решились именно на такую тактику лечения: сначала четыре курса химиотерапии, а только потом операция? Чем это вызвано?

– Есть уже доказательные данные, что это более эффективный способ лечения. Особенно в том случае, как у меня. Когда есть поражения лимфоузлов окружности желудка. Ну и через неделю после постановки диагноза я ещё успел пройти обследование в НМИЦ онкологии имени Петрова. При осмотре брюшной полости выявили, что признаков визуального распространения болезни по брюшине нет. Это тоже очень важно и говорило о том, что в этой ситуации необходимо начинать лечение именно с химиотерапии.

Вы говорили, что находитесь в достаточно молодом для рака желудка возрасте, поэтому не думали об этом диагнозе. Но неужели совсем не было симптомов, которые заставили бы вас задуматься пройти обследование раньше?

– Симптомов никаких не было. Симптомы – боли в области желудка – появились в принципе тогда, когда уже была третья стадия. До этого было абсолютно бессимптомное протекание болезни.

Помните ваши первые действия после постановки диагноза?

– Через сутки мне сделали компьютерную томографию, и я составил для себя полный план лечения. Стало понятно, что опухоль распространённая, распространяется на большую часть тела желудка и нужно было немедленно начинать предоперационную химиотерапию.

Несмотря на болезнь, вы продолжаете работать. Когда вы в последний раз оперировали?

– Буквально на днях оперировал рак желудка. Сейчас я не каждый день на работе и больше администрирую, наблюдаю за молодыми коллегами, пытаюсь им помогать. Мои пациенты также в курсе о моём диагнозе, но никаких проблем в общении с ними у меня не возникает, я нахожусь в нормальной физической форме и вполне готов выполнять свои обязанности. Я ничем не рискую, качество моей работы остаётся на том же уровне. Ну а если возникнут проблемы - меня всегда смогут заменить.

Параллельно с работой и лечением вы ведёте проект "Жизнь человека". Давайте чётко сформулируем его цель как для больных людей, так и для здоровых.

– Основная тема для здоровых людей состоит в том, что наше время ограничено. Основная тема для больных людей - не нужно бояться болезни, нужно относиться к ней как к хроническому заболеванию. Нужно задавать правильные вопросы, нужно искать правильного доктора, правильную клинику и выстраивать с врачом доверительные отношения. Чтобы установить такие отношения, пациенту нужно правильно себя вести. То есть, не бояться задавать дополнительные вопросы, чтобы доктор вам мог всё верно объяснить.

А как определить доктора-профессионала?

– Его будет сразу видно. Это когда вы задаёте много вопросов – и доктор грамотно, спокойно и аргументированно отвечает на каждый из них. Но в тоже время не нужно бояться, если доктор при ответе на ваш вопрос посмотрит какую-то информацию в Интернете. Всё знать невозможно. Скорей всего, он знает, где искать правильный ответ и ищет для того, чтобы ответить вам наиболее информативно.

Давайте выделим самую острую проблему, которая есть в России у больных раком. Нехватка лекарств? Что-то другое?

–  В большинстве онкологических учреждений по месту жительства имеются онкологические препараты, они очень современные, поверьте мне. В том числе есть современные таргетные препараты. Я не владею информацией по всей России. Но если мы берём центральные города – лекарства вам предоставят без каких-либо затрат с вашей стороны. В России больше есть другая проблема: очень много времени проходит с момента выявления заболевания до назначения какого-то специализированного лечения. Этот этап может занять от полутора до двух, а иногда и трёх месяцев. По-разному. Иногда очередь на ту же компьютерную томографию занимает четыре недели. В зависимости от региона, района, города.

Вы же понимали, что в этом плане у вас есть преимущество перед другими больными?

– Да, у меня в этом плане было преимущество. Но цель моего проекта – ещё и показать, что лечение от рака возможно проходить в России, не выезжая за границу. Я хочу показать, что всё возможно. Более того, за последние время у меня накопились примеры, как зарубежные доктора некорректно вели себя с медицинскими туристами, нарушая определённые онкологические правила.

Помогает ли в борьбе с раком психологический настрой? Или "держись" и "борись" мало помогают?

– На самом деле влияет психология. Она может повлиять на качество жизни. Человек, который настроен позитивно и смотрит с определённой надеждой в будущее способен продуктивно работать, ставить перед собой цели и добиваться их. Ну и второй важный момент - позитивный настрой позволяет легче переносить все неприятные явления, которые возникают при лечении болезни. Если человек позитивно настроен, он понимает, ради чего это делается. И это очень сильно помогает в борьбе с болезнью. Те люди, которые пессимисты по жизни и впадают в апатию и страх - они не способны перенести даже самое минимальное лечение, поверьте мне. Их нужно вытаскивать из этой ямы.

Какую самую лучшую помощь могут оказать близкие человеку, который заболел раком?

– Самая эффектиная помощь - относиться к больному как к обычному человеку, а не как к инвалиду или какому-то ущербному. Болезнь не означает, что человека нужно ограничить от всех его жизненных обязанностей. Наоборот, чем больше вы выполняете своих жизненных обязанностей - тем дольше вы живёте и тем дольше получаете радость от всех тех вещей, которые вам раньше приносили радость. Не нужно ни в коем случае исключать человека из жизни.

Год назад я делал материал ко Всемирному дню борьбы с раком, в котором ряд экспертов-врачей высказали свои предположения, через какое время удастся победить эту страшную болезнь. Как бы вы сейчас ответили на этот вопрос?

– Проблема онкологических заболеваний, к сожалению, не в моей компетенции. По большому счёту мы, хирурги, солдаты на передовой. Мы бьёмся уже с противником. А в штабе должны находиться специалисты по молекулярной биологии и генетики. Именно они должны сосредоточиться на разгадке онкологических заболеваний. Без вариантов. И на решение проблемы, я думаю, уйдёт не менее 100 лет.