На днях Департамент природопользования и охраны окружающей среды Москвы  опубликовал доклад, посвящённый в том числе и ситуации с погодой в столице по итогам 2016 года. Главный вывод авторов: в Москве наблюдаются "нервные" изменения погоды, и отдельные природные явления были настолько мощными по продолжительности, что побили установленные в прошлом веке рекорды.    

В 2017 году ситуация кардинальным образом не поменялась: погоду как в Москве, так и в регионах продолжает лихорадить. Мы узнали у специалистов, что происходит и как теперь себя вести.

Сейчас в моде погодные качели

Главное заблуждение людей состоит в том, что происходит нечто ужасное. Климатологи утверждают: катастрофы нет, аномальные природные явления, подобные холодному московскому лету, были и раньше. Растёт лишь их частота.  

– Если холодные май –июнь у нас случались раз в 5 лет, то теперь будут случаться раз в 4 года. Но зато раз в 2 года будут случаться особо жаркие май и июнь, – рассказывает Metro руководитель климатической программы WWF Алексей Кокорин. – Мы наблюдаем своеобразные "природные качели", которые раскачиваются из стороны в сторону. Так как атмосфера – очень подвижный элемент. Вот все удивлялись холодному маю в Москве. А он в то же время был самым жарким маем за всю историю наблюдения в Африке. А по всему земному шару, включая океаны, он занял по жаркости третье место! А Москва просто оказалась в ярко-синем пятне холодовой аномалии.

Кокорин подчеркнул, что  участятся такие аномалии, как, например, сильные ливни, грозы или ураганы.

– Некоторые эффекты – скажем, цунами – в этот ряд не попадают, они имеют совершенно другую природу и не относятся к естественным гидрометеорологическим явлениям, – говорит специалист. – За скобки выносим и какие-то совершенно уникальные по физике атмосферы явления, как у нас было в 2010 году, когда в Москве стояла страшная жара. Разумные рамки сохранятся: Москва в обозримом будущем не станет новым Сочи, а Сочи – Мурманском.

По словам Кокорина, аномалией ошибочно считать и ураган, который обрушился на Москву и Подмосковье в конце мая.

– 29 мая было, грубо говоря, наложение фронтов, что случается довольно часто и было и в предыдущие годы, в 2016-м и 1998-м, – отметил он. – Но тогда это не пришлось на разгар рабочего дня, и поэтому жертв было гораздо меньше.  

Лучше промокнуть, чем умереть

Опрошенные Metro климатологи сошлись во мнении, что изменение характера погоды должно вызвать перемены в жизни каждого человека. Самая простейшая рекомендация – следовать советам МЧС. Сами спасатели утверждают, что людям надо быть хоть чуточку разумнее.

– Всё меньше людей стали прибегать к простейшему правилу: в непогоду встал под козырёк подъезда ближайшего дома и пережидай стихию как можно дольше, – говорит спасатель Андрей Якимов, проработавший в МЧС 15 лет. – В сильный ветер под любыми рекламными щитами категорически не рекомендуется стоять, надо отойти максимально в сторону. Забегать в шторм в ветхие автобусные остановки или в полуразрушенные помещения себе дороже. Эффективнее переждать на открытой местности. Промокнешь сильно, но будешь жив. Рекомендую всем выполнять элементарные вещи: брать с собой из дома дождевик, по возможности что-то из сменной одежды. Чаще передвигаться на метро, чаще проверяться у врача метеозависимым людям и, безусловно, всем чаще улыбаться.

По данным МЧС, за прошлый год в России в результате чрезвычайных природных ситуаций погибли 3 человека, пострадало больше 126 тысяч человек.

– В 2017 году цифры точно будут больше из-за майского урагана. Следственный комитет озвучивал цифру в 15 погибших по Москве и области. От коллег я знаю, что семерых убило упавшим деревом, четверых – отлетевшим железным листом. На двух обрушилась остановка. По какой причине погибли другие люди, мне неизвестно.  

Специалисты по городскому планированию считают, что людям теперь необходимо более тщательно изучать цифры, которые стоят в предупреждениях МЧС.

– В России большинство городских конструкций более-менее приспособлены под скорость ветра в 20 метров в секунду, – говорит Metro урбанист Александра Тарасова. – Если передают ветер с порывами до 16–17 – это ерунда, а больше 20 – это уже очень страшно. Ещё момент – уровни опасности. Я говорила с пострадавшими  при московском урагане, 20 человек из 25 опрошенных вообще не имели понятия, что эти уровни существуют. Нужно понимать, что при жёлтом уровне опасности просто необходимо вести себя предельно осторожно, контролировать своё поведение. А при красном по возможности совсем не выходить из дома.


Экспертное мнение

Юрий Варакин, начальник ситуационного центра Росгидромета

Погодные аномалии в России мы наблюдаем с 2010 года практически каждый год. Это как снаряд, который дважды не попадает в одну воронку: регионы просто, скажем так, обмениваются погодными условиями.
Согласен с президентом: давно надо адаптироваться. В крупных городах ставить защитные сооружения, где люди могут укрыться.
Там, где у нас избыток влаги, – там возможно укреплять берега, чистить русла рек, чтобы не было паводков дождевых. Там, где мало влаги, – мелиоративные мероприятия проводить. Ну, или, допустим, где-то у нас, наоборот, дефицит воды пресной, значит, надо больше мелких водохранилищ. Там, где у нас с каждым годом всё горит и горит, пожары тушим, значит, надо больше пожарных водоёмов создавать. Это элементарные меры, которые зачастую в России принимаются только на бумаге, а не на деле.
Москвичи вот жалуются на холодное лето, мол, ничего не растёт. Так если прогнозировались холода, нужно было не скупердяйничать, а заранее купить плёнку, парник – и тогда всё бы нормально росло.
 Я призываю всех своевременно реагировать на изменение ситуации и следить за прогнозами Росгидромета.
При изменениях погоды важно заранее совершать какие-то действия, а не просто плакаться и во всём винить соседа.