7 июня отмечается Международный день сказок. Мы поговорили с профессором, доктором филологических наук Александром Ужанковым о том, чем "Курочка Ряба" похожа на историю Адама и Евы, почему Кощей Бессмертный – раб собственной смерти и какой обряд отразился в привычке Бабы-яги запихивать детей в печку. О том, как дети понимают сказки, читайте в Metro.

Что составляет основу русской народной сказки? Можете объяснить механизм их появления?

Основа любой сказки – это определённая мысль, заключённая в лаконичную форму. Сказка всегда направлена на воспитание, формирование у человека правильного представления о жизни. Цель сказки, условно говоря, – создание идеального человека, поэтому в ней всегда шлифуется какое-то человеческое качество. В разговоре о сказке важно рассматривать письменную и устную культуру Древней Руси. Письменная была представлена Священным Писанием и прежде всего евангелиями. Евангелие – это нравственный учебник жизни, а поскольку не все умели читать, то его слушали в церкви, на службе. И сказки слушали и передавали из уст в уста, и они зачастую выполняли воспитательные функции, присущие Священному Писанию. Их можно считать подготовкой к восприятию письменной духовной литературы. В сказках накоплен человеческий опыт, поэтому они всегда передавались от старшего поколения самому младшему. Сказка избирает форму притчи, подобно евангельским притчам, и всё потому, что в притче можно предельно сконцентрировать назидательную мысль.

На Руси самым главным смыслом человеческого бытия было и есть спасение души. Если рассмотреть, к примеру, сказку "Колобок". Это развитие человека, история его жизни от рождения до ухода. Бабка и Дедка – это творцы, которые сотворили нечто, что стало одушевлённым. Творение должно было послужить Творцу. Колобок проявил самовластие, от скуки соскочил с окошка и покатился. Катиться можно только по наклонной, и в этом тоже уже заложен смысл духовного падения. Лес, куда направился Колобок, символизирует хранилище всех страстей. Здесь и страхи в образе Зайки, и агрессия в образе Волка, сила и власть в образе Медведя. Непроходимой для Колобка оказывается лесть в образе Лисицы. Колобок ушёл от Творца и стал снедью для прелестницы… Это определение человеком своего жизненного пути.

Евангельские основы есть во многих сказках?

Можно взять шире не только Евангелие, но и Ветхий и Новый Завет. Возьмём сказку "По щучьему велению". Емеля в начале сказки – это яркий пример ветхозаветного человека, для которого важно лишь материальное благополучие. Он гедонист, сидит на печи, руководствуется только категориями "хочу – не хочу", "ты мне – я тебе". Для ветхозаветного человека нет слова "надо". Но к концу сказки Емеля преображается, превращается в новозаветного одухотворенного человека. В сказке много символики. Рыба как образ Христа. Прорубь – источник с благодатным учением, которое герой сразу не может принять, так как ещё не готов. Емеля не может на веру принять слова щуки и начинает проверять её, чтобы уверовать через чудо – "пусть вёдра сами домой пойдут" и так далее. Затем он сам хочет удивлять, чтобы слава про его чудеса дошла до самого царя. Ветхий человек эгоцентричен: увидев царскую дочь он просит по щучьему велению, чтобы она его полюбила, сам он не хочет потрудиться. Но Евангелие всегда направлено на то, чтобы в итоге человек духовно преобразился. И мы видим, как после выпавших на их долю испытаний царская дочка просит Емелю: "А не мог бы ты измениться?" И это не только внешнее преображение, он меняется и внутренне. Когда появляется царь, Емеля ему в ноги кланяется, просит благословения на женитьбу. То есть гордыня сменяется смирением.

Но ведь ребёнок не поймёт всех этих смыслов, да и взрослый вряд ли будет так глубоко копать. Скорее, из сказки с Емелей вынесет мысль, что можно лежать на печи и когда-нибудь щука всё тебе устроит.

Правильно, для этого и есть старшее поколение, которое должно помочь разъяснить тот самый "намёк – добрым молодцам урок". В каждой сказке есть не только сюжет, доступный детям, но и глубокий смысл, понятный взрослым. В сказке много пластов, которые открываются не сразу. Дети запоминают забавный сюжет "Колобка" или "Курочки Рябы", но главное – зародить в них зерно познания. Смысл сказки не сразу раскрывается человеку, но прорастает постепенно, даже если мы его изначально не воспринимаем. Русские сказки обладают терапевтическим эффектом. Мой коллега доктор психологических наук Александр Владимирович Сухарев проводил исследования, которые доказывали, что дети с самыми серьёзными заболеваниями, которым родители регулярно читали русские народные сказки, шли на поправку быстрее, и реабилитация проходила успешнее, чем у тех, кто был оторван от национального фольклора.

В русской народной сказке, как и в русской классической литературе очень важна духовность. В центре внимания – человек, идущий к Богу или от Бога. Да, конечно, бывают примитивные бытовые сказки, которые, как зеркало, отражают быт и традиции среды, в которой они сложились. Примеры таких сказок – "Мужик и медведь", "Вершки и корешки". Эти сказки о смекалке, бытовой хитрости, но это низший уровень. Эти сказки, конечно, нельзя сравнить с более глубокими – волшебными. В сказке "Царевна-лягушка", например, тоже есть евангельский смысл. Иван-царевич проявил смирение по отношению к отцу и получил авансом награду – Царевну-лягушку. Награду эту он ещё не заслужил и стесняется своей лягушки. Поэтому, когда увидел её красавицей, спешит домой, чтобы сжечь её лягушачью кожу. И тут начинаются испытания, в ходе которых Царевич духовно перерождается, и уж тогда царевна достаётся ему по праву. Кроме того, в "Царевне-лягушке", как и в сказке "Иван-царевич и Серый Волк", есть ещё одна важная идея. Царь даёт испытания сыновьям, чтобы выбрать достойного наследника. Проверку проходит только младший, который сумел из эгоиста стать достойным человеком. "Иван-царевич и Серый Волк": царский сын Иван ворует жар-птицу, коня, Елену Прекрасную, но духовный человек не может быть вором. Поэтому герою приходится переродиться. По сказке, братья его убивают, появляется Волк, который здесь выступает ангелом-хранителем Ивана, и оживляет его. И это уже совсем другой человек.

А правда ли, что в образе Бабы-яги, которая в сказке сажает Иванушку на лопату и отправляет в печь, есть отголоски старинного обряда "перепекания ребёнка"?

Такая версия имеет право на существование. (В некоторых местах к этому обряду прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца с различными болезнями. То есть, если ребёнок "не дозрел" в материнском чреве, его отправляли в печь, которая в традиции древних славян представляла собой своего рода отражение Вселенной. В классическом варианте "перепекания" младенца предварительно обмазывали ржаным тестом, оставляя свободными от него только рот и ноздри. Обмазанное тестом дитя укладывали на хлебную лопату, привязывали к ней и трижды отправляли на короткое время в тёплую (не горячую!) печь, в которой нет огня. В одних местах это поручалось бабушке-повитухе, в других – самой матери или самой старой женщине в селении. – Прим. ред.).

Баба-яга – очень интересный персонаж. Она всегда живёт на границе между лесом и полем – между навью и явью. Она проводница в потусторонний мир. Давайте рассмотрим сказку "Гуси-лебеди". В ней старшая сестра представляет человеческую душу, а младший брат – тело. Кто за кем должен смотреть? Душа за телом или плоть – за душой? Сестрица (душа) заигралась и не выполнила поручения родителей, братца украли гуси-лебеди и принесли Бабе-яге. Но Баба-яга не за ним охотилась – она заманивала душу в образе старшей сестры. Как можно пленить человека? Через его тело, через его страсти. Но душа идёт освобождать своё тело, и на этом пути её ждёт перерождение. Встречаясь с яблонькой, речкой, печкой, сестрица вначале выказывает гордыню. Душа должна пройти ряд испытаний, и в конце сказки мы видим, что сестрица уже не спорит, она проявляет смирение – душа преображается. Сестрица уберегла братца, душа спасла своё тело, а тут и родители поспели с подарочками. Здесь родителей можно рассматривать как образ Творца, с которым человек встретится в конце земного пути. Притча? Да.

А что скрывается за образом Кощея Бессмертного?

Кощей с древнерусского языка переводится как раб. Раб чего? Он не бессмертный, то есть вечный. Здесь важна семантика слов. Он без смерти, смерть находится вне него, хотя у каждого человека смерть скрыта в нём самом. Каждый человек защищает свою жизнь, а Кощей – свою смерть, но она вне него – на кончике иглы. Если посмотреть на иглу сверху, то она превратится в точку, а точка – это есть начало и конец. Получается, Кощей Бессмертный – раб собственной смерти.

Почему "родителями" главных героев сказок чаще всего являются Бабка и Дедка? Родители разве что в сказке "Гуси-лебеди" есть, а так везде старики фигурируют.

В Древней Руси говорили: не хвали детей своих, хвали внуков. Кто главный воспитатель? Дедушка и бабушка. Родителям некогда, они на заработках. Родители и ошибок могут наделать. А у дедушки и бабушки уже жизненный опыт есть. Как ни странно, но внуки больше похожи не на своих родителей, а на прародителей. Эта связь – и родственная, и духовная – и отражается в русских сказках.

Какие сюжеты из русских народных сказок являются общемировыми?

Ещё в конце XIX века немецкие литературоведы-формалисты изучили литературные сюжеты и заявили, что в мировой литературе существует свего 38 сюжетов, а все остальное – их вариации. Точно так же есть и в сказках. Существует международная классификация сказочных сюжетов. Практически у всех народов набор основных сюжетов одинаков, другое дело, как сюжетная линия развивается на национальной почве. Хорошо это видно в авторской сказке. К примеру, у братьев Гримм есть сказка "Камбала". Пушкин её прочитал и сделал "Сказку о рыбаке и рыбке". Но если в немецкой версии дед и баба вместе просят у камбалы себе достаток, то в версии Пушкина всё намного глубже. Старику (старцу) ничего не нужно, кроме покоя, он и отпускает рыбку ("ступай себе с Богом"), но у бабы материальное начало оказалось сильнее духовного. И старик идёт у неё на поводу, утрачивая покой, потакает. Почему? Да потому что любит свою супругу: "Жил старик со своею старухой". "Своя" – любимая, родная. Гордыня и желание у старухи растут. Старик любит, но в любви должна быть и строгость. Муж отвечает за жену пред Богом. Старик должен был проявить строгость, не потакать прихотям жены. Вот так сказки гранят человеческую душу.

Какую сказку вы считаете наиболее сложной для понимания?

У нас нет толкователей сказок, и в этом трудность. Как правило, у нас обращают внимание лишь на сказочный сюжет, но смысловые его пласты не разбирают. Сказка хороша тем, что она и легка, и трудна. И чем проще сказка, тем она сложнее в понимании. "Курочка Ряба" примитивна, казалось бы, сказка на треть странички. Но это – Книга Бытия, по сути, начало Библии. Дед и Баба здесь – это прародители. Курочка (образ её уводит нас к религиозно-философскому вопросу, что первично – яйцо или курица) снесла золотое яйцо. Яйцо у восточных славян – символ мироздания. Золото – символ вечности. То есть прародителям в образе деда и бабы, по сути, был подарен рай в виде золотого яйца. А как они к нему отнеслись? Начали бить. Зачем, его съесть нельзя?! Момент познания, из любопытства, запретный плод: а что там внутри? Потом с небрежением они положили это яйцо на полочку, а тут мышка бежала. Мышка в данном случае выступает представительницей инфернальных, потусторонних сил. Мало кто знает, что, если мышь пробежит через алтарь, церковь нужно переосвящать, поэтому в церквях разрешено держать котов. Мышка хвостиком яйцо столкнула, оно и разбилось. Дед и Бабка потеряли рай, как Адам и Ева. И они плачут. Но Курочка обещает снести яйцо обычное, уже не рай, но наш мир, в котором мы и живём. В сказках нет ничего простого, это неисчерпаемый кладезь мудрости и философии, религиозной мысли, что просто диву даёшься.