Сегодня, когда Metro в Москве отмечает своё десятилетие, сотрудники столичной редакции "самой читаемой в мире газеты" решили вспомнить, что происходило в их жизни, когда им тоже было по 10 лет. Кого-то принимали в пионеры, кто-то с размахом отмечал первый юбилей, а кто-то... падал в погреб.

Анна Сирота
главный редактор

В 10 лет меня приняли в пионеры, но не сразу. В первую партию счастливчиков, которым повязывали красный галстук на крейсере "Аврора", я не попала из-за четвёрки по математике. Зато оказалась подходящим кандидатом для второй порции "хорошистов". Для таких, как мы, церемонию проводили в соседнем со школой музее-квартире Бонч-Бруевича – именно здесь Ленин подписал в первую после революции ночь декреты о земле и о мире. Там, между тазиком, в котором умывался Владимир Ильич, и массивным письменным столом с зелёной лампой и перьевыми ручками Ленина, мы дрожащими голосами произнесли слова пионерской клятвы, а ветераны повязали нам галстуки. Целых два месяца мы поглядывали свысока на пока ещё "безгалстучных" троечников, а когда и они "вступили в ряды", всем стало безразлично, кто был первым.

Желаю всем не придавать значения ерунде.


Юлия Жуковская
заместитель главного редактора

Когда мы заканчивали третий класс, наша учительница сообщила, что уезжает вместе с мужем-военным и больше учить нас не будет. Напоследок она задала сочинение на тему "Первая учительница – моя вторая мама". Помню, как я удивилась, что преподаватель заставляет нас врать, но, когда тайком оглянулась, увидела, что все мои одноклассники уже скрипят перьями, и тоже начала выдавливать слова о любви, которой никогда к этой училке не испытывала. Я была к ней равнодушна, как и она ко мне. До сих пор помню день, когда она впервые назвала меня по имени, а не по фамилии, даже страницу помню в учебнике, которую она попросила прочитать, – так меня это потрясло. А вот её имя я забыла напрочь и никак не могу понять, зачем ей были нужны сорок лживых признаний в любви...

Да здравствует искренность в отношениях! Долой лицемерие!


Алёна Богданова
комьюнити-менеджер

Когда мне было 10 лет, мы с родителями переезжали из северного городка Муравленко в Подмосковье. Когда старую недвижимость продали, решили деньги в банк не класть, чтобы сэкономить на процентах. В чемодане или в сумке такую большую сумму провозить побоялись. Поэтому решили везти деньги прямо на себе. Мама надела широкий пояс, которым бабушка спасалась от радикулита. Прослойкой между телом и поясом стали пачки денег. Ещё часть отправилась в сапоги. Хорошо, что раньше в аэропортах не нужно было разуваться и особенного досмотра не было. Иначе пришлось бы долго объяснять ситуацию. Надо было видеть, как красиво летели купюры, когда едва ли не плачущая мама вечером срывала с себя пояс. В него впиталась мазь и ужасно жгла тело.

Желаю всем нам и читателям Metro безболезненных переездов и нетривиальных решений.


Светлана Перцова
редактор специальных проектов

В 10 лет я научилась играть на вкладыши. Одно время все дети начали собирать вкладыши от жвачек Donald, Fix+Foxi, Turbo и всяких других, какие только попадутся. Саму жвачку мы в глаза не видели, но вот разноцветные бумажки почему-то были в карманах у всех. Дальше начиналась игра: кладёшь один на другой, складываешь руку "крокодильчиком" и бьёшь. Что перевернулось – то твоё. Так вот била я лучше всех, и не только в классе, но и в школе. В итоге стала королём – собирала, меняла по выгодному курсу ("ты мне три Дейзи, я тебе одного Микки") и т. д. Наличие бесценного капитала сделало меня влиятельной персоной среди детей. Учителям это не понравилось. И часть коллекции торжественно разорвали. Но половину добра я спрятала. Собираю их до сих пор. Это позволяет вернуться в детство.

Желаю всем не забывать о своих увлечениях, даже если их не одобряют.


Кирилл Сосков
редактор сайта metronews.ru

10-летие я впервые отмечал на широкую ногу. Ко мне в гости пришли одноклассники, родители накрыли в квартире большой, щедрый стол. Я давно мечтал устроить такую вечеринку, чтобы мне подарили много подарков, и я чувствовал себя королём на празднике жизни. Тогда за столом я впервые слышал тосты в свою честь. Это было необычно! Помню, одна девочка пришла на праздник без подарка (не успела купить) и сказала следующий тост: "Кирилл, мне нечего тебе вручить, но я дарю тебе свою дружбу". Растрогала меня. А ещё мне пожелали вырасти и непременно связать свою жизнь с написанием текстов. Все пожелания воплотились в жизнь!

Пусть также будет у всех читателей Metro, в том числе и у самых юных.


Ася Гельман
редактор раздела мировых новостей

Мой первый юбилей мне запомнился тем, что я упала в погреб. А случилось всё это из-за котёнка, вслед за которым я и забралась на крышу погреба на даче. Вот только я не заметила, что вместо крыши в тот момент там был полиэтиленовый настил, который вес кота выдерживал, а 10-летней девочки, фанатеющей от булочек, – нет. Может, именно поэтому теперь я предпочитаю собак – они меня ни разу пока что не заводили "не туда". Падение длилось всего мгновение, благо погреб был неглубокий. Но от неожиданности я сильно перепугалась и решила, что провалилась прямо в ад. И лишь только когда на мои вопли прибежали мои родные, я осознала, что жива и здорова. В качестве напоминания об этом приключении у меня остались глубокие царапины на спине, которые особенно эффектно смотрелись на пляже.

Желаю всем не бояться падений, за ними обязательно будет подъём.


Алексей Мокряков
редактор разделов "Мнения" и "Мода"

Кажется, мне было 10 лет, когда я открыл для себя творчество Тупака Шакура. Это такой рэпер. Сейчас, наверное, не каждый вспомнит. Меня всё это одновременно и радовало, и расстраивало. Радовало – понятно почему. Тупак был неоднозначным исполнителем, одним из новаторов "новой школы" рэпа с неповторимой манерой читки. Мы с сестрой тогда уже какое-то время были поклонниками рэп-музыки, но ничего похожего на Тупака не слышали. Чего же тут грустного, спросите вы? А грустно то, что это был 1997 год. Я начал слушать Тупака ровно год спустя после его смерти (рэпера застрелили в Лас-Вегасе в 1996-м) и сразу понял, что уже никогда не попаду на его концерт.

А пожелать читателям я хотел бы одного – чтобы вы всегда приходили к чему-то хорошему в своей жизни вовремя.

Как проходит утро в странах, где читают Metro: инфографика