Прошло 100 лет с момента объявления красного террора, который повысил градус жестокости Гражданской войны до предела

Красный террор был объявлен 5 сентября 1918 года постановлением Совета народных комиссаров после покушения на Ленина и закончен 6 ноября 1918-го. Однако методы, которые он допускал в борьбе с врагами революции, использовались на протяжении всей Гражданской войны.

– Особенностью Гражданской было то, что у неё нет, по сути, ни начала, ни конца, – говорит доктор исторических наук, профессор кафедры новейшей отечественной истории МГПУ Василий Цветков. – Воевал весь народ, а не только армии. И коль скоро война проходила через все слои общества, делила его на части, ожесточение часто было запредельным.
При этом, по словам историка, так как воевали братья, то они могли не только ненавидеть, но и прощать. Подобное отношение к врагу было невозможно, например, в Великую Отечественную.

–  Как ни странно покажется, но больше всего жестокости проявляли не красные и не белые, а зелёные – повстанцы, которые воевали со всеми сразу! – говорит Василий Цветков. – И я объясню почему. Белые и красные себя позиционировали как государственная власть. И у них были атрибуты репрессивного аппарата – суд, следственные органы или их подобие. У зелёных этого не было. Беспредел как у нас в 90-е. Жестокости добавляло отсутствие средств ведения войны. Чтобы расстреливать, нужны пули. А они их экономили, и возвращалось Средневековье – живьём закопать, вилами заколоть, к молодым берёзам привязать и разорвать.

"Репрессии 20-х – 30-х годов уходят корнями в Гражданскую войну, когда врагом мог быть даже близкий человек".
Василий Цветков, доктор исторических наук

По мнению специалиста, садистов было достаточно и у красных, и у белых. И чем дальше от столиц и командиров, тем жёстче порядки – самосуды на местах были обычным явлением.

– Кто был жёстче, определить трудно, – говорит Василий Цветков. – В советское время нужно было говорить, что жестокие белые, а в 90-х, что жестокие красные. Но правда в том, что Первая мировая и революция сделали отношение людей к жизни и смерти упрощённым, убийство перестало быть табу, перестало быть грехом.  И взаимная жестокость улеглась, наверное, только к 60-м, когда сменилось поколение.