Глава Министерства природопользования России рассказал Metro о результатах Года экологии, что будут делать с водорослями в Волге и как каждый из нас может внести свой вклад в спасение планеты.

2017 год был Годом экологии в России. Чего удалось достичь?
Год был непростым, потому что одной из наших целей была консолидация государства, общества и бизнеса вокруг экологических вопросов, которые необходимо решить. Мы заключили больше 50 соглашений о проведении модернизации на предприятиях. Компании взяли на себя обязательства по строительству очистных установок, замене устаревшего оборудования на новое. Часть соглашений была выполнена в 2017 году, работа по остальным продолжается и рассчитана на несколько лет.

В Год экологии началась реализация приоритетного проекта "Чистая страна", по итогам которого больше двух миллионов человек смогут вздохнуть свободнее.  

С конца прошлого года появилось 7 новых нацпарков, заповедников и заказников. Таким образом, заповедная система России увеличилась на 9 млн гектаров. Для управления и развития этого огромного хозяйства мы запустили ещё один приоритетный проект – "Дикая природа России: сохранить и увидеть".  
Разумеется, сразу справиться со всеми проблемами, которые накапливались десятилетиями, невозможно. Однако системный подход и повышенное внимание государства и общества придали необходимое ускорение для решения многих из них.

Какая "уборка" вам запомнилась больше всего?
Вы наверняка слышали про уборку арктических островов на Земле Франца-Иосифа. С начала века там накопилось очень много брошенной техники, бочек из-под горючего, остались разрушенные хозяйственные постройки, по которым сейчас только белые медведи бегают. Конечно, эта полярная свалка наносила сильный вред природе Арктики, и именно с ней мы боролись в течение 8 лет. Работы такого масштаба и сложности не проводила ни одна страна в мире. "Арктическая уборка" – это абсолютно уникальный проект, и мы его обязательно продолжим.   

Кроме того, в прошлом году была начата комплексная очистка Волги. Масштаб загрязнений и экологическая нагрузка таковы, что, к примеру, в районе Астрахани необходимо не просто решать отдельные проблемы, а восстанавливать всю нарушенную экосистему. Это огромный проект, рассчитанный на несколько лет и влияющий на качество жизни  шестидесяти миллионов человек.

Насколько я знаю, Волга уже несколько лет цветёт.
Эта проблема не только Волги, но и других водных объектов. Одна из причин в том, что современные моющие средства содержат фосфаты и другие химические вещества. Попадая в реку через канализацию (60% грязных сбросов поступают в водные объекты через сточные воды. – Прим. ред.), они наносят большой вред экосистеме и в том числе способствуют распространению сине-зелёных водорослей. Чтобы решить эту проблему в Санкт-Петербурге, понадобилось реконструировать всю систему местного водоканала. В итоге сейчас вода, сливаемая в Финский залив, не содержит вредных примесей и водоросли исчезли.  Такой же проект мы хотим реализовать на Волге.

Есть в планах какие-то ограничения по использованию фосфатов?
Во многих странах запрет на использование таких веществ уже привёл к положительным результатам. Я думаю, что в ближайшее время аналогичное решение будет принято и в России. Мы уже говорили с производителями – они готовы перейти на более щадящие вещества.

А как вообще частный бизнес реагирует на подобные требования?
Для бизнеса переход на "зелёные" технологии несёт серьёзные затраты. По просьбам производителей мы уже четыре раза переносили сроки обязательной модернизации. Но все эти отсрочки сказываются на экологии и на жителях России. С этого года   принцип "загрязнитель платит" становится основным, и именно по нему будет развиваться всё экологическое законодательство.

То есть появился спрос на экологические идеи?
В прошлом году больше 20 миллионов человек  стали активными участниками экологического движения. Постепенно позиция "Всё, что общественное, – ничьё!" уходит в прошлое. Наша природа станет счастливой, когда к её защите подключится каждый человек. Государство может и должно создавать условия для повышения экологической ответственности, в том числе вводить жёсткую систему штрафов для нарушителей природоохранного законодательства. Бережное отношение к природе должно стать частью образа жизни каждого человека. На уровне рефлекса – выключить воду, убрать за собой мусор.

Если вернуться на глобальный уровень, ждёт ли нас бум зелёной энергетики?
Важно, чтобы к этому "буму" была готова экономика. У нас большая территория. Где-то можно поставить ветряки, где-то – солнечные батареи или приливные энергетические установки. В советское время использовали подземное тепло на Камчатке. Сейчас такие геотермальные установки начали строить и на Кавказе.
В 2017 году распоряжением правительства были определены регионы для развития альтернативной энергетики. Речь идёт об использовании отходов как ресурса для производства энергии. Помните в фильме "Назад в будущее" машины ездили на бытовых отходах? Сейчас как раз тот случай, когда фантастика вполне может стать реальностью.

В мире уже начали продавать установки, превращающие пищевые отходы одного дома в газ для отопления и для плиты.
Да, эту тему мы тоже изучаем. В небольших установках, которые можно поставить у дома или возле ресторана, используются бактерии. С одной стороны, вырабатывается газ, а с другой – удобрения для сельского хозяйства. Это понятная задача, которая, как и многие другие "зелёные" задачи, уже имеет решения. Надо ими пользоваться.