Самолёт, летевший из Москвы в Анапу, совершил посадку в Ростове-на-Дону из-за плохого самочувствия второго пилота. На земле его уже ждала скорая помощь, но спасти жизнь медики не смогли. По предварительной версии, у пилота случился сердечный приступ.

– Смерть пилота – явление, выходящее за рамки возможного. Это то, чего при нашем уровне медицинского контроля, просто не могло случиться. С причинами ещё предстоит разбираться следствию, – сказал Metro председатель комиссии гражданской авиации общественного совета Ространснадзора, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов. – В России одна из самых строгих в мире систем контроля. Все пилоты дважды в год проходят углублённый медицинский осмотр. Их там просто наизнанку выворачивают.

Кроме того, по словам эксперта, медики осматривают пилотов перед каждым вылетом – проверяют, нет ли температуры, в порядке ли давление. На медосмотрах также могут выявить остаточные следы алкоголя.

–  За эти осмотры над нами даже посмеивались коллеги на западе, что мы, мол, своим людям вообще не доверяем. Но после того, как пилот Люфтганза намеренно разбил самолёт с пассажирами, они своё отношение поменяли. У нас в России идиот (в клиническом смысле) попасть за штурвал не может. Наш пилот действовал в сложившейся ситуации грамотно. Коллеге стало плохо, он решил садиться, был уверен, что врачи ему помогут…

Смирнов также отметил, что сейчас в мировой авиации идут разговоры о возможности сокращения числа членов экипажа

– Бизнесмены хотят сэкономить на пилотах, заменяя их компьютерами. Это будет ошибкой мирового масштаба. Если бы в кабине нашего самолёта был только один пилот, всё могло закончиться иначе. Как бы ни был хорош компьютер, на последнем рубеже должен быть живой, хорошо обученный человек, который может, в случае необходимости, взять на себя управление и посадить самолёт.