Сообщение ТАСС по поводу первой в истории гибели космонавта было коротким:  "При открытии основного купола парашюта на семикилометровой высоте, по предварительным данным, в результате скручивания строп парашюта космический корабль снижался с большой скоростью, что явилось причиной гибели В. М. Комарова. Безвременная гибель выдающегося космонавта, инженера-испытателя космических кораблей Владимира Михайловича Комарова является тяжёлой утратой для всего советского народа".

Лётчик-космонавт Владимир Комаров.

Лётчик-космонавт Владимир Комаров.

РИА Новости

Фото:

План полёта
Предполагалось, что новый корабль "Союз-1" поднимется в космос и там будет ждать второй аппарат "Союз-2", на борту которого прилетят Валерий Быковский, Алексей Елисеев и Евгений Хрунов. После управляемой стыковки (впервые в мире) Елисеев и Хрунов должны были через космос перейти в корабль Комарова (тоже впервые в мире). Эту программу выполнили почти через два года в январе 1969-го, но вместо Комарова и Быковского полетели Волынов и Шаталов.

Полёт готовили в спешке
– Полёт должен был стать подарком к 50-летию Октября, – говорит историк, сын академика Глушко, который с 1974 по 1989 год был директором и генеральным конструктором НПО "Энергия" (бывшее ОКБ-1), Александр Глушко. –  И нужно было обогнать американцев!
По словам эксперта, Владимир Комаров, будучи инженером, не мог не понимать степень готовности и риска, но отказаться от полёта не мог и не хотел.
– На Госкомиссии Комаров сказал фразу: "Корабль сырой, но лететь придётся", – рассказывает Александр Глушко. – Это сродни тому, что происходило во время войны – с последней связкой гранат под танк, собой амбразуру закрыть. Это советское воспитание.

Авария
В космосе всё пошло не по плану. Не открылась одна из двух солнечных панелей.  "Союз-2" решено было не запускать, так как стыковка всё равно бы не состоялась. Это, как выяснилось позднее, спасло жизнь второму экипажу. В конструкции парашютной системы корабля была заложена та же ошибка, что привела к гибели Владимира Комарова.

Последние минуты
 – Когда корабль сошёл с орбиты и начал спуск к Земле, народ в центре управления стал облегчённо вздыхать, что, мол, всё уже в порядке и замечательно, –  говорит Александр Глушко. – Рассказывают, что перед посадкой он произнёс "Позаботьтесь о моей семье".Совершенно спокойным тоном. Но на переговорах Земля – борт, которые я слышал, этого не было. До последнего момента совершенно спокойным тоном вёл репортаж.

Потеря
 – Отец говорил, что среди наших космонавтов много громких имён, а мало настоящих людей дела, – рассказывает Александр Глушко. – Одним из таких людей дела он называл Комарова. Именно его он видел командиром первых пилотируемых станций и именно ему хотел доверить первые длительные космические экспедиции.
 (Благодарим за помощь в подготовке материала старшего научного сотрудника Музея космонавтики  
В. П. Тарана.).


70
городов в России и бывших союзных республик имеют улицы, проспекты и площади имени Комарова.


"Главное качество папы – это доброта"

Ирина Комарова: "Я, как многие люди, помню себя лет с 3–4. Помню, что папа всегда, когда он был дома, во всём помогал маме, так как родители всегда стремились как можно больше времени проводить вместе с детьми. И проводили его очень интересно – в поездках, ходили в кино, в театры.
Дома у нас было несколько фотографий Земли, которые папа сделал из космоса. Мы брали атлас Земли, и папа показывал, как тот или иной участок планеты выглядит на самом деле. Пару лет я мечтала стать "космонавткой". Но после его гибели это желание пропало.
А потом были грустные воспоминания, которые врезались в память, хотя мне тогда было только 8 лет. Это 3–4 последних дня перед его отъездом на Байконур и проводы. Папа не захотел, чтобы его провожали до автобуса. Простился с нами дома, а затем стоял в лифте 2–3 минуты, долго смотрел на нас, а потом двери закрылись – и всё.  
Папа всем своим поведением и отношением к людям научил меня тому, что людей надо уважать, ценить хорошее к себе отношение, не врать, не обманывать, быть честным с собой и другими. Надо достигать своей цели в жизни, но не за счёт других людей. Мне кажется, что главное его качество – это доброта".


Космонавты видели проблемы

Во время подготовки нового корабля на сборку некоторых узлов и агрегатов приглашали космонавтов. Они должны были знать, как устроена "машина", на которой они полетят.
– Мне Евгений Хрунов, который должен был лететь на втором корабле для стыковки с Комаровым, рассказывал, что они стояли и в шоке смотрели на то, как это собиралось, – говорит историк Александр Глушко. – Когда "прозванивали" кабели, половина не "прозванивалась", и делали такие ответвления, которые назывались "бобами". То есть халтура была. И Комаров вместе с ним там был. Он тоже это видел и понимал, что это очередная надежда на русский авось. Но он был космонавтом, он понимал, что выбора-то никакого...


Лётчик-космонавт погиб не напрасно

Борис Волынов, лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза

Борис Волынов, лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

Борис Волынов, лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

РИА Новости

Фото:

Как вы познакомились с Владимиром Комаровым?
В 1959 году мы вместе проходили отбор по медицинской части – в госпитале 40 дней. Это было "совсекретно". Мы шли по одной теме, но не имели права даже разговаривать. Только "привет, привет"! Потом судьба свела в первом отряде космонавтов. Получилось так, что я даже был его инструктором по парашютным прыжкам.  
Позже пригласили испытать правильность создания ложементов, то есть внутренней части кресла. Нас, голеньких, в одних плавках, отливали в гипсе. И по этой "схеме" готовился ложемент. А потом нас поодиночке сбрасывали в этих креслах так, чтобы удар о землю происходил на скорости 5 метров в секунду. Если двигатели мягкой посадки отказывают, то приземление будет именно с такой скоростью.  

Вы параллельно готовились к полёту на новых кораблях "Союз". Вы видели, как собирали эти аппараты. В них действительно было много недочётов?
Мы видели недочёты и на "Востоках", и на "Восходах". Это живой организм, это не обычная штатная техника, а экспериментальная. И там всегда много недочётов.  
Почему вы и Комаров не отказались, если видели все недочёты?
Ну при таком подходе вообще никто бы не полетел, даже Гагарин!  Риск был в пределах разумного. Ну не раскрылась у Комарова одна солнечная батарея. Кто мог это предвидеть? Но если бы к тому моменту был жив Королёв, то и Комаров остался бы жив. Королёв бы не допустил, чтобы там была ошибка. А Мишин (Василий Мишин стал главным конструктором ОКБ-1 после Сергея Королёва. – Прим. ред.) решил, что пройдёт.

Через полтора года после гибели Владимира Комарова вы отправились в космос с таким же заданием... Страшно было?
Всем страшно было. Но страшно не до обморока. В разумных пределах. Это наша испытательная работа. Смерть Владимира Комарова не была напрасной! В том, что следующие поколения "Союзов" стали безопасней, есть его заслуга. В каждом новом аппарате есть частичка его работы, его души. Он погиб и этим спас и до сих пор спасает тех, кто отправляется в космос после него. Вот сейчас против России санкции. Кричат со всех сторон. Но когда дело доходит до космических полётов, американцы приходят с протянутой лапой и всё оплачивают. А летают на тех же "Союзах"! Конечно, они модернизированные! Но принципы те же!


Комаров был не последней жертвой
•     Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев погибли во время спуска "Союз-11" 30 июня 1971 года.
•    Причина –незапланированное открытие воздушного клапана на большой высоте. В результате аппарат разгерметизировался.