Певица, лидер рок-группы "Ночные Снайперы" и мама двойняшек Артёма и Марты (10 лет) Диана Арбенина рассказала, что говорит детям, когда на экране герои начинают целоваться, как справляется с их домашкой и  какую работу придумала им на своём грядущем большом концерте в Москве.  

Что вы считаете основной задачей родительского воспитания?

Самое главное, что бы мне хотелось в них воспитать, это внутреннее чувство, практически по Маяковскому, "что такое хорошо, что такое плохо". Можно называть его как угодно, совесть, стыд, это тот внутренний камертон, что позволит им не совершить очень многих отвратительных поступков, позволит им быть добрыми, и, например, не бить животных, не подличать… Такие вещи для меня важны, их привили мне мои родители, а им – их родители, это преемственность, конечно. Но надо стараться помнить, что дети повторяют нас и впитывают. Это касается и малого – довольно глупо пытаться приучить ребёнка убирать за собой игрушки, если сам живёшь в бардаке, и заканчивая основными моральными ценностями. Так что начинайте с себя, ребята.

В чем вы хотели бы быть похожей на своих родителей?

У меня было прекрасное детство. И все эти переезды, и большое количество школ, и север, который меня закалил (Диана из семьи журналистов. – Прим.ред.). У меня прекрасные родители. И что касается родителей, то здесь даже условное наклонение не понадобится – повторю, сознательно или нет, но мы растим наших детей точно так же, как нас растили наши родители, а их – их родители и так далее. Понятно, с какими-то нюансами, понятно, что не буквально – мир меняется, и мы вместе с ним. Но в общем и целом эта "родовая память" очень сильна. Но, наверное, я была бы лояльнее, чем мои родители в отношении отъезда. Когда я уехала в 19 лет из Магадана в Питер, моя мама была очень против этого. Мне кажется, я бы отпустила Марту, если бы она захотела… Или Артёма…

Как подготовить детей к взрослой жизни? На что вы делаете основной упор?

Я просто стараюсь всё объяснять. И про окружающий мир, понятно, и если что-то запрещаю, то обязательно поясняю, почему. С самого рождения, причём. Это выматывает, конечно, особенно когда приходится делать это ещё и ещё – не с первого, а с десятого раза. Но для меня это важно. И приходится себе периодически напоминать, что мои дети – это отдельные от меня люди, со своими судьбами, успехами, набитыми шишками и так далее. И задача родителя – сначала просто любить и обихаживать, в смысле кормить-поить-одевать, а потом – любить и прививать какие-то основные нормы моральные, вот и всё.

А о чём вам с ними сложнее всего говорить? Может, спрашивали уже дети о смерти, сексе или чем-то таком же сложном?

Что касается смерти, у Тёмы есть к ней интерес, причём не первый год, Марта сторонится и, мне кажется, побаивается этого. Я, понятно, не скрываю и никогда не скрывала, что мы смертны и нас не будет. Дети очень трогательные в этом смысле, говорили мне: "Мама, ведь на самом деле, когда ты будешь старенькая, ты станешь маленькой, такой же, как мы сейчас, и мы будем за тобой ведь ухаживать, правда?" Я говорю: "Ну, я надеюсь на это, ребзя!" (смеётся) "А когда ты умрёшь, ведь мы опять встретимся", такие тексты они говорят. Отвечаю, что, конечно, встретимся. Я в это верю… По поводу секса, прямых вопросов от детей не было, хотя уверена в том, что их это интересует. Пока это на уровне смущения, если мы, скажем, смотрим кино, а там кто-то целуется. Говорю, ну что смущаться, это же так красиво. В общем, таких "технических" разговоров пока не было, но как только я почувствую, что уже можно, обязательно поговорю.

Как у вас в семье действует система наказаний и поощрений?

Ох, ну я, конечно, могу сказать: "всё, сдаём телефоны", но это как-то не тянет на наказание. И конфеты мы не отбираем. Наши совместные путешествия зависят от того, как они учатся, например. В школе и в музыкалке. То есть, поедем мы сёрфить на каникулах или нет, сильно зависит от их учебы и поведения, и это надо заслужить. Трудотерапия – слово не из моего лексикона, а вот труд – это, скорее, поощрение для них (смеётся). Я их впервые взяла на гастроли этой осенью именно работать: Артём вместе с нашей бабушкой (она тоже полноценный участник "Ночных Снайперов") продавал фирменную продукцию, а Марта снимала видео для сториз и помогала мне в гримёрке. И им так понравилось! Притом, что они явно поняли, как это – по-настоящему трудиться, и что это не игрушки, но хотят продолжать. Вот, может быть, скоро на московском сольнике (14 февраля на стадионе "ВТБ Динамо"), тоже будут работать, по крайней мере, очень этого хотят.

Вас напрягает делать "домашку" с детьми?

О! Я очень активно с ними делаю уроки, когда могу, мне так это нравится, просто кайфую! То, что они проходят в этом возрасте – мне самой интересно, примеры по математике. Причём недавно мы их вместе сделали и… неправильно! Понятно, это не получается ежедневно, и они делают уроки в школе на продлёнке, но, когда я не на гастролях, мы даже в машине занимаемся "домашкой", очень помогает скрасить пробки!

Какие ритуалы и семейные традиции существуют у вас в семье?

Мы разговариваем перед сном. С каждым в отдельности, потом вместе, потом снова по очереди, и это вечернее общение может быть бесконечным, пока я усилием воли его не прерываю. Ещё мы очень любим смотреть кино. Для нас это ритуал. Обкладываемся всякими разными полезными и не очень вкусняшками, устраиваем пир и смотрим кино. Этого Тёма с Мартой точно ждут, я в этом абсолютно уверена. На Новый год мы традиционно лепим пельмени, и уезжать куда-нибудь втроём на день рождения тоже, можно, сказать, традиция.

Как обычно отмечаете Новый год? Написали ли письмо Деду Морозу? Подготовили маскарадные костюмы?

Мы в семье в Деда Мороза верим! И пишем ему каждый год и кладём письмо в морозилку. Новый Год для нас праздник, в первую очередь, семейный. Мне вообще кажется, что он семейный праздник – встреть родными, а потом гуляй хоть всю ночь. В этом году мы еще не определились, будем ли дома, примем приглашение друзей или поедем к бабушке на дачу. Если останемся дома, то традиционно будет две ёлки – одна дома, вторая в саду. И Традиционная же совместная лепка пельменей.

По поводу костюмов Артёма и Марты на утренниках, вкусы у них меняются каждый год, но все эти образы не идут ни в какое сравнение с костюмами пуделя и овечки! Эти костюмы мы им надевали дома, когда им было почти 2 года. И так они их полюбили, что несколько лет подряд надевали, пока рукава не стали на уровне локтей, а штанины перестали закрывать колени (смеётся). Что касается моих карнавальных костюмов, то главным и единственным хитом был костюм негритянского музыканта в третьем классе. У меня были брюки-дудочки, белая рубашка, тромбон и, разумеется, грим, который делал отец. Победила на конкурсе тогда!