Сегодня в России отмечают День памяти жертв политических репрессий. Metro изучило архивные документы проекта "Открытый список" и выяснило, кого, как и за что "наказывали" во времена сталинских репрессий.

Когда читаешь дела, настоящие документы того времени, возникает чувство нереальности. Кажется, что этого просто не может быть.  Но вот приговор. Вот подпись.  Вот печать.

Шпиономания

Если поверить в правдивость НКВД, то начиная с 30-х годов страна была прочно опутана сетью шпионских организаций. Они  работали на Германию, Польшу, Румынию, Японию и на все "буржуазные страны" сразу.
Карл Людвигович Гинц. Лесовод. Старший лесничий Миропольского лесхоза, Украинская ССР. В 1937 году осуждён и расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу Польши.  
Из протокола: "Как польский агент, получил задание "собирать сведения о спецсортиментах – количестве деревьев – дуба, ясеня, а также плане на 1937 год".
Александр Александрович Ефимов. Начальник противоэпидемиологического управления Наркоматздрава УССР. В 1937 году расстрелян. Его обвинили в том, что он состоял в "фашисткой диверсионной организации бактериологов".
Из обвинительного заключения: "Указанная организация ставила своей целью борьбу с советской властью путём массового распространения в Красной армии и тылу Советского Союза эпидемических заболеваний. Лично Ефимов проводил широкую подрывную работу по линии санитарно-эпидемической, в результате чего на Украине имело место распространение инфекций.
Фриц Георгиевич Элендер. Технический директор Московской фабрики пластмассовых изделий. В 1935-м получил два года лагерей.  Обвинён в том, что "контур лицевой стороны пластмассовых пуговиц, которые выпустил его завод, выглядел как фашистская свастика".
Георгий Степанович Жжёнов. Актёр драматического театра. Получил в 1938-м 5 лет лагерей по обвинению в шпионаже. Не выдержав пыток на допросах, он оклеветал себя, но после отказался от показаний.
А в 1949-м по тому же обвинению впоследствии народный артист СССР Георгий Жжёнов был арестован повторно и отправлен на поселение в  Красноярский край.  Поводом, как впоследствии выяснилось, было случайное знакомство с американцем.


80
лет назад в России начались массовые репрессии, которые получили название Большой террор.


Сплошная контрреволюция

В материалах 30-х годов прошлого столетия контрреволюционные организации фигурируют, пожалуй, даже чаще, чем шпионские. Этих дел так много, что в документах появились  "общепринятые сокращения". То есть в протоколах того времени, составленных хоть в Москве, хоть в Хабаровске, такие длинные слова, как "контрреволюция", заменяли на "к-р", а "антисоветский на "а-с".
Адольф Иванович Домбровский. Заведующий медпунктом в д. Барколабово.  Получил 5 лет лишения свободы с поражением в правах на 3 года по обвинению в контрреволюционной агитации, клевете на партию и правительство.
Из приговора : "Восхвалял царскую Россию, рассказал контрреволюционный, террористический анекдот".
Силецкий Иван Иванович. Бухгалтер. Расстрелян в 1937 году за "систематическую контрреволюционную агитацию".
Из обвинительного заключения, в основу которого лёг донос: "Рассказал анекдот такого содержания: "К юбилею Роскомздрава пришёл Роскомпром и спрашивает: "Какие у тебя достижения есть к юбилею?" – "Никаких. Трипер был – он и есть, сифилис был – он и есть". – "Вот у меня будет юбилей, так есть достижения. Хлеб и мука были, а сейчас нет, масло было – сейчас нет, обувь была – сейчас нет".  Другой анекдот заключает в себе следующее: "Троцкий даёт телеграмму Сталину такого содержания: "Ленин прав – я не прав, Ленин вождь – я не вождь. Извиняюсь". Когда Сталин пошёл в ЦК обсудить признание Троцкого, бывший там какой-то еврей перевёл телеграмму по-другому, а именно: "Ленин прав – я не прав, Ленин вождь – я не вождь". И иронически: "Из-ви-ня-юсь".  То есть смысл телеграммы переведён таким образом, что Троцкий и не думает совершенно извиняться. Кроме того, Силецкий говорил ещё такого рода анекдоты с примесью похабщины, переводить содержание коих на бумагу очень мерзко".  


30 октября 1974 года политзаключённые всего СССР устроили первую массовую акцию протеста – объявили голодовку. Акцию повторяли ежегодно. Впоследствии 30 октября стало Днём памяти жертв репрессий.


Доносы как зеркало советской демократии

О том, что в основу дела лёг донос, чаще всего можно судить только по косвенным признакам. Но иногда они встречаются и в "чистом виде".  
Канторов Николай Иванович. Преподаватель политграмоты философского факультета Московского университета. Приговорён к расстрелу в 1937 году за "связь с террористами и пропаганду троцкистских концепций".
Из доноса от лица "инициативной группы по поручению студентов":
"Канторов – враг партии. Свою связь с контрреволюционерами скрывает. Заклятым предателям нельзя доверять трибуну для пропаганды".
Кузнецов Степан Иванович. Начальник земельного отдела Китайско-Восточной железной дороги. Получил 15 лет лагерей за контрреволюционную деятельность.
Из доноса соседки по коммунальной квартире: "Вся тактика и психология Кузнецовых чужда звания не только коммуниста, но вообще честного советского патриота, на первом плане везде у него личное благо... хорошо жил, позволял себе покупать яблоки, арбузы, помидоры, мороженое".

Люся Лягушкина, руководитель проекта "Открытый список", кандидат исторических наук
В 30-е годы многие действительно верили в то, что в стране много врагов народа. Газеты того времени создавали атмосферу шпиономании и призывали к поиску вредителей. Истинное положение вещей от рядовых граждан было скрыто, но руководству страны всё было хорошо известно. Например, за 1937–1938 годы по обвинению в шпионаже было арестовано 250 тысяч человек. Ясно, что не может быть в стране четверть миллиона шпионов!
Некоторые из тех, кто писал доносы, верили, что борются с врагами, но многие использовали ситуацию в личных целях. Например, чтобы выжить соседа по коммунальной квартире, продвинуться по службе.
Репрессии начались, конечно, не в 1937 году, а раньше, с 1917-го. Но на 1937–1938 годы пришёлся пик – тогда за два года 700 тысяч человек приговорили к расстрелу. Всего же с 1921 по 1953 год жертвами репрессий стали около 12 миллионов человек. Половина – это те, кто был репрессирован судебными или квазисудебными органами ("тройки", "двойки" и прочее), то есть было хотя бы подобие судебного процесса. А ещё
6 миллионов "в административном порядке" были просто высланы или переселены. Я думаю, что Сталин не только знал обо всём, но и сам инициировал репрессии. Этому есть многочисленные документальные подтверждения. И он сам был вовлечён в процесс, принимал в нём участие. Как известно, нарком внутренних дел Ежов во время Большого террора был самым частым гостем в кабинете Сталина.