Поколение "ни-ни" - это те, кто не в состоянии взаимодействовать с обществом в силу психологических проблем, не может устроиться на работу из-за неуверенности в себе или боязни потерпеть неудачу

Минтруд провёл исследование, чтобы выяснить, почему некоторые молодые люди не работают и не пытаются найти работу, а также понять, как им можно помочь в этой ситуации.

Часть молодёжи находится без работы временно. Это поиск себя, время на продумывание своего проекта, поиски подходящей компании для трудоустройства, организацию своего дела, считают во ВНИИ труда. В таком случае пребывание в статусе NEET – естественно и безопасно как для самого молодого человека, так и для общества в целом.

Другая часть такой молодёжи – это те, кому трудно найти работу из-за отсутствия опыта. В этом случае важно поддержать таких ребят, не допустить перехода их в категорию "отчаявшихся". Кроме того, есть молодые люди с ограниченными возможностями или ухаживающие за членом семьи. Им также важно помочь с трудоустройством, например, они могут работать удалённо.

В группе риска находится молодёжь, которая не работает, не учится и не предпринимает усилий к активному поиску работы или открытию своего дела. Это негативно влияет не только на общество в целом, но в первую очередь – на будущие доходы самого молодого человека. Такие люди часто работают неофициально, что не может гарантировать им стабильность и социальную защищённость. А это означает риск бедности и зависимость от государственной социальной помощи.

Чтобы помочь такой категории молодёжи, Минтруд предлагает усилить профориентационную работу с подростками, сделать обучающие программы для неработающих более доступными, снять ограничительные барьеры для получения первой работы, а также поддерживать работодателей, создающих условия для молодых специалистов.


И всё же – кто они, не определившиеся с дальнейшей профессией молодые люди? Лодыри, сидящие на шее у родителей? Несчастные, которых нужно понять и простить? Почему они не смогли окончить вуз и найти работу? Устраивает ли их такая жизнь? Metro поговорило с представителями поколения "ни-ни", чтобы выяснить, что движет молодыми людьми на самом деле.

- Я художник. Веду на YouTube блог о творчестве и путешествиях. По вечерам провожу стримы. Живу в основном на донаты от подписчиков, как-то мне даже на новую камеру деньги собрали. В месяц получается примерно 15–20 тысяч. Для Москвы, конечно, копейки, но мне хватает. У меня здесь своя квартира, поэтому трачусь только на еду, а одежду покупаю в секонд-хендах. Иногда меня приглашают провести какую-нибудь лекцию или мастер-класс. На заказ, бывает, тоже рисую, но редко. Люблю творить не из-под палки, а когда есть вдохновение. Хочу продавать свои картины, но их пока никто не покупает (Смеётся.).  В целом моя жизнь меня устраивает, я делаю что хочу и кайфую от этого. Работать в офис я никогда не пойду, это отнимает кучу времени, и потом, там придётся с разными неприятными людьми общаться. В общем, я считаю, что каждый имеет право жить так, как ему хочется, Илона, 22 года

- После гимназии я пошёл в универ на юриста, откуда сбежал через пару месяцев из-за своей крайней неуверенности и низкой самооценки. Пошёл в армию с тогда уже тяжёлой депрессией, целый год почти ежедневно думал, как суициднуться. Закончив это годичное бессмысленное страдание, последующие полтора года жил у бабушки, разорвав последние контакты с друзьями и целыми днями просиживая за компьютером. После устроился-таки на работу в КБ, но, отработав в довольно тяжёлых условиях 3 месяца, быстро это дело закончил.
Итого: и поныне сижу дома, контакты с окружающими крайне редки, за квартиру не плачу, а на поесть подкидывают родственники, с которыми у меня не слишком хорошие отношения. В последнее время у меня появились некоторые друзья, так что навязчивые мысли стали посещать меньше. Но и что делать дальше, я не представляю, хоть и двигаюсь в этом направлении, Михаил, 23 года

- В школе я не был самым сильным и смелым, меня чмырили хулиганы за мягкий нрав и хилое тело, и они же списывали у меня контрольные. Тем не менее в школе всё было относительно хорошо, с основными проблемами я столкнулся во время пребывания в других группах гнилого социума. Школа сменилась ПТУ, где я был объектом насмешек и козлом отпущения. Так или иначе в группу я так и не влился.
Я начал усиленно "втыкать" в комп, и все оставшиеся знакомые про меня позабыли. Сейчас я почти всё свободное время провожу дома за компом. Правда, иногда всё же приходится выбираться в реальность на заказы (работаю наёмным сисадмином), надо же где-то деньги брать. Но могу не выходить неделями. В планах было накупить "железа" для майнинга и на это жить, не покидая квартиры. Но сначала майнинг просел и получаемых сумм едва ли хватило бы на "Доширак", от которого через несколько месяцев получил бы язву желудка, так что от этой идеи пришлось отказаться. Видимо, всё же придётся найти нормальную работу, максимально связанную с компами и минимально – с людьми., Андрей, 21 год

- Ненавижу большое скопление людей из-за того, что чувствую себя неуютно. Работаю на одном месте не больше 3 месяцев, больше не могу, потому что мне начинает надоедать рутина – и я стараюсь сменить обстановку. Устраиваюсь только на те предприятия, где не нужно контактировать с большим количеством людей. Например, в группу быстрого реагирования или на контрольно-пропускной пункт. Раньше подрабатывал фрилансом, обрабатывал фото и видео. Всё началось с садика, когда меня начали травить другие дети. Всё это продолжалось вплоть до 9-го класса. В старших классах познакомился с ребятами, появились общие интересы. В техникуме общался лишь с двумя пацанами. Потом один из них меня кинул, а со вторым общаемся до сих пор. Если говорить про личный фронт, то я уже 4 года в отношениях с девушкой из Москвы, год живём вместе. Именно она помогает мне понемногу выбираться из социофобной ямы. Я считаю, что, если человек не работает, значит, его пока "не прижало". Если не на что будет жить, такие люди почти всегда найдут решение как заработать. Тот же фриланс либо подработки. Да хоть листовки раздавать на улицах, Антон, 24 года.

- Мне скоро 25, но я не учусь и не работаю – в связи с тем, что у меня взаимодействие с коллективом вызывает стресс и большую тревогу, страх, что мне сделают что-то плохое. Я думаю, что это последствия травм, которые я получил в детстве и раннем подростковом возрасте. Учёбу я бросил пять лет назад. Знакомых и друзей в реале у меня нет уже 12 лет. Это больше, чем полжизни. Совсем недавно (чуть больше месяца назад) я начал искать во "ВКонтакте" знакомых для ведения переписки. Мне это удалось, так что прогресс есть. В будущем надеюсь найти работу, чтобы можно было самому о себе позаботиться. Сейчас живу за счёт родственников, и это ужасно бьёт по самооценке. Они относятся с пониманием, поддерживают моё стремление. Хотя кто их знает... Мне не высказывали ни претензий, ни критики. Не знаю, что они обо мне думают. Возможно, у них просто нет в отношении меня надежд, смирились. Сейчас я думаю, что в состоянии где-то работать, в прошлом чувствовал себя куда хуже. Наверное, если бы меня не смогли обеспечивать, я бы помер с голоду. Сергей, 24 года.