В преддверии нового школьного сезона благотворительная организация "Детские деревни SOS" запустила акцию #SOS_ПРОТИВ_БУЛЛИНГА. Активисты предлагают финансово поддержать программы по борьбе с этим злом. Репортёры Metro собрали истории тех, кто в детстве сам становился жертвой нападок со стороны одноклассников, так и тех, кто выступал в роли агрессора

По мнению специалистов, в ситуации школьной травли каждый из её участников "выбирает" для себя одну из трёх возможных ролей: "агрессор" (булль), жертва или свидетель (немой или поддакивающий агрессору).

Пережить войну

– Я был толстый и в очках. Наверное, поэтому все три класса начальной школы подвергался постоянным избиениям 1–2 драчунов из класса, – рассказывает Олег (здесь и далее все имена изменены. – Прим. ред). Это отразилось на всей школьной и взрослой жизни. Я стал замкнутым, боялся общества, хотя изначально был общительным. Разговоры моих родителей с родителями этих детей помогали, может быть, на пару недель.

      По словам  Олега, следующие годы до 10-го класса прошли более-менее спокойно, но каждый раз он шёл в школу, как на каторгу.
   – Сейчас природа взяла верх, я предприниматель и зарабатываю достаточно, общаюсь с клиентами без проблем, совершаю хорошие продажи, – говорит Олег. – Но пришлось потратить годы копаний в себе, чтобы от этого избавиться и немного заглушить полученную в детстве боль. Это как пережить войну.

Он меня провоцировал

– У нас в старших классах был парень "очень верующий", – вспоминает Оксана. – Я была хохотушка, очень весёлая. Так он, как видел меня, начинал креститься и говорить, что во мне бесы. Он меня этим просто провоцировал – на тот момент я так это понимала. И мы с подругами в коротких юбках усаживались перед ним на парту и смеялись, подначивали, чем доводили до белого каления. Нам было очень смешно, и все в классе смеялись. Я угрызений совести за такое поведение не испытываю, хотя своим детям так себя вести, как я тогда, не посоветую. А с парнем этим мы долго общались и после школы – он пошёл по духовной линии.

Смена ролей как способ отомстить

– Когда я свою историю поведала психологу, он сказал, что так могло бы начинаться жизнеописание маньяка, – говорит Ольга. – В первом классе у нас образовалась коалиция девочек, которые задирали более тихих. Уж не знаю, чем конкретно я не угодила... Травля была периодами, то сходила на нет, то достигала апогея.

   Но, к удивлению Ольги, всё закончилось, когда она попала в больницу – весь класс ходил её навещать, а после возвращения нападки прекратились.

   В 5-м классе в коллективе опять сформировалась стайка буллей во главе с самой развитой на тот момент девочкой-"королевой", которые травили остальных. И Ольга была частью этой группы. Но в 7-м классе ей стало жаль одноклассницу, дневник которой стали публично зачитывать. Она заступилась за неё и вновь стала жертвой.

Пика ситуация достигла из-за проблем в семье. В 14 лет Оля была дружна с дочерью кумы (крёстной матери сестры), которой было 16. Подруга хвастала перед всеми, что у неё есть взрослый мужчина. Оказалось, что это папа Ольги. Информация дошла до школы.

– Булли во главе с "королевой" пошли в атаку, – вспоминает Ольга. – Полгода весь класс называл меня "дочь педофила". Меня унижали, били, портили мои вещи. Всегда только за закрытыми дверями класса.

Когда Ольгу в очередной раз довели до истерики, за неё вступилась та самая девочка, которую она защищала раньше. Она устроила скандал и придала ситуацию огласке.

– После этого классный руководитель получил выговор, по вопросу нашего класса созвали педсовет, – вспоминает Ольга. – Школа защитила, а я почувствовала торжество справедливости и власть. После весенних каникул я пришла злая, наглая и с твёрдым желанием отомстить. Я подружилась с каждым, кого травили. И начала настраивать их против "королевы". Я с упоением подогревала ненависть бывших жертв, которые теперь радостно шли "бить лежачего". Я сама стала главным буллем класса. Через год "королеву" перевели в другой класс, а мы у себя буллинга больше не допускали.

ЭКСПЕРТ
Алина Чернова
Детско-родительский консультант "Детской деревни SOS Псков"
Можно ли искоренить буллинг?
Нет, нельзя. Он может возникнуть в любом детском коллективе, если в определённый момент времени там окажется зачинщик, который будет чувствовать потребность в агрессии, ребёнок, имеющий склонность к поведению жертвы, и часть коллектива встанет на сторону агрессора. Травля – это процесс, который проще предупредить, чем потом лечить, поэтому в школе должна быть выстроена система профилактики. У детей нужно формировать негативное отношение к силовому решению конфликтов, учить тому, что о сложных ситуациях надо рассказывать взрослым. Тогда, если травля возникнет, коллектив её не поддержит.