Несколько СМИ отозвали своих корреспондентов из Госдумы после того, как комиссия по этике отказалась осудить сексуальные домогательства депутата Слуцкого к журналисткам, которые и написали на него жалобу. Metro опросило коллег из разных редакций, чтобы выяснить, действительно ли проблема сексуальных домогательств стоит настолько остро.

Да, проблема есть

Татьяна Фельгенгауэр, заместитель главного редактора радио “Эхо Москвы”
“Я сейчас наблюдаю за тем, как разворачивается кампания в СМИ против Слуцкого и комитета по этике. Надеюсь, что к бойкоту присоединятся как можно больше СМИ, потому что история со Слуцким – это больше чем просто история конкретного не самого приятного мужчины, который приставал к журналисткам. Это история про неуважение, про непрофессионализм, про злоупотребление служебным положением, вот с этим всем надо бороться. Нам нужно, чтобы вот это отношения “ой, да она сама виновата, это всё для пиара” было истреблено. Журналисты должны быть защищены, потому что журналистика – это важный общественный институт. Это в интересах гражданского общества. Сейчас это корпоративная солидарность. Здорово, что эту историю не закопали. Решение комиссии по этике – это мощный плевок на всю журналистику, независимо от пола. Ньюсмейкеры позволяют себе безобразно вести себя с журналистами. И в Госдуме, откуда этот ньюсмейкер, говорят, что это нормально. Это недопустимо. Нужно объяснить всем, что просто так это не пройдёт.

Со мной такого не случалось. Я была бы просто в шоке. Пару раз было такое: “Ой, боже мой, такая маленькая красивенькая”. Но это не происходит на глазах у всех. Из-за реакции общества это не то, что хочется рассказывать. Потому что все знают, что после этого тебя начнут травить. Поэтому меня восхищает поступок трёх журналисток, которые нашли в себе силы об этом рассказать. Мы должны их поддержать, а не унижать, как это сделала Ирина Роднина”.

Олеся Шмагун, “Новая газета”, OCCRP
"Истории про сальные шуточки и намёки с сексуальным подтекстом случаются постоянно. Думаю, все журналистски к этому привыкли. Это, безусловно, неприятно, но в жизни и в работе приходится сталкиваться с неприятными вещами.
В истории со Слуцким важно, что он позволил себе оскорбительные действия. И вот это уже недопустимо списывать на некие правила игры. Это возмутительно! И за это должно быть наказание!"

Кристина, журналистка
"Лично я целиком и полностью поддерживаю бойкот Леонида Слуцкого. Если оставлять такие происшествия без внимания, они будут повторяться снова и снова. Однажды и я оказалась в неловкой ситуации. Мы с редакционным фотографом проводили съёмку в доме у одного известного телеведущего. На протяжении всей фотосессии он оказывал мне знаки внимания, а в конце и вовсе предложил оставить все рабочие дела и задержаться в его спальне. Было неприятно!"

Оксана, журналистка
"После окончания университета я работала в корпоративной газете вуза. Был там один из научных мужей, который считал долгом меня полапать. В 22 года как-то не хочется на скандал нарываться. Приходилось спасаться бегством и уворачиваться".

Оля, журналистка
"Однажды начальник пресс-службы хоккейного клуба не хотел предоставлять мне информацию, пока я его не поцелую. Я отказалась, но на этом всё не закончилось. Он начал предлагать мне разные новости в обмен на встречу в ресторане, кино и у него дома. Около месяца я терпела и просто не отвечала, а потом пообещала показать переписку его жене, которая на тот момент была в интересном положении, если он от меня не отстанет".

Анастасия, редактор
"Считаю, что комиссия по этике должна была осудить действия коллеги-депутата, а не оправдывать его. Именно эта позиция Госдумы вызвала возмущение, а не конкретный поступок конкретного Слуцкого. За время работы лично со мной случалось всякое: и любимец публики в халате на голое тело предлагал принять ванну во время интервью, и заместитель мэра с поцелуями набрасывался прямо в кабинете".

Проблемы нет

Наталья, редактор
"У нас в региональной журналистике все друг друга давно и хорошо знают, так что любые приставания на следующий же день будут перетирать в курилках, в "Фейсбуке" или на независимых интернет-сайтах. И вообще, у нас к девушкам уже не модно приставать. Я думаю, что бойкот всей Госдумы – решение неправильное. Как можно работать в федеральном СМИ и быть вдалеке от информации?
А так называемые приставания – это дело частное, женщины и мужчины, а не депутата и журналистки, я считаю. Но на волне дела Вайнштейна пошла мода делать публичные обвинения. А народная мудрость гласит, извините за прямоту: "Сучка не захочет, кобель не вскочит".

Лана, редактор
"Я работаю журналистом давно. Всерьёз ко мне ни разу не приставали, руки не распускали. А вот флиртовали часто. И даже предлагали продолжить интервью в номере гостиницы. Мой опыт показывает, что  ничего страшного в поведении моих героев нет. Часто человек не столько флиртует, сколько производит на тебя впечатление. Если он перегибает палку, а тебе это не нравится, скажи об этом. Все мы взрослые люди и вполне в состоянии донести свою позицию так, чтобы тебя поняли".

Ирина, журналистка
"Я всю жизнь работаю в СМИ. И бывало, что, когда я приходила на интервью, мне говорили типа: ой, чего-то сегодня я нужные снимки забыл, зато будет повод с вами ещё разок встретиться, давайте лучше поговорим в неформальной обстановке… Не нужно по этому поводу причитать: "Фи-фи-фи, какое мне сделали предложение непристойное". Если нужен тебе материал – махнула головой, потупила взгляд и сделала так, чтобы всё у тебя было в итоге,  а у озабоченного спикера – нет".