Коммунисты России (не путать с КПРФ) предложили Большому театру в канун юбилея Октябрьской революции поставить балет "Ленин".

– Это должен быть героический балет наподобие "Спартака", – поделился с Metro творческими планами зампред ЦИК партии Сергей Малинкович. Ведь "Спартак" – это тот же Ленин, только в другую эпоху. У нас есть комиссия по культуре, и она может помочь написать либретто.

По словам коммуниста, в балете должны быть арест Временного правительства, выступление на броневике, залп "Авроры". Из персонажей, кроме Ильича, обязательны Сталин и Крупская.

Редакция Metro не может отказать себе в удовольствии сделать свой вариант партийно-пародийного либретто, реабилитирующего Большой после скандала с отменой премьеры балета "Нуриев", где, по слухам, на заднике сцены должно было быть фото полностью обнажённого танцора.  

Акт 1 (Возвращение)

Поздний вечер. Петроград. На сцене появляется тень человека в кепке (Ленин). Она уверенно шагает по площади. Неожиданно выскакивает тень голого Нуриева. Завидя Ленина, убегает. За ней в погоню бросается толпа возбуждённых революционных матросов. Но Ленин останавливает их. Происходит танец с ружьями, в процессе которого Ленин забирается на броневик и увлекает за собой толпу.

Акт 2 (Восстание)     

Появляется "Аврора", составленная из тел участников кордебалета. На носу крейсера стоит Ленин. Его правая рука протянута в известном жесте, указывающем верную дорогу. Она же является и орудием корабля. Звучит выстрел. Из руки вылетает пламя. Временное правительство (чёрные лебеди) нападает на революционеров (красные лебеди). Происходит танцевальный батл. На заднем плане появляется Тень в платье. Она раздевается. Становится ясно, что это Нуриев. Он отдаёт платье предводителю чёрных лебедей (Керенский), оба убегают в закат.

Акт 3 (Вечность)    

Ленин учит Сталина набивать трубку и пишет завещание. К Ленину со спины подкрадывается злая чёрная птица (Каплан), ей наперерез вылетает белая птица (Крупская). Происходит битва. Каплан теряет одежду – оголяется фигура Нуриева. Ленин ставит точку в завещании, тычет в нос Каплан-Нуриеву фигу и умирает, вытянув руку в привычном жесте. Сталин и Крупская ставят его на броневик, где он тут же бронзовеет.