Пока Кирилл Серебренников находился в Москве под домашним арестом, табличку с его фамилией несла по красной дорожке актриса  Ирина Старшенбаум, и это дефиле напоминало выход национальной сборной на Олимпиаде. Одно из кресел в зале "Гран Люмьер" так и осталось пустовать. На нём, как мишень в тире, был прикреплён ещё один листок с именем режиссёра. После показа и долгих оваций мнения гостей разделились. Но в одном они, кажется, сошлись: в отличие от этого кресла, "Лето" не пустое место.

"Глоток свободы", "Наш "Ла-Ла Ленд", "Музыкальная биография, равная лучшим западным фильмам в этом жанре", – так звучали первые отзывы побывавших на премьере россиян.

Как и любое событие, важность которого потом ещё предстоит осмыслять и осмыслять, уже наутро презентация "Лета" обросла мифами. Очевидцы начали спорить о продолжительности оваций, называя то пять, то десять минут (и то и другое для Канн весьма прилично), а неизбежный в таких случаях "один знакомый одного знакомого" рассказал, что видел, как председатель жюри Кейт Бланшетт сбежала с показа на премьеру египетского фильма о чуме.

Иностранные критики, добравшиеся до "Лета" утром четверга, решили деликатно остудить пыл российских коллег. Трое из них назвали работу Серебренникова претенциозной, чуть затянутой и приторно сладкой, зато одна француженка призналась картине в любви.

Мнение французов в Каннах дороже всего, и есть ощущение, что фильм получит ту же оценку, что и показанная на Берлинском фестивале франко-немецкая драма "Три дня в Кибероне". Этой нежной, возвышающей и пронизанной любовью к кино биографии Роми Шнайдер рукоплескали "простые" зрители, а вот критики приняли её распахнутые объятия за заискивающий жест. И оттолкнули их. "Лето" – такой же хрупкий, одержимый красотой и юностью фильм, и никакого политического манифеста из него не вышло: радости в нём на удивление больше, чем борьбы. Каннские снобы такое не любят, а вот широкая публика будет покорена. И это главное.

Российский прокат начнётся по горячим следам Канн и "Кинотавра" – 7 июня.


О чём фильм

Фильм рассказывает о самом начале творческого пути Виктора Цоя и группы "Кино", о его взаимоотношениях с Майком Науменко, его женой Натальей и многими, кто был в авангарде рок-движения города на Неве 1981 года. Это история о Ленинграде 80-х, о любви, поисках и больших надеждах.


Всё о Каннском кинофестивале-2018.