За время чемпионата мира по футболу я провёл в поезде 136 часов. Дважды проделав путь от Москвы до Сочи и обратно. Также дважды – от Москвы до Саранска и обратно. На пять с половиной суток купе стало для меня домом.

Кажется, за это время я совершенно точно научился различать все звуки, которые только могут послышаться в вагоне. Громкий хлопок с последующим эхом – кто-то смывает за собой в туалете. Трижды стук – начальник поезда проходится по всем купе и выясняет, комфортно ли пассажирам. Шелчок, а затем резкий гул – проводница включила пылесос и начала убираться.

Кстати, почти все мои попутчики по какой-то причине называли проводниц вагоновожатыми. Очень часто я слышал примерно следующий диалог:

– Вагоновожатая! А можно нам чайку?
– Одну минуточку! И чёрного больше не осталось, принесу зелёный!

На подобное обращение проводницы не обижались по простой причине: соотечественники в большинстве случаев вели себя прилично. С иностранцами всё было сложнее.

– На рейсе Москва – Сочи ко мне подошли подвыпившие аргентинцы и начали громко возмущаться, – рассказала Metro одна из проводниц на условиях анонимности. – Я немного понимала по-английски и выяснила, что их не устраивает отсутствие в вагоне-ресторане пива определённого сорта. Видимо, закончилось. Попыталась с помощью переводчика объяснить, но они не успокаивались. В конце концов один из них сильно ударил ногой по двери в вагон.
Настолько сильно, что дверь слетела с петель, и какое-то время пришлось ехать без неё. На шум сбежались другие пассажиры. Этот аргентинец начал опять громко кричать, кое-как с помощью полицейских мы его успокоили. Мне было страшно как никогда.

По её словам, это был всё же единичный случай. Гораздо чаще с гостями из-за рубежа происходили смешные истории.

– Два перуанца взяли билеты на бесплатный поезд до Екатеринбурга, хотя первый матч их сборная проводила в Саранске. И на полпути в Екатеринбург они спрашивают меня: А Саранск скоро? – продолжает рассказ проводница. – И когда я начала объяснять им, что мы едем совсем в другую сторону, их лица исказились от ужаса! Дошло до того, что они предлагали по приезду в Перу перевести мне на карту много денег, лишь бы я повернула поезд в Саранск! Говорили, что они журналисты и их уволят за такой просчёт. Смеялась до слёз! Они так искренне об этом говорили, что даже стало их жалко. Но поезд, естественно, прибыл в пункт назначения. А ещё на этом же рейсе мы случайно облили одного француза зелёнкой. Он боялся, что тут же умрёт. Утешали всем вагоном!

Пожалуй, главным ноу-хау в поездах для болельщиков и журналистов стало наличие переводчиков, которые ходили из вагона в вагон и помогали проводникам общаться с иностранцами. Правда, иногда живых переводчиков полностью заменял Интернет: на моих глазах проводники вбивали в онлайн-переводчики нужны фразы на русском, получали перевод на английский, а потом показывали гостям из-за рубежа результат.

- Мы тоже такое видели, - сказала мне одна из переводчиц Татьяна. - И очень часто это не прокатывало, так как иностранцы задавали разные уточняющие вопросы - и проводики не могли толком ответить. Они сразу становились как маленькие дети: краснели, размахивали во все стороны руками, мол, помогите, помогите! Мы им помогали, это для нас очень крутой опыт. Большинство из нас студенты, которым очень нужна была языковая практика. Почаще бы чемпионат мира проводили, что ли!

Кстати, те иностранцы, с кем мне удалось пообщаться в поездах, тоже хотели, чтобы Мундиаль проводился чаще и желательно в России. В том числе и из-за того, что по стране удобно передвигаться на поездах.
С их точки зрения, они очень комфортабельные.

- Четыре года назад мы с коллегами ехали из Рио-де-Жанейро в Куябу - это было похоже на ад, - рассказал мне фотограф из Италии Антонио Пиццы. - Поезд был грязный и душный. В России поезда просто шикарные, никакого дискомфорта. Нас огорчили только две вещи. Разница в климате: в купе постоянно работали кондиционеры, временами было очень холодно. А снаружи, наоборот, было очень тепло. А вторая неприятная вещь - смыв в туалете. Этот звук пугал нас постоянно. Мне кажется, он будет преследовать нас с коллегами всю оставшуюся жизнь!