Музыкант Юрий Лоза и продюсер Иосиф Пригожин в разговоре с репортёром Metro поделились мнением по поводу выступления певицы Юлии Самойловой на песенном конкурсе "Евровидение-2018". Накануне Самойлова вышла на сцену во втором полуфинале, исполнив песню I Won"t Break ("Я не сломаюсь"). Во время исполнения композиции Самойлова сидела наверху сложной конструкции, которая подсвечивалась и по форме напоминала гору.

Самойлова представляла Россию не одна. Чуть правее от конструкции для её выступления находились три бэк-вокалиста: участница проекта "Голос 5" Ксения Коробкова и авторы текста песни Самойловой: Нэтта Нимроди и Арье Бурштейн. Также в номере было задействовано двое танцоров. Телезрители и пользователи Интернета обратили внимание, что ближе к концу выступления Самойлова растерялась и в одном из эпизодов забыла текст. Ещё одна претензия состояла в том, что бэк-вокал пел гораздо мощнее и громче солиста. 

Россиянка Юлия Самойлова забыла слова в полуфинале Евровидения-2018 (видео)

В итоге по результатам голосования жюри и телезрителей Самойлова вместе со своей командой не пробилась в финал. По словам Лозы, в финале Юлю никто и не ждал и её участие в конкурсе заранее было лишено смысла.

 - Самойлова по состоянию здоровья петь не может, - сказал Metro Лоза. - Она не может физически петь, не может набрать в лёгкие воздух. Неужели это непонятно? За неё пел бэк-вокал, она шептала там что-то. У неё болезнь, она больной человек. Отправлять её на этот конкурс – это всё равно что отправлять паралимпийцев на олимпийские соревнования. Вы её ещё бегать заставьте, ёлки-палки. Нельзя так бесчеловечно относиться к человеку, нельзя так относиться к людям. Её же посылали явно не за победой, верно? Вот попробуйте ответить на вопрос, зачем её посылали. Вы на него не ответите. А я вам скажу, что её второй год подряд сунули в политические игры с целью выбить бюджет. Без малейших дум о российской культуре. Мы что, хотели выбить жалость к России? Россия не та страна, которую надо жалеть.

Однако болезнь Самойловой лишь отчасти сделала её выступление кислым, уверен продюсер Иосиф Пригожин. Всё, что произошло в Португалии - коллективная вина.

 - Я бы возложил вину за это не на Юлю, а на композиторов, которые должны быть честны по отношению к себе и к исполнителю, - сказал Metro Пригожин. - У Юли была сложная вокальная песня. Эту песню отдали не тому исполнителю. Нужно было спеть лёгкую песню, в которой не нужно было бы солировать. Тогда мы бы точно были бы как минимум в пятёрке. И потом, её песня – это как бы месседж от человека с ограниченными возможностями. Она не должна же быть тяжёлой. Она, наоборот, должна говорить о свете. Вот посмотрите на Ника Вуйчича (австралийский писатель, который живёт без рук и без ног - Прим. Ред.). У него на лице улыбка, у него на лице радость. И вот в этой ситуации должна была быть улыбка и радость, не должно быть страданий. Сочетание инвалидной коляски и страдания - оно не вызывает жалости, оно вызывает какое-то тяжёлое внутреннее чувство. Тяжело жить просто в этом. Поэтому мне кажется, что люди с ограниченными возможностями должны нести позитив, а не грусть. Композиторы должны были руководствовать возможностями Юли и понимать, какие песни она не тянет. Здесь ошибка со многих сторон. По Сеньке шапка должна быть.

Пригожин подчеркнул, что на "Евровидение" в Португалию Самойлова могла поехать с той песней, с которой собиралась в Киев ("Огонь горит" - Прим. Ред).

 - Это было бы лучше. Она чувствовала себя в ней гораздо комфортнее. Знаете, Юрий Аксюта сказал очень правильную фразу: Она сделала всё, что смогла. Она просто больше ничего не может сделать, у неё нет возможностей больше - не позволяет диапазон. Мне Юлю жалко очень. Но мы сейчас говорим о ней не как о человеке. Это конкурс песни. Мы должны быть адекватными и хотя бы сами себе не лгать. Я бы наверное хотел бы сказать "нас засудили", но не могу. Это против нашей совести.

Всё о Евровидении-2018.