3 марта в столичном ГлавClub Green Concert выступит группа The Rasmus и отправится в масштабный тур по стране в поддержку последнего альбома Dark Matters. За месяц до начала гастролей репортёр Metro поговорил с фронтменом коллектива Лаури Юлёненом и ударником Аки Хакала.

О чем вы думаете перед туром?
Лаури: Он займёт почти шесть недель. Придётся много ездить: самолёты, поезда, автобусы. Для нас это большое приключение! Мы и до этого много играли в России, но тур был не больше месяца.
Аки: И вообще-то мы решили, что это для нас максимум.
Лаури: Да, но сейчас, когда увидели, что так много новых интересных городов, то согласились.

Как вы оцениваете реакцию слушателей на Dark Matters?
Л: Думаю, многие удивились саунду пластинки. Ведь около половины получилось электронной. Однако, если сыграть материал на акустических инструментах, то многие поймут, что многое – мелодии, настроение, стихи – осталось типично расмусовским.
А: А если играть "в электричестве", всё звучит мощно.

А если говорить о саунде The Rasmus в целом, как бы вы охарактеризовали его эволюцию?
Л: Dark Matters уже наша девятая пластинка. От альбома к альбому мы пытаемся привносить в нашу музыку что-то новое. Если вы послушаете ранние альбомы, то заметите саксофон, фанк-риффы, даже рэп. Но минорное настроение, меланхолия – всё это остаётся.

The Rasmus вроде и метал-группа, но звучите вы очень мягко...
Л: Да, даже непонятно, к какому стилю нас отнести. Иногда мы пытаемся добавлять жёстких гитар, но потом решаем, что песня начинает звучать хуже. Возможно, это идёт от меня. Я слушаю не так уж много рок-музыки.

Не знаю, известно ли вам, но в России просто сумасшедший взрыв популярности рэпа.
А: В Финляндии та же история. Радио постоянно крутит рэп и хип-хоп.
Л: Да, и многие читают на финском. JVG, например. На английском – Alma.

Но ведь Финляндия остаётся страной, помешанной на метале?
Л: Возможно, но группы типа нас, HIM, Nightwish, Apocalyptica, Stratovarius уже отходят, а новые имена и назвать сложно. Просто никого нет! Один хип-хоп, рэп и поп кругом.

А почему? У вас есть объяснение?
Л: Не знаю. Всё циклично.Сейчас эта музыка является голосом молодёжи. Многие хип-хоп музыканты сейчас как рок-звёзды. И они круты. Кстати, многие мне нравятся: Future, Drake. Вообще-то они постоянно звучат в моей машине в Лос-Анджелесе, где я живу. И это здорово.

Может быть так происходит потому что рэп проще записать?
Л: Не думаю. Быть крутым рэп-артистом тоже сложно. А я таких встречал. Только даёшь ему тему – он начинает зачитывать, выдавать крутейшее флоу. Может быть забавным, может политически заряженным, что угодно!

Да, но я имел в виду, что рэперам не нужны инструменты, студия.
А: Да на самом деле чтобы что-то набросать, и рок-музыканту сейчас достаточно планшета.

Какое у вас самое первое музыкальное воспоминание?
Л: Знаю, звучит заискивающе, но это песня Аллы Пугачёвой "Миллион алых роз". Папа постоянно ставил её на виниле. Мне кажется, во многих песнях The Rasmus слышно влияние этой песни.
А: А у меня дома часто звучал шлягер (стиль эстрадной музыки – Прим. Ред.). А первый альбом, который я купил сам был Jimi Hendrix Experience. Это было умопомрачительно!
Л: А я – AC/DC - "The Razor‘s Edge" и Europe "The Final Countdown". Когда я это услышал – это было что-то!

Самое сумасшедшее проявление фанатской любви.
А: Татуировки, например, – обычное дело. Особенно в Латинской Америке. Я даже избегаю подписывания частей тела.
Л: Да, был как-то случай – подписал девчонке руку – через 20 минут прибегает со свежей татухой. Тату-салон был через дорогу от молла, где мы проводили автограф сессию.
А: Лет десять назад мы должны были играть в Мехико. Продали десять тысяч билетов, но шоу отменили из-за эпидемии свиного гриппа. Мы уезжали с площадки на маленьком автобусе и попали в пятитысячную толпу. Люди принялись раскачивать автобус, скандировать название группы, кричать. Это было безумие! Хорошо, хоть живы остались.
Л: Ещё бывают странные подарки. Вот в Москве, например, одна девчонка принесла деньги – 200 рублей. Ну мы такие: "окееей". В следующий раз приноси больше (смеется)!
Подсказывает пиар-менеджер: Дело в том, что эта купюра вышла совсем недавно, она новая.
Л: Ну все равно. Тащите любую валюту, мы всё возьмём.

Кстати, в своём "Инстаграме" вы выложили старую пиратскую кассету. Это тоже подарок?
Л: Нет, мы её подписывали на автограф-сессии.
А: На этой написано Golden Hits (Золотые хиты – Прим. Ред.), но у нас есть ещё одна – из Индии, она и вовсе платиновая. Самая крутая награда за всю нашу историю!
Л: Да, моя любимая!

Пора начинать коллекцию! Какая у вас мечта, связанная с музыкой?
Л: Ну... Мы сотрудничали со многими финскими музыкантами: HIM, Apocalyptica, Nightwish. Было бы здорово посотрудничать ещё с кем-то. В том числе с какими-то клёвыми музыкантами из России. С девушками, например (оба смеются). Может быть, это бы понравилось нашим фанатам из России.

А вы знаете кого-то из наших музыкантов?
А: Разве что Илью (Лагутенко – Прим. Ред.) из группы "Мумий Тролль".
Л: А вчера нам показывали группу девушек "Виагра".  Но не думаю, что мы подойдём друг другу.
А: Проблема в том, что нас четверо, а их – трое.

А ещё какие-то мечты, связанные с музыкой, есть?
А: В следующем году группе будет 25 лет. Вот если ещё 25 лет мы просуществуем, то будет здорово. Нам очень нравится путешествовать, играть музыку, общаться с фанатами. Даже по прошествии такого количества лет.
Л: Уже сложно представить себя на работе. Музыка стала нашим стилем жизни, большой её частью.

К слову, как вы думаете, плохо ли влияет на успех группы то, что её участники взрослеют? Тинейджерам ведь всё же нравятся сверстники.
Л: А вдруг кому-то старики нравятся (смеются)! Знаете, вчера у нас была автограф-сессия. Три часа и мы всё равно не успели дать автографы всем желающим, люди остались снаружи. И среди пришедших было очень много молодёжи!
А: Да, у нас есть и молодые, и взрослые фанаты.
Л: Возможно, взрослые не приходят на автограф сессии, но на концерты – да.

Тяжело проводить эти автограф-сессии?
Л: Ох! Пришлось три часа улыбаться для фото. В конце щёки уже болели.
А: Да, и я пришёл в номер, лёг, пытаюсь уснуть и такой (показывает будто с лица никак не сходит улыбка).

А что самое классное в жизни рок-звезды?
Л: Есть определённый цикл. Всё начинается с процесса написания песен, и это моя любимая часть. Это всегда начало новой главы. Потом идёт запись в студии. Думаю, по отдельности мы никогда не были сильны как музыканты.
А: Скорее, как группа.
Л: Да, между нами есть определённая химия, вживую мы тоже хороши. Так, потом следуют интервью, которые я, по правде говоря, не очень люблю.

Ну извините!
Л: Представьте, вчера мы провели 12 часов, раздавая интервью. И это только один день, а впереди ещё три! Это на самом деле тяжёлая работа.
А: Но потом идёт черёд тура, и это замечательное время. Мне оно нравится больше всего. Очень здорово знакомиться с людьми, другими культурами.

То есть вы не из тех, кто в туре отсиживается в гостинице?
А: Да, нам нравится знакомиться с культурой, едой и так далее.
Л: Я постоянно вытаскиваю себя из автобусов и отелей. Не важно, насколько я устал – всё равно иду гулять, в музеи, кафе, книжные магазины, разговариваю с фанатами. Это помогает понять, где, собственно, ты находишься.

В таком случае, был ли у вас шанс погулять по Москве в этот раз?
А: Да, вчера, например, сходили в милый итальянский ресторанчик.
Л: А в первую ночь мы сходили на Красную площадь, там была какая-то демонстрация, много полиции.