В сентябре "спортсменка, комсомолка и просто красавица" Наталья Варлей представила автобиографическую книгу "Канатоходка". Репортёр Metro встретился с Варлей и расспросил её как о книге, так и о жизни. Интервью Варлей даёт очень редко, но для Metro сделала исключение.

Несколько лет назад в интервью журналу "Интервью" вы сказали, что хотите написать "что-то вроде автобиографии" в том числе и по той причине, что "развелось много фальшивых биографий"...

Неприятная для меня тема. Да, такие "лжебиографии" были, есть и, к сожалению, будут даже после выхода книги, в которой факты моей биографии – первоисточник, а не собранные неизвестно где слухи. Но это только одна из причин написания книги. Мне очень захотелось ещё раз прожить мою жизнь – от рождения до сегодняшнего дня – со всеми радостями, горестями и ошибками. И рассказать о замечательных, дорогих для меня людях, встречи с которыми мне эта жизнь подарила.

Для меня хорошая книга – это книга, с первых страниц которой я начинаю визуально представлять всё, о чём пишет автор. С "Канатоходкой" это получилось. Какой главный критерий качества книги у вас?

Для меня важно, чтобы книга была прочитана не "по диагонали", а внимательно от начала до конца. Чтобы во время чтения не угас интерес. Книга достаточно длинная, и в ней не только истории из моей жизни и жизни близких мне людей, но и размышления. И главное в ней – не сюжет, а душа…

Любое творчество невозможно без обратной связи. Есть ли у вас человек, к мнению которого вы прислушиваетесь?

Конечно. Три человека прочитали книгу в первоначальной рукописи (ну, кроме сотрудников редакции, разумеется). Сначала прочитал мой младший сын Александр. И сказал настороженно: "Я думал, что книга только о тебе. А ты, оказывается, и о других пишешь…" Потом её прочитала Нелли Мурнова – первый редактор книги, человек очень близкий мне по духу. Она позвонила мне и сказала: "Хорошую книгу ты написала. Я и плакала, и смеялась…"

Ну, а третий человек, которому я доверила своё детище – Николай Лебедев, кинорежиссёр, мой друг. Мне было очень важно его мнение. А он, в результате, написал эмоциональный отзыв, который стал предисловием книги – это не было запланировано. Теперь буду ждать отзывов читателей.

Каждый второй мой знакомый знает о вас исключительно из-за роли в "Кавказской пленнице". А вы снялись в 61-м фильме. Вас это не смущает?

Ну, во-первых, вы человек молодой и у вас и ваших знакомых не всегда есть возможность познакомиться с другими моими кино- и тем более, театральными ролями. А "Кавказскую пленницу" и "Вий" показывают постоянно. Да и журналисты, когда обо мне что-то пишется или снимается, как правило на этих двух фильмах застревают. Нормально ли это? И да, и нет.

Нет – потому что есть у меня, к счастью, и другие интересные, сложные, профессионально сыгранные роли в фильмах: "Ливень", "Мой папа – идеалист", "Золото", "Волшебник Изумрудного города" и других. Сыграны роли очень разные.

Да – потому что в судьбах многих актёров есть роль-ярлык, по которой его в первую очередь знают. У Саши Демьяненко, моего замечательного партнёра, роль Шурика стала наваждением. Несмотря на прекрасные роли, которыми он гордился в хороших фильмах: "Мир входящему", "Сотрудник ЧК", "Карьера Димы Горина". А он до конца дней так и остался для многих зрителей Шуриком.

Я читал, что Демьяненко страдал от болезни сердца, но до конца своих дней никому об этом не рассказывал…

Да, к несчастью, о том, что у него больное сердце никто не знал. Перестройка. Как-то связи оборвались. Кино не снималось. Да и жил он в Петербурге. И был человеком крайне закрытым и интеллигентным, считал, что о своих проблемах рассказывать ни к чему. Конечно, всем миром собрали бы ему на операцию! А так – узнали только о смерти… Горько это.

В книге немало сказано о режиссёре Гайдае. Про него ходит очень много баек, одна из самых диких – про то, что он якобы дарил актёрам по бутылке шампанского за удачную шутку или трюк, который рождался прямо во время съёмок. Это правда?

Никогда и никому Гайдай не выдавал шампанское за придуманный трюк. Я догадываюсь, откуда взялся этот миф, который упорно распространяется. Моргунов однажды на творческой встрече придумал эту байку (он был большим выдумщиком), а один человек (не стану называть его фамилию) написал об этом в своей книжке. Не было этого. И шампанское в съёмочной группе никто не пил.

Вопрос, который до сих пор волнует меня как большого поклонника фильма "Кавказская пленница". Почему Шурик и Нина в конце фильма не покидают Кавказ вместе? Разве они не были влюблены друг в друга?

Нина приехала к дяде на каникулы. А потом уехала. А Шурик остался собирать фольклор. И потом – да, влюблены. Но так сразу вместе и уезжать?! Время было поцеломудренней.

Так.

Но… когда отъезжает машина, на шоссе – ни Шурика, ни ослика.

Вывод? Получается финал-то открытый.

Это означает – "может быть". Абсолютно кинематографический, гайдаевский ход…

В последние пару недель активно обсуждалась тема про несовершеннолетнюю девочку из Екатеринбурга, которой не продали книги классиков из-за маркировки 18+.

Да, я видела этот сюжет. А что тут можно сказать?! Человеческая глупость и необразованность! Как можно запрещать классику?! Хорошие книги нужно читать с детства! Как у Высоцкого: "Значит, нужные книжки ты в детстве читал…" Мои родители не запирали от меня шкафы. И основную литературу я прочитала с 4-х до 14-ти лет. Я считаю, чем больше хороших книг человек прочитает в детстве, тем быстрее он внутренне повзрослеет, тем больше у него шансов стать глубокой и содержательной личностью.

Как вы считаете, в России сейчас есть цензура? Или больше самоцензура?

Скорее, самоцензура, да и то не всегда. Потому что за свободу часто принимается вседозволенность. Не знаю, цензура или худсовет, но кто-то должен сказать тем, кто делает чудовищные ток-шоу на телевидении: "Что же вы делаете?! Когда прекратите развращать зрителей?!" Это же неприлично: по всем каналам ежедневно полощется грязное бельё известных (и совсем неизвестных) людей, какие-то ДНК, склоки, драки. И это в прайм-тайм. Когда у телевизоров дети!А мы рассуждали только что о запрете классиков в библиотеках!. Я почти всегда отказываюсь от приглашений на ток-шоу. Потому что заявляется вроде бы благородная тема, а потом "вываливается скелет из шкафа". Почему-то считается, что без "жареных фактов" будет скучно. А люди устали от грязи, льющейся с экранов!

Согласен, это плохо.

Журналистов надо обучать этике. Раньше неприлично было "перемывать косточки". А сейчас СМИ – как бабки-сплетницы на лавочке!

Вы говорили, что вас узнают. Давайте вспомним случай, когда вас в последний раз узнали и вам это было особенно приятно.

Сегодня. Ехала на презентацию книги и проскочили въезд. Сплошная двойная, а разворот далеко. Стоит полицейская машина. Подхожу, говорю: "Ребята! Опаздываем! Помогите! Можно нарушить?!" Узнали, заулыбались, говорят: "Только осторожно, пожалуйста!" Это приятно. Но вообще я не отношусь к числу актёров, которые, куда бы ни вошли, начинают громко разговаривать, чтобы их обязательно узнали. Я, наоборот, стараюсь, чтобы меня не заметили. В жизни хожу без макияжа. Узнали – ну и ладно. Нет – ещё лучше. Но всё равно часто узнают…А знаете, чем отличается это сегодняшнее "узнавание" от той, в юности, популярности?

Расскажите.

Вот мне говорят: "А мы Вас узнали!" Улыбаются. Я отвечаю: "Спасибо!" А мне в ответ: "Знаете, а мы Вас очень любим!" Вот это "мы Вас любим" - дороже всего! Потому что, наверно, в этом и есть смысл актёрской профессии. И я, когда оставляю на книгах или открытках автограф, чаще всего пишу: "С любовью Наталья Варлей". Это взаимообмен – любовью. Но особенно это ощущается, когда выходишь на сцену – с любовью – и зал откликается…

Кстати, о сцене и о фильмах. Может быть, озвучить роль, которую вы ещё хотели бы сыграть?

Скажу так: сыграть хорошую роль у хорошего режиссёра в хорошем фильме. Недосягаемая мечта!

Мы с вами беседуем за день до того, как Москва отметит 871-летие. Вы родились в Румынии, какое-то время жили в Мурманске. Считаете Москву своим родным городом?

Конечно! Папа – коренной москвич. Мама – ленинградка. Я большую часть жизни прожила в центре Москвы. Знаю все закоулки. Хотя из-за профессии отца (он был моряком) мы жили по нескольку лет и во Владивостоке, и в Мурманске. А родилась я вообще в Румынии. И зарегистрирована в консульстве в Констанце. Так у меня и в паспорте стоит. Но, когда мне был всего месяц, я уже вернулась с родителями в Москву.

Блиц! Считаете ли вы себя успешной и что вкладываете в понятие успех?

Не знаю, не знаю. Для меня важнее в профессии не сиюминутный успех, а любовь зрителей. И она, слава Богу, есть! А тот смысл успеха, который сегодня существует – это от меня далеко. Знаете, в православии считается, что, когда жизнь уже состоялась, человек свою миссию на земле выполнил и может уходить. Но, я думаю, что моя жизнь ещё не до конца состоялась. Что завтра – неизвестно. Но думаю, что ещё есть недосказанное, а значит, ещё есть отрезок дороги, который нужно пройти.

Последний поступок, за который вам было неловко?

Знаете, когда теряешь самообладание – потом всегда стыдно. Но на хамство, на подлость – по-другому реагировать трудно! Но вообще, конечно, нужно держать себя в руках.

Вы вспыльчивая?

Я? Да. Пожалуй, да.

Вы счастливы?

Ну… скорее да, чем нет. Что-то не состоялось в моей жизни – это да. Но в целом – счастлива.