Дизайнер из Петербурга Артём Иванов вместе с друзьями попал в новый корпус инфекционной больницы Боткина на Пискарёвском проспекте. Ребята контактировали с девушкой, у которой диагностировали заболевание, поэтому их отправили в инфекционку для проверки. В больнице Артёма посетила идея создать "глянцевый журнал о коронавирусе" – вместе с друзьями он даже придумал несколько обложек для подобного издания. Репортёр Metro узнал у петербуржца подробности.


ЖЁСТКОЕ ПРЕДПИСАНИЕ

– Сложно сказать, где заразилась наша подруга, – рассказал Metro Артём. – Изначально предполагалось, что это произошло вследствие её контакта с друзьями, которые ездили за границу, но у всех был отрицательный результат теста на коронавирус. С этой подругой мы общались целый вечер, но ещё до того, как у неё появились симптомы. Болезнь у подруги протекала в лёгкой форме – были сухой кашель и температура где-то в районе 37 градусов.

По словам Артёма, через неделю после встречи с подругой у той подтвердился диагноз. Ни у кого из ребят, кто общался с девушкой, не появилось симптомов коронавируса и не произошло резкого ухудшения самочувствия.

– Поэтому, когда узнали о диагнозе подруги, понимали, что вероятность того, что кто-то из нас тоже заболел, невелика, – подчеркнул Артём. – Больше переживаний доставило повышенное внимание со стороны контролирующих органов и принудительная госпитализация вместо самоизоляции по домам: всегда некомфортно, когда тебя выдёргивают из привычного ритма жизни.

Тут дискомфорта ещё прибавил тот факт, что нам не дали выбора. К моменту госпитализации мы боялись не столько вероятности заболеть, сколько возможных последствий для окружающих: например, что наших работодателей и коллег могут целиком отправлять на карантин, закрыть офисы, или что мы могли быть просто переносчиками и кого-то заразить из наших близких.

ОБЛОЖКИ BOTKINA


Попав в палаты Боткина, ребята вздохнули с облегчением и успокоились – теперь им оставалось лишь сдать тесты и со спокойной совестью вернуться домой. В больнице друзья лежали в разных палатах – по 1-2 человека в каждой, при этом выходить из них и пересекаться им запретили. Условия в больнице были отличными, проблемой был лишь очень сухой воздух – ребятам пришлось вешать мокрые полотенца на батареи и разливать воду под кровати. А чтобы разнообразить меню, они просили друзей "на воле" привозить им еду.

Однажды девушка Артёма, с которой он лежал в одной палате, приняла "модельную позу", и он её сфотографировал. Рассмотрев снимок, Артём счёл, что фотография неплохо смотрелась бы в глянцевом журнале – и тогда он создал первую обложку, придумав для неё заголовки о больничной жизни. Журнал петербуржец назвал Botkina и подключил к созданию новых обложек своих друзей.

– Каждый придумывал и делал фото для обложки самостоятельно. Условия ставил перед ними простые: что-то оригинальное, в больничном антураже, по возможности друзья принимали максимально модельные позы – первая обложка задала высокий стандарт. Я просил, чтобы никто не слал фото в общий чат, чтобы каждый выпуск был небольшим сюрпризом для всех.

На одной из обложек появилась фотография молодого человека, держащего в руках газету Metro (см. фотогалерею выше). Артём придумал к ней такие анонсы: "Ценные бумаги: как получить распечатку анализов на коронавирус; "Белое золото: собираем запас кефира для долгих вечеров"; "Мировой обвал: работает ли правило 5-и секунд для упавшей еды в инфекционном отделении?"; "Игра на понижение: как просить врача о досрочной выписке".

– Газету Metro принесла нашему другу медсестра – просто как жест доброй воли, – улыбнулся Артём. – У него появилась идея сделать фото с газетой в руках в образе загруженного человека, попавшего в больницу, но не меняющего своего ритма жизни.

Артём с горечью признался, что после публикаций обложек в СМИ появились предположения, будто ребята заплатили, чтобы попасть в "VIP-палаты" Боткинской больницы.

– Эти же люди утверждали, будто мы были при этом здоровыми и просто занимали чьи-то места в больнице. Скажу честно: мне довелось лежать в старом корпусе Боткинской, и это было страшное место. Я проведывал друзей в других городских больницах, и у меня не всегда оставалось приятное впечатление. Насколько я знаю, новый корпус больницы на Пискарёвке построили недавно, и он действительно сделан хорошо – палаты со своим туалетом и душем больше напоминают санаторий. Но выходить из этих палат нельзя, окна не открываются, везде магнитные замки, ключи есть только у персонала – инфекционное отделение как-никак, поэтому всё серьёзно и на высшем уровне. Например, нас даже не будили по утрам, чтобы измерить температуру – это делали тихо с помощью бесконтактных термометров. Полагаю, что по мере роста числа заболевших и заполнения Боткина людей будут класть и в другие больницы, так что, возможно, не всем так повезёт с условиями. Что касается обвинений, что мы занимали чьи-то места – мы этот вопрос тоже задавали не раз, но, увы, таким было решение Роспотребнадзора, принятое ради обеспечения безопасности.

САМОИЗОЛИРУЙТЕСЬ РАДИ ОБЩЕГО БЛАГА!


После того как ребят выпустили из больницы, их отношение к распространению коронавируса в мире сильно изменилось.

– Хоть больница у нас была и приятная, но дома всё равно лучше, а проходить через всю нервную процедуру надзора и госпитализации повторно совсем не хочется. Тяжело стало контактировать с людьми: после нескольких тестов ты точно знаешь, что не болен, но не можешь быть уверен насчёт любого встречного.

Артём сетует, что многие легкомысленно относятся к режиму изоляции, не воспринимая всерьёз тревожные звоночки из стран, где свирепствует коронавирусная инфекция, а число умерших исчисляется тысячами.

– Особенно странно после выписки было видеть толпы людей в городе, как они прижимаются друг к другу в очередях и беззаботно жарят шашлыки большими компаниями на фоне новостей из Италии и других проблемных регионов. Люди абсолютно не осознают возможных последствий своих действий, и одного простого факта: лекарства нет. Если ты заболел, тебе не дадут таблетку, от которой ты выздоровеешь. Ты просто будешь лежать, пока твой организм не справится с болезнью, если он сможет справиться, конечно. Мы видели это на примере нашей заразившейся подруги (ей повезло, она поправилась). Болеть и быть заразным можно и бессимптомно, и не факт, что людям, с которыми ты имеешь контакт, например, твоим родным в возрасте или друзьям с более слабой иммунной системой, повезёт так же легко справиться с болезнью, как тебе. Увы, даже сейчас я вижу людей, которые беспечно относятся к ситуации и не соблюдают банальные меры предосторожности, и больше переживаю, что ничего, кроме их личного опыта, не сможет до них донести всё это.

Петербуржец считает, что самый действенный метод защищаться от таких беспечных людей – сидеть дома и ни с кем не контактировать, пока рост больных не пойдёт на спад.

– Я не призываю бояться или паниковать, я предлагаю перестраховаться, потому что хочется нормально жить и нормально работать, выходить на улицу и не боятся трогать дверные ручки. И чем быстрее каждый из нас возьмет на себя ответственность и самоизолируется, тем быстрее мы вернёмся к нормальной жизни!