В ночь с 25 на 26 октября 1917 года в Зимнем дворце Петрограда было низложено и арестовано Временное правительство. Ключевое событие Октябрьской революции в народном сознании во многом до сих пор рисуется мифами. Metro рассказывает о некоторых легендах и интересных фактах критической для страны ночи. Их прокомментировала доктор исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории РГПУ им. Герцена Юлия Кантор.

На самом деле никакого штурма дворца не было

Фактически никакого штурма, толпы возбуждённых людей, с боем врывающихся в Зимний, не было. Дело решила посланная из Смольного группа Владимира Антонова-Овсеенко, по разным данным, состоящая из 9–12 человек.

– Группа попала во дворец со стороны Дворцовой площади, через единственную открытую дверь – подъезд Её Величества, – рассказывает Юлия Кантор. –  Её просто забыли запереть. Революционеры поднялись по маленькой лестнице, а отнюдь не по парадной, Иорданской, что показана в фильме Эйзенштейна. Никто не лез и по решётке ворот Зимнего. Люди Антонова-Овсеенко не знали внутреннего устройства дворца. Поплутав по дворцу, они вышли в Малахитовый зал и увидели свет из Малой столовой, где и находились министры Временного правительства. Там Антонов-Овсеенко произнёс сакраментальную фразу, вошедшую в учебники: "Именем Военно-революционного комитета объявляю вас арестованными".

Почему до роковой ночи в Зимнем уже были раненые

В Зимнем дворце с 1915  года был Лазарет имени наследника цесаревича Алексея. Госпиталь на 1000 коек был предназначен только для тяжело раненных солдат (именно солдат, не офицеров). Под него были отданы все парадные залы, кроме Георгиевского.

– Таким образом, – говорит Юлия Кантор, – демонстрировалась близость императорского дома к народу, популяризировался имидж Романовых, поднимался боевой дух. Императорская семья переехала в Царское Село. Госпиталь был оборудован по последнему слову медицинской науки. Там проводили уникальные операции. В лазарет свозили людей с тяжёлыми челюстно-лицевыми травмами, повреждениями позвоночника. На момент штурма в госпитале находилось, вероятно, около 800 пациентов. По воспоминаниям известно, что некоторые выздоравливающие вступали в бой с "гостями" Зимнего. В ход шли даже судна.

Первый сигнал дала не "Аврора", а Петропавловка

Пробольшевистски настроенный гарнизон Петропавловской крепости ночью 25 октября вёл огонь по Зимнему из пушек боевыми снарядами, зная, что во дворце лежат беспомощные раненые солдаты.

– Большевики осенью организовали в Петропавловской крепости, в арсенале которой было около 10 тысяч стволов, полевой штаб восстания, – рассказывает Юлия Кантор. – Им восставшие и воспользовались. С Нарышкина бастиона вестовая пушка дала сигнал крейсеру "Аврора", который после этого холостым выстрелом из "орудия №1" оповестил столицу  о начале восстания. "Аврора" наделала много шума, а реально "старт" дала Петропавловская крепость. Обстрел с неё шёл недолго – около получаса. А на следующей день после переворота команда "Авроры" была вынуждена выступить в прессе с опровержением слухов о том, что она якобы тоже вела огонь по Зимнему дворцу боевыми снарядами.

Женщины в обороне не участвовали

Налаженного сопротивления Временное правительство организовать не смогло. На момент переворота в Зимнем дворце остались лишь единичные юнкера.

– Женский батальон вечером 25 октября был отпущен Временным правительством. Рассказы об изнасилованиях я считаю преувеличением, – говорит Юлия Кантор. – В ночь с 25 на 26 октября 1917 года в Зимнем погибло несколько десятков человек в результате краткого обстрела с Петропавловской крепости и в ходе перестрелок. Их устроили несколько отрядов по несколько человек, которые также проникли в здание, но, видимо, не по той лестнице, по которой шёл отряд Антонова-Овсеенко.

Позорного побега Керенского не было

Достаточно прочно в народной памяти укоренился миф о том, что накануне восстания из Зимнего дворца в платье сестры милосердия сбежал министр – председатель Временного правительства Александр Керенский.

– В ночь с 25 на 26 октября Керенского во дворце действительно не было, – утверждает Юлия Кантор. – Он, надеясь на свои ораторские способности, совершенно открыто уехал в район Гатчины поднимать войска на защиту Временного правительства днём 25-го. Миф родился из-за соседства правительства с госпиталем, когда выяснилось, что среди арестованных министров Керенского нет.

Разграбления дворца не произошло

Урон дворцу со стороны проникших в здание нанесён был, но незначительный. Больше дворец пострадал от снарядов, пущенных из Петропавловки.  

– Урон от агрессивных "пришельцев" был небольшой: ручки отвинтили, хрустальные подвески сняли, срезали обои, – перечисляет Юлия Кантор. – Но надо помнить, что с лета 1917 года, когда в Зимний въехало Временное правительство, туда ходило большое количество разных людей. Установить, что было украдено летом 1917-го, а что в октябре, уже невозможно.