В Библиотеке им. Н. А. Некрасова полным ходом идёт оцифровка изоматериалов XIX–XX веков, в том числе и фантиков от всеми любимых в те времена конфет. Редактор проекта "Электронекрасовка" Илья Старков рассказал Metro, что на самом деле скрывалось за яркими обёртками.

Carnival bonbons
"Для внутреннего рынка конфеты "Моссельпрома" имели характерные для 1920-х годов названия: "Ильич", "Дзержинский", "Индустрия". Но экспортная продукция была с более колоритным визуальным языком, как, например, эти конфеты Carnival bonbons".

"Карамель Бабаева"
"Имя Петра Бабаева ассоциируется с "бабаевским шоколадом". Однако Бабаев был не кондитером, а профессиональным революционером: он участвовал в трёх российских революциях. В 1920 году после его смерти от туберкулёза его именем была названа кондитерская фабрика Абрикосова в Москве, а также выпущена именная карамель".

"Выставочная"
"Пролетарий как новый титан на олимпе нового быта, с соответствующей атрибутикой и колесом, уже не от колесницы, а от трактора. Такой мотив изображён на обёртке карамели "Выставочная".

"Нэпман"
"Карамель "Нэпман", выпускаемая в 1920-е годы кондитерской фабрикой Вятского губпотребсоюза, должна была выставить в негативном свете "типичного дельца" в эпоху НЭПа".

"Раковые шейки"
"Эти конфеты вместе с "Гусиными лапками" и "Утиными носами" производились на фабрике А. И. Абрикосова ещё при царской России. В 1920-х после национализации фабрики "Раковые шейки" начинают производить на экспорт под названием Lobster, с гордой припиской Made in USSR (Russia)".

"Всеобуч"
"Грамотный, обучи неграмотного!" – такой лозунг мог прочитать пролетарий, научившись читать и купив карамель "Всеобуч", выпускавшуюся в городе Ейске. Кампания "Всеобуч" была одной из задач первой пятилетки (1928–1932 годы), её целью была ликвидация массовой неграмотности".