В столичном аэропорту "Шереметьево" мужчину не пустили на борт самолёта из-за толстого кота.

Как пишет на своей страничке в Facebook Михаил Галин, он вместе со своим питомцем по кличке Виктор направлялся из Риги во Владивосток через Москву. В рижском аэропорту хозяин и кот благополучно прошли на борт самолёта и приземлились в российской столице.

– На взлёте и посадке Виктору было хреновато от перепада давления и я весь полёт (а он, по сути, и состоит из взлёта и посадки) закрывал ему уши и вытирал слюни, которые текли ручьями по всему коту, моим рукам и переноске.
Кот не понимал что происходит и жалобно заглядывал в глаза в поисках ответа,  – пишет Михаил.

На ветеринарном контроле в Шереметьево в паспорте животного поставили штамп, после чего Михаил отправился на стойку регистрации. Там выяснилось, что кот набрал непозволительные лишние 2 кг.

– Рулетка очереди направила нас к самой ответственной сотруднице аэропорта, которая с сантиметровой лентой перемерила все измерения багажа (первый раз за мои 300+ перелётов), несколько раз поместила каждую сумку на весы и сообщила что кот тоже будет взвешен. Контрольное взвешивание показало, что животное отъелось до непозволительных для перевозки в салоне 10 кг. После чего, дама торжественно объявила что кот отправляется в багаж, – рассказывает он.

Он попытался объяснить, что животное не долетит живым в багаже, однако сотрудница категорически отказалась нарушать правила и "брать на себя ответственность за 2 лишних кг Виктора в салоне самолёта она не собирается". Однако хозяин питомца решил не отчаиваться и снялся с рейса. Затем он нашёл кошечку-дублёра Фиби с меньшим весом. Правда, билеты он смог приобрести только на следующий день: "за бонусные баллы, но днём позже и в бизнес-классе".

В итоге и Михаил, и кот Виктор благополучно получили посадочный талон и долетели до дома.

– Сидя в пассажирском кресле, когда все скитания остались позади, хотелось подозвать стюарта и заглядывая в душу процитировать классическое "Мальчик, водочки нам принеси, мы домой летим". Добрались без приключений), – заключил Михаил.