Торжественный молебен у главного входа, велеречивые обороты   выступающих ("милостивые государи", "музЭй") и лёгкий очаровательный акцент... Во вторник в центре Москвы образовался островок эмиграции. Здесь собрались потомки белых офицеров, дворян, писателей – главным образом тех, кто составлял первую, пореволюционную волну эмиграции, наиболее масштабную в истории XX века.  

"Музей открылся в День пограничника. Это символично, ведь у русского мира нет границ".  
Александр Кибовский, руководитель Департамента культуры Москвы

Красивое 4-этажное здание музея выросло во дворе Дома русского зарубежья имени Солженицына за три с половиной года. Уже в холле на стене выведена надпись: "Мы не в изгнании, мы в послании".  Так высказывалась русская эмиграция о своей миссии за рубежом. Поначалу никто не ведал, что покидает Родину навсегда. Эмигранты подолгу не распаковывали чемоданы, они были уверены: скоро большевиков прогонят и можно будет вернуться домой. Разочарование пришло спустя годы и оказалось жестоким: большинству суждено было умереть там, на чужбине.   

Чемодан в музее – главный образ русского исхода. Всего же здесь около 1200 экспонатов. Абсолютно все – подлинные. Вот, например,  эмалированные кружки-ведёрки 1896 года. Они были изготовлены для раздачи по случаю коронации Николая II и стали одной из причин страшной ходынской давки. Многие в эмиграции хранили эти кружки как память о России и последнем государе-императоре.

А вот привезённый из Австралии фрагмент вязаного пледа, который принадлежал цесаревичу Алексею и был найден в Ипатьевском доме после расстрела царской семьи. Рядом – присланная из Лондона траурная вуаль Марии Фёдоровны, жены Александра III, матери Николая II. Этот предмет гардероба связывают со статусом вдовствующей императрицы. Гибель сына она не признавала, запрещая служить молебен за упокой его души.

О революции 1917 года напоминает подвеска люстры из Зимнего дворца. Она откололась при выстреле "Авроры" и была сохранена неизвестным юнкером.

Отдельная экспозиция музея посвящена Солженицыну. По личным вещам можно проследить маршруты его скитаний, в том числе в пору 20-летнего изгнания. Офицерская полевая сумка – постоянный спутник Александра Исаевича со времени военной службы во всех путешествиях, в том числе в период жизни в Рязани в 60-е годы. Нобелевский диплом – это уже 1970 год, Солженицын только перебрался в Москву. Очки в толстой оправе – Цюрих, 1974 год, начало ссылки. Коротковолновый приёмник Sony – им диссидент пользовался ежедневно в 80-е, когда жил в американском Вермонте.

– Русские проживают в 98 странах мира, – напоминает директор Дома русского зарубежья Виктор Москвин. – Это 30 миллионов наших соотечественников. Во многом для них и создан этот музей. 

100 тысяч посетителей планирует принять в этом году Музей русского зарубежья.