В ходе заседания судья Лариса Семёнова зачитала заявление адвоката Андрея Клена, представителя главы "Роснефти", который по делу проходит свидетелем. Из него следует, что Игорь Сечин не смог явиться на процесс из-за командировки в Италию, она у него выпала как раз на 27 и 28 ноября. Глава нефтяной компании проходит по делу свидетелем. Следствие считает, что Алексей Улюкаев вымогал у Игоря Сечина 2 миллиона долларов за помощь в проведении сделки по приватизации компании "Башнефть".

После неявки свидетеля защита обвиняемого попросила вернуть дело в прокуратуру, однако судья ходатайство отклонила и перешла к допросу Алексея Улюкаева. Он подтвердил, что в августе 2016 года, занимая пост министра экономического развития, публично высказывался о нецелесообразности приватизации "Башнефти" "Роснефтью", так как обе компании "прямо или  косвенно контролируются государством".

– Но если закон допускает, то я не мог его игнорировать, что и указал в докладах президенту России, – объяснил он своё последующее решение дать положительное заключение на совершение сделки.

Игорь Сечин в своих показаниях сообщил, что за это  решение Алексей Улюкаев и вымогал у него взятку. Сумму он якобы  обозначил во время их встречи на саммите глав государств БРИКС в Гоа. Сам обвиняемый эту информацию отрицает и обвиняет Сечина в лжесвидетельствовании.

– Он сказал, что я могу проделывать дырочку в лацкане пиджака, намекая, что получу государственную награду за приватизацию "Башнефти", – передал он содержание беседы. – И ещё пообещал угостить вином, которое я ещё никогда в жизни не пробовал.

Следующая их встреча состоялась через месяц в Москве, во время которой Сечин передал Улюкаеву сумку с двумя миллионами долларов, после чего министра арестовали. Обвиняемый уверяет, что о деньгах не знал.

– Сумка весила где-то пятнадцать килограммов, я решил, что там то самое вино, о котором говорил Сечин, – рассказал подозреваемый, отвечая на вопросы прокурора.

Улюкаев утверждает, что подвоха он не заметил, так как глава "Роснефти" и раньше делал ему подарки – часы, макеты буровых вышек.

– Это было нормой делового этикета со стороны главы "Роснефти", – пояснил он.
Однако на вопрос, почему, соблюдая этикет, Улюкаев не поблагодарил  Сечина (следователь понял это из расшифровки прослушки), обвиняемый ответить не смог.