Электрик "Кофемании" Александр Вилюнов рассказал, что после посиделок футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, ему передали для ремонта стул, у которого была вырвана спинка, передаёт корреспондент Metro из зала суда.

– Увидел шумную компанию отдыхающих молодых людей, когда пошёл менять лампочки на веранде. Их было около 10 человек. Молодые люди разговаривали на повышенных тонах, громко смеялись. Сотрудники кафе пытались успокоить их, но у других посетителей не было особо претензий, – рассказал электрик в суде во вторник. – Драки не видел, было много ругани и криков. Я никого не разнимал, только следил, чтобы не портили имущество. Компания выясняла отношения с двумя посетителями, которые сидели в углу. Потом я вывел компанию через запасной выход. Было уже утро. Кто-то из нашего персонала вызвал полицию. Позже наш менеджер передала мне стул и сказала, что нужно его отремонтировать. Я всё сделал за 40 минут и передал стул официанту. Потом приезжала полиция, меня опросили по поводу этого стула.

По словам второго свидетеля, посетительницы кофейни Екатерины Навровской, компания Кокорина и Мамаева вела себя крайне шумно, из-за чего девушка пересела в противоположную часть зала.

– В этом кафе у меня была назначена встреча с подругой. Было около 9:30. Напротив меня сидели подсудимые. Компания вела себя крайне шумно. Я пересела в противоположную часть зала. Пришла подруга. Мы услышали звуки бьющейся посуды, возню. Я запомнила только двух - парня с татуировками (Мамаева -прим.) и Кокорина. Была ещё девушка одна, которая вела себя неподобающе, показывала непристойные жесты. Мне показалось, что это компания из 90-х. Когда были бандитские группировки. Девушки садились на колени к молодым людям. Кто-то вскользь бросил в мою сторону: ну тетя, чё ты сюда смотришь? Ещё и поэтому я пересела, – рассказала Екатерина.

По словам девушки, нельзя сказать, что подсудимые были очень пьяными, но вели они себя громко.

– У меня возник диссонанс, как в таком кафе может быть такая публика. Чувствовалось, что у этой компании недостаток воспитания. Я не понимаю, зачем так эпатировать. Мужчины в этой компании вели себя громче, чем девушки. Поведение было не агрессивным, но внешне экспрессивным. Сам конфликт я не видела. Только слышала. И видела, как менеджер яростно выговаривал одному из официантов: "ну что вы, не могли предотвратить?" Когда мы уходили с подругой, их уже не было. Но через основной вход они не выходили, – рассказала она.

Адвокат Андрей Ромашов, представляющий интересы форварда "Зенита" Александра Кокорина спросил у Екатерины, как её нашли следователи.

– Моя мама проявила недальновидность и позвонила на 1 канал, сказала, что я была свидетелем этого конфликта, – ответила она. – Мне позвонили и разговор по телефону пустили в прямой эфир. Меня даже не спросили. Ну а потом меня позвали на интервью, а уже после мои контакты дошли до следователя.

Когда свидетель выходила из зала суда, один из подсудимых сказал: “Маме привет”.

Прокурор предложила занести эту фразу в протокол.