С Конюховым Ирина встретилась в гостях у друга Шукшина, Анатолия Заболоцкого, в 1995 году. У Фёдора за плечами были десятки экспедиций. Бородатый романтик, "человек эпохи Андрея Рублёва", как описывала его позже супруга, покорил 34-летнюю Ирину, которая жила в совершенно другом мире. Она работала над диссертацией по праву.

– У нас стремительно развивались отношения, – рассказала Metro Ирина.  – Любовь с первого взгляда. На первом свидании признание в любви и предложение руки и сердца.

Обещания подарить ей новый мир, которыми Фёдор засыпал возлюбленную, он сдержал. После свадьбы они отправились пересекать Атлантику на яхте. Ирине было интересно посмотреть на мир путешественника, но пришлось столкнуться с серьёзными трудностями.

– Представляете, когда понимаешь, что у тебя морская болезнь, а ещё 22 дня идти? – объяснила супруга Конюхова. – Но Фёдор подсказал, что нужно делать. Он сказал: "Глубоко дыши, смотри за горизонт и увидишь красоту". И всё получилось.

После супруга путешественника сходила с ним ещё в три экспедиции: ещё раз через Атлантику и дважды на верблюдах через пустыню. – в последней экспедиции с ними в плетёной корзине был их трёхлетний сын. Но потом Ирина стала путешествовать с мужем лишь мысленно. Сейчас она посвящает себя семье, работе в Российской академии правосудия, написанию книг и молитвам о благополучии супруга. Однажды он пообещал ей, что будет путешествовать до 2043 года и до этого момента точно не погибнет, но всё равно каждый раз тревожно. Раньше Ирина сильно переживала: пцлакала в подушку, просила Фёдора остепениться, но теперь "научилась ждать без страстей".

– В день, когда он приезжает, я должна быть дома. Первые три дня мы не выходим, это время наше.

Но потом всё возвращается на круги своя и ждать приходится самому Фёдору.

– Когда он дома, он, конечно, скучает, если я ухожу. У нас в Швейцарии был случай. Я была там по работе, а Фёдор приехал после экспедиции по Аляске. – вспомнила Ирина. – Я утром уезжала работать, а он был дома и писал картины. Он так и писал в дневнике: "Вот Ирочки сейчас нет, но я напишу картину и пообщаюсь с ней".
Тогда за пару недель Фёдор Конюхов написал шесть портретов своей жены.