Несколько дней назад вся Москва была потрясена историей парня, который 10 лет находился в сексуальном рабстве у педофила и не выходил из его комнаты.

Чудовищная история
В 2007 году в Москве пропал и был объявлен в федеральный розыск 9-летний Андрей П. с Украины. Как сообщает Первый канал, отношения в семье мальчика были непростые – он не мог ужиться с сожителем матери и иногда убегал из дома. После последнего такого исчезновения мальчика не могли найти 10 лет. А на днях полицейские встретили на улице мужчину со странно одетым парнем. Документов у юноши не оказалось, а в разговоре с правоохранителями выяснилось, что этот самый мужчина, Эдуард Никитин, 10 лет назад заманил его к себе домой и с тех пор удерживал у себя в комнате, скрывая от окружающих. Парень жил за перегородкой, где Никитин даже установил биотуалет. Педофил регулярно, по версии следствия, насиловал мальчика. На улицу выпускал редко, в школу ребёнок не ходил вовсе. Андрей отстаёт в развитии от сверстников, с трудом может читать и писать.

Эту травму не излечить
Мы поинтересовались у ведущего научного сотрудника Центра психического здоровья, психиатра Александры Бархатовой, можно ли вернуть Андрея к нормальной жизни. По мнению специалиста, это невозможно:
– Восполнить утраченное за все эти годы невозможно. С 9 до 19 лет – это же самый трудный возраст, возраст взросления, формирования личности. У него оно могло происходить только в среде определённого ограничения и насилия. Во-вторых, утрачены любые адекватные, гармоничные социальные контакты. А сексуальное насилие  для него теперь больше норма, чем патология. Всё, что можно сейчас для него сделать, – стараться вернуть в приличное психическое состояние. Для этого нужна грандиозная согласованная и длительная работа психиатров, психологов и социальных служб, которая, возможно, поможет вернуть эту личность в социум, несмотря на отсутствие навыков социальных коммуникаций. Помощь нужна ему также для того, чтобы у него не формировались длительные депрессивные состояния, чтобы при сравнении того, что с ним происходило, и того, что принято в обществе, у него не возникали мысли о суициде, которые закономерны и должны будут возникать. Чтобы он смог попытаться найти себя. Он скорее сможет создавать видимость обычной жизни, чем жить ею.

Кто поможет
Матери Андрея, по информации СМИ, нет в живых. Поэтому, хоть несчастный юноша уже и достиг совершеннолетия, ему явно необходима помощь со стороны: в лечении, в реабилитации, в получении жилья, образования и хоть какой-нибудь работы. Мы попытались узнать, кто может Андрею эту помощь оказать или хотя бы знает, как должна сложиться дальнейшая судьба человека в такой ситуации.
 Для начала обратились в аппарат главного уполномоченного по правам человека в России Анны Кузнецовой.
– Это не наша тема, потому что речь идёт о совершеннолетнем человеке, – ответили нам в пресс-службе. – К тому же никто к нам не обращался, а омбудсмены работают по факту обращения.
"Взрослый" омбудсмен РФ Татьяна Москалькова ответила примерно так же:
– Ко мне никто не обращался, омбудсмен работает по обращениям.
Правозащитница предложила попробовать перезвонить ей через день-два, но к телефону больше не подошла.
Мы взялись обзванивать депутатов, входящих в комитет Госдумы по труду и социальной политике.
– У меня нет мнения, об этом случае услышал от вас, – заявил председатель комиссии Ярослав Нилов. – И считаю, что, вообще, чем меньше внимания привлекать к трагедии несчастного мальчика,  чем меньше об этом говорить, тем ему легче будет.
Для депутата Николая Коломейцева наш рассказ о судьбе Андрея тоже стал новостью.
–  Позвоните кому-то другому, – ответил он. – Я не знаю об этом мальчике, мне интересно комментировать темы, о которых я знаю.
– Но человек нуждается в помощи... – попытался возра­зить репортёр Metro.
– У меня 4,5 миллиона тех, кому я помогаю: операции делаю, ищу спонсоров, в институты устраиваю, плачу... Ну, в общем, поверьте, сейчас депутатов, которые не помогают, крайне мало.
Депутат Олег Шеин тоже не стал вникать в ситуацию:
– Вам надо найти того, кто эту ситуацию отслеживает. Это требует времени, я не смогу этого сделать оперативно.
А вот член Общественной палаты РФ Элина Жгутова, хоть и услышала об истории Андрея от нас впервые, равнодушной к ней не осталась:
– Я связалась по этому вопросу с Департаментом соцзащиты, они готовы им заниматься, у них есть дом для бездомных, но надо разобраться с его гражданством.
Узнать более конкретно, на какую помощь департамента может рассчитывать парень, в том числе если он гражданин Украины, нам не удалось: в ведомстве не готовы отвечать на вопросы, пока следствие выясняет обстоятельства дела.
Но в результате люди, готовые помочь безоговорочно, всё же нашлись – движение "Альтернатива", борющееся с современным рабством.
– Помощь этому человеку – дело омбудсменов, – заявил руководитель движения Олег Мельников. – И им надо отложить бюрократию и не ждать каких-то обращений, а действовать с точки зрения гуманности! Мы ограничены в средствах, не получаем грантов, но, если омбудсмены не помогут, мы готовы предоставить Андрею помощь психолога и юриста.